Противодействие вступлению Киргизии в ТС чревато очередным кризисом
12.11.2014 | Дмитрий ИСАЕВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Несмотря на то, что решение о вступлении Кыргызстана в Таможенный союз уже официально принято республиканскими властями, данная проблема остается предметом борьбы между сторонниками и противниками евразийского интеграционного проекта. Опыт последних лет показал, что отношение к ТС в республике может меняться очень быстро и существенно. Согласно опросу ЕАБР, проведенному в 2013 году, вступление страны в союз поддерживало 72% жителей, а в начале 2014-го уровень поддержки сократился до 50%, в то время как против вступления стали выступать 30% опрошенных. Здесь, конечно, сказалась ожесточенная кампания против ТС со стороны прозападных изданий. Аудиторию пугали резким ростом цен после принятия новых таможенных пошлин, сокращением реэкспорта китайских товаров, который играет большую роль в экономике страны, исчезновением с рынка популярных западных товаров.

Однако к концу лета, по данным исследований, проведенных по заказу аппарата президента, ситуация снова изменилась: уровень поддержки ТС достиг 62 %, доля же его противников сократилась до 23%. Наибольшая поддержка ТС зафиксирована в Баткенской (до 90%), Джалал-Абадской (80%) и Таласской областях (71%). Также создается впечатление, что именно в течение прошедшего лета позиция республиканских властей по вопросу о ТС окончательно определилась и в ней исчезли элементы лавирования.

Очевидно, что колебания общественных настроений, подобные описанным выше, есть результат противостояния различных групп, стремящихся повлиять на вектор развития страны. Конечно, пока борьба не всегда публична, однако доступные данные позволяют разглядеть некоторые контуры идущих процессов.

Важно понимать, что «просоюзные» настроения так и не стали доминирующим дискурсом из-за отсутствия какой-либо систематической пропаганды интеграционных идей со стороны евразийских структур, либо же чёткой разъяснительной кампании выбранного внешнеполитического курса со стороны правительства. Противники ТС часто заявляют о своей борьбе с некоей систематической «пророссийской пропагандой», но на деле речь идет о войне против ветряных мельниц.

Да, в Центральной Азии немалой популярностью пользуются российские телеканалы, российские развлекательные и новостные программы. Но этот «контент» практически не связан с проблемами интеграции, да и большинство из российских СМИ не ставит перед собой какие-либо идеологические цели, связанные с освещением российской политики и интеграционных проектов. И регион, и собственно Киргизия находятся на периферии внимания российских телеканалов.

Этой проблеме была посвящена, в частности, прошедшая в октябре в Бишкеке конференция «Общее информационное пространство СНГ: миф или реальность?», участники которой критически проанализировали информационную политику стран ТС в Центральной Азии, а также самого республиканского правительства, которая, по мнению многих, часто недостаточна. По сути, нет активного диалога с обществом о выбранном политическом курсе, вследствие чего возникает информационный вакуум, который часто, по мнению участников конференции, заполняют «слухи» и «страшилки».

Присутствуют и серьезные недостатки в работе экспертного сообщества: «Нехватка профессиональных экспертов, которые давали бы глубокие оценки экономических эффектов интеграции, не позволяет раскрыть цепочку плюсов от интеграционных процессов. Ангажированность и субъективный подход к оценке происходящих событий приводит к тому, что информация неинтересна журналистам, которые должны в доступной форме донести ее до аудитории», – заявила в ходе конференции сотрудник сектора экономического развития постсоветских стран Института экономики РАН Аза Мигранян.

Отдельные информационные акции в поддержку ТС в республике не носят пока системного характера, так как инициатива чаще идет снизу без какой-либо видимой координации со стороны правительственных структур. Примером может служить агиткампания фонда «Евразийцы – новая волна» среди работников бишкекского рынка «Дордой», ведущаяся с разъяснением плюсов от вступления КР в ТС для малого бизнеса. «Дордой» считался одним из социальных оплотов «антисоюзных» настроений, так как основной сферой деятельности многих работающих там предпринимателей является рекэспорт китайской продукции, перспективы которого после вступления в ТС резко ухудшатся. Однако активистам фонда удалось собрать среди работников рынка значительное число подписей в поддержку интеграционного проекта, что стало для некоторых республиканских СМИ едва ли не «бомбой».

Между тем в Кыргызстане есть организованная оппозиция вступлению в ТС и ЕАЭС, важную роль в которой играет сообщество работников зарубежных НКО и ряд политиков-оппозиционеров. По республике ходят самые разнообразные слухи, многие даже говорят о том, что «антисоюзные» силы готовят новый «майдан» по образцу украинского, чтобы свергнуть действующую власть и резко изменить политический курс. Говорят об этом уверенно, но, впрочем, уже очень давно. Рассказывают о финансировании, называют фамилии популярных оппозиционных политиков Равшана Жээнбекова (лидера «Национального оппозиционного движения») и Омурбека Абдрахманова, которых в прессе порой именуют «проамериканскими».

Гадать о конспиративной работе, если таковая ведется, – дело неблагодарное, но, судя по многим признакам, революция «отменилась» из-за банальной нехватки средств. Согласно информированным источникам, американские спонсоры разочаровались в эффективности кыргызской политической оппозиции и лишили ее финансирования.

Рассказывают, что первый конфликт произошел еще весной, когда, несмотря на выделение средств, оппозиционным группам, включая НОД, так и не удалось провести в Бишкеке массовые акции протеста. Прошедшие митинги и шествия имели небольшую численность и вообще не слишком впечатлили наблюдателей. И якобы еще в ходе весеннего визита в Бишкек Ниши Бисуол, помощника госсекретаря США по странам Южной и Центральной Азии, американские дипломаты из ее окружения имели неофициальный нелицеприятный разговор с некими представителями оппозиции о нецелевом расходовании средств.

Новый скандал произошел уже в мае и частично попал в публичное пространство. Речь идет о визите в Киев Р. Жээнбекова и его встрече с Д. Ярошем, лидером радикального «Правого сектора». На этой встрече, по сообщениям некоторых источников, обсуждался приезд в Бишкек группы украинских боевиков-националистов с целью подготовки киргизских радикалов к участию в уличных столкновениях. Примечательно, что Жээнбеков и Ярош решили замаскировать этот визит под акцию «культурного сотрудничества между КР и Украиной». Информационный повод был, что называется, налицо – на июль в Бишкеке планировалось открытие мемориальной доски Тараса Шевченко на улице его же имени.

Трудно сказать, произошла ли накладка или союз двух организаций очень уж не устроил чьи-то спецслужбы, но так или иначе информация о содержании конфиденциальной беседы попала в СМИ, как и сообщения о том, что визит Жээнбекова осуществлялся при поддержке НКО National Endowment For Democracy, финансируемой Госдепом США. Можно предположить, что вся эта история была воспринята партнерами кыргызстанских оппозиционеров в Вашингтоне без всякого понимания, что привело к окончательному замораживанию финансирования.

Действительно, летом 2014 года ряд людей из окружения того же Жээнбекова стали жаловаться на нехватку денег и искать способы дополнительного приработка. Случайное совпадение? Это, как говорится, вряд ли…

Впрочем, подчеркнем, что проверка всех этих сообщений и установление конкретных участников оппозиционных групп, поддерживавших контакты с зарубежными спонсорами, если таковые имели место, – дело самого республиканского гражданского общества. В рамках данной статьи мы лишь оцениваем общие тенденции и их влияние на политический климат в республике.

Кроме того, противники вступления в Таможенный союз столкнулись с ощутимыми проблемами внутри республики. Их агитационные поездки по регионам стали все чаще стали сопровождаться неприятными инцидентами. В частности, в июне попытка партии «Эркин Эл» и ее лидера Мавляна Аскарбекова провести в Баткене собрание, направленное против ТС («Курултай нового поколения»), завершилась конфликтом с местными жителями. Аналогичным образом было сорвано выступление Р. Жээнбекова в Оше, правда, там, кроме общественных выступлений, в ход явно шел административный ресурс.

При этом важно понимать, что «антисоюзный» дискурс никуда не исчез, причем под влиянием явных политических неудач и провозглашенного властями курса на вступление в ТС он даже радикализировался. В ряде случаев «антисоюзная» пропаганда превращается в агрессивно антироссийскую и даже антирусскую. В пропаганде против ТС и сочувствующих ей СМИ все чаще начинает обыгрываться тема «русской оккупации» (как образа прошлого и будущего), подавления восстания 1916 года и даже звучат призывы, мягко говоря, к недоверию по отношению к русскому и русскоязычному населению.

Причем иногда носителями подобного националистического дискурса и даже распространителями призывов к соотечественникам-антагонистам «убираться в Россию» оказываются представители образованной молодежи, сотрудники западных НКО. В определённой мере это можно списать на некоторую эмоциональность и экзальтированность политических выступлений, характерную для культуры Востока, но сами проявления агрессивного национализма тревожны. Кыргызстан еще помнит вспышки этнического насилия в ходе «революций» прошлых лет, и их повторение многим кажется достаточно реальной угрозой, способной отбросить и так не процветающую республику далеко назад.

Это кажется особенно опасным ещё и на фоне того, что в фактически многоязычной республике политический спектр дробится частично по языковому признаку. Если для русскоязычной прессы и русскоязычной среды крупных городов характерно достаточно спокойное или даже позитивное отношение к ТС, то в кыргызскоязычной печати чаще встречаются «антисоюзные» выступления, причем, как отмечалось выше, сдобренные националистической риторикой. Не стоит, конечно, абсолютизировать значение этого фактора – сторонники и противники интеграционного проекта есть во всех языковых и этнических группах страны, но предпосылки для возникновения этнических водоразделов – тенденция для многонационального государства не из приятных...

Неясным остается вопрос о том, как к усилению «просоюзных» тенденций в Кыргызстане относятся США. Их посол Памела Спартлен выступила 30 октября со статьей, критикующей усиление пророссийской ориентации Бишкека, которая, по ее мнению, «зачастую вредит» позициям Вашингтона в регионе и даже ставит под вопрос «демократическую траекторию развития» Кыргызстана. Статья не содержит «оргвыводов», но в то же время говорит о нежелании Вашингтона смириться с поражением в регионе.

В этой связи у местных наблюдателей вызывают вопросы некоторые инициативы западных НКО. Например, американская «Фридом Хаус», пользующаяся в республике неоднозначной репутацией, заявила о готовности выделять краткосрочные гранты на различные акции политического противодействия «экстренным угрозам, например предлагаемым или недавно принятым законодательным актам, неожиданным репрессивным мерам». Так, во всяком случае, сообщает официальный сайт организации. Инициатива вызывает много вопросов по существу, учитывая, что под данную формулировку равно попадают и кампании против поправок к закону об НКО, широко обсуждаемых в республике и вызывающих протесты западных организаций, и различные акции против ТС.

Возможно, недоуменные вопросы к западным НКО и опасения, связанные с их деятельностью, преувеличены, но, согласимся, они вполне естественны для страны, уже дважды пережившей «цветные революции». Впрочем, возможно, эти события стали «прививкой» для общества, и печальный опыт недавних событий не позволит превратить спор о путях интеграционной политики страны в новые потрясения и делегитимизацию демократических процедур, ставящие под вопрос само развитие кыргызстанской государственности.

______________

Фото – http://vof.kg/?p=9669

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:922