Конкурентоспособность «нефтянки» меняется не в пользу России
14.11.2014 | Алексей ЧИЧКИН | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Хотя доля России в добыче нефти в СНГ превышает 75%, по себестоимости ее добычи и транспортировки, в т.ч. на экспорт, российская нефть – наиболее дорогостоящая в Содружестве. Этот фактор способствует стагнации иностранных инвестиций в российскую нефтедобычу (в том числе под предлогом западных санкций). В отличие от растущего притока инвестиций в другие нефтяные страны СНГ, где вдобавок ко всему месторождения сравнительно близко расположены к трубопроводам и морским портам.

По данным Центрального диспетчерского управления ТЭК (2 ноября с.г.), добыча нефти в РФ за 10 месяцев 2014 г. увеличилась только на 0,7%, составив 437,9 млн тонн. В октябре добыча увеличилась лишь на 0,3% – до 44,8 млн тонн. При этом экспорт нефти за 10 месяцев сократился на 4,6%, или до 186,9 млн тонн, в т.ч. в октябре нефтеэкспорт упал на 4,3% – до 19,1 млн тонн.

Как отмечалось на недавнем Национальном нефтегазовом форуме, стагнация нефтедобычи в РФ сохранится не только из-за перепадов зарубежного спроса. Но также и потому, что себестоимость освоения и добычи жидких углеводородов в РФ продолжает расти из-за географии осваиваемых месторождений. А инвестиций в эту сферу – российских и особенно иностранных – поступает меньше, чем планировалось. Между тем быстро растет капитало- и техноемкость нефтедобычи в стране. Поэтому, по мнению министра энергетики РФ Александра Новака и замглавы ЛУКОЙЛа Леонида Федуна, среднегодовой уровень добычи в обозримой перспективе вряд ли превысит 500 млн. тонн, а динамика добычи всё в большей степени зависит от зарубежного спроса на российское нефтесырье.

Конечно, с учетом упомянутых факторов максимальный уровень окупаемости разведки и добычи нефти возможен только при росте ее экспорта. Но этот рост в РФ пока не гарантирован, в том числе потому, что пусть и в сравнительно небольших, но растущих объемах выгоднее покупать нефть у стран, где месторождения и/или трубопроводы находятся вблизи экспортных портов. И где себестоимость добычи, как и прокладки трубопроводов ниже, чем в РФ.

Кстати, по оценкам экспертов ОПЕК и МЭА (Международного энергетического агентства), за последние 10 лет доля себестоимости нефтедобычи, связанная с нефтеэкспортными обязательствами, в РФ выросла (в общем росте себестоимости нефтедобычи) с 30 до 40%, в Азербайджане – с 40 до 55%, а в нефтяных странах Средней Азии (Казахстан, Туркменистан, Узбекистан) – только с 25 до 30%, поскольку всё больший объем добываемой там нефти, особенно в Туркменистане и Узбекистане, направляется на выработку в этих странах нефтепродуктов и нефтехимической продукции.

Скажем, себестоимость добычи нефти на месторождениях Азербайджана ныне не превышает (по оценкам ОПЕК, Международного энергетического агентства и национальных нефтегазовых ведомств в СНГ) 110 долл. США за 1 тонну, в Туркменистане и Узбекистане – соответственно не более 115 и 120 долл., в Казахстане – максимум 130 долл. А в России минимальный показатель себестоимости нефтедобычи – 140 долл., причем он варьируется в диапазоне 140-185 долл. за тонну. Кстати, в Саудовской Аравии, Кувейте и Иране данный показатель – не больше 40 долл., еще ниже в Катаре, Алжире, ОАЭ, Бахрейне, Омане. Расстояние же средней экспортной транспортировки нефти в РФ (трубопровод+портовая перевалка) минимум в 2,5 раза больше, чем во всех упомянутых странах. Таким образом, в отличие от РФ, другие «нефтяные» страны СНГ входят в перечень поставщиков, где значительно ниже расходы по добыче и экспортной транспортировке нефти.

Пожалуй, основная причина упомянутых диспропорций, не повышающих конкурентоспособность российской нефти, в том, что, подчеркнем, с середины 1970-х в СССР был сделан крен в пользу развития всё более труднодоступных и, стало быть, дорогостоящих месторождений и трубопроводных маршрутов – западно-, восточносибирских и в Зауралье. В то же время со второй половины 1960-х годов была практически приостановлена системная геологоразведка на нефть и газ в других регионах РСФСР, располагающих немалыми нефтяными запасами и, подчеркнем, куда менее дорогостоящих по себестоимости добычи и транспортировки. Прежде всего, были заморожены планы по поэтапному освоению крупных запасов нефти на Северном Кавказе, в Нижнем, Среднем, Верхнем Поволжье и по развитию там мощностей по переработке нефтегазового сырья.

Сделано это было для повышения в конце 1970-х – начале 1980-х годов цен на нефть (и газ) на внутреннем рынке СССР (и РСФСР). Только в последние годы начинается, в основном по инициативе местных властей, расконсервация приволжских, северокавказских и новгородского (между Великим Новгородом и Шимском) нефтяных или нефтегазовых проектов.

Примечательно в этой связи мнение, высказанное автору губернатором Новгородской области Сергеем Митиным: «Есть теория, что в районе озера Ильмень имеются нефтяные залежи. Нефть, правда, «тяжелая» (асфальтобитумные породы. – А.Ч.), но это пока лишь предположения. Проведено комплексное геологическое изучение площадей залегания полезных ископаемых; завершена разработка проекта программы геологического изучения недр и воспроизводства минерально-сырьевой базы на территории области».

Что касается, например, Поволжья, во-первых, утвержден инвестпроект по модернизации до 2015 г. Волгоградского НПЗ стоимостью 84,5 млрд руб. По оценкам администрации Волгоградской области, проект позволит увеличить мощность этого завода более чем на треть – до 12 млн тонн в год, причем его нефтепродукты будут соответствовать современному европейскому стандарту (Евро-5).

Во-вторых, недавно началось разведывательное бурение Юртовского месторождения нефти в Черноярском районе Астраханской области. Здешние крупные запасы были разведаны еще в начале 1950-х годов, но их освоение, как и в соседних Ростовской, Сталинградской областях, на Ставрополье и севернее Туапсе, было свернуто, повторимся, в пользу развития нефтегазодобычи в Тюменском регионе на севере Коми.

Кроме того, заложены нефтескважины в центральных районах той же области – Ахтубинском и Харабалинском; геологоразведка подтвердила наличие сырья и вблизи соляных озёр Баскунчак и Эльтон (у границы с Казахстаном). По оценкам областного Минэкономразвития на 1-й квартал 2014 г., в Астраханской области сосредоточено минимум 80% нефтегазовых запасов всего Южного федерального округа. Вдобавок в астраханском секторе Каспия за последние 7 лет открыто семь крупных месторождений, тоже с невысокой себестоимостью добычи (как и в целом в Поволжье, на Северном Кавказе и в районе Нижнего Новгорода). Но в промышленной разработке  пока только три. Схожие нефтяные планы и у Калмыкии.

Главная проблема почти всех запасов нефти этих регионов – ее высокая плотность (0,95 г/ куб. см) и, соответственно, вязкость. При выделении из нее мазутной фракции остается мощный солевой остаток. Поэтому в соответствующих проектах акцент сделан на применении высокотехнологичного оборудования и в целом на глубокой переработке средне- и нижнеповолжского нефтесырья.

А в-третьих, ряд российских компаний победили в недавнем конкурсе на доизучение нефтегазовых недр на Гашунском, Северо- и Южно-Донском участках, что на востоке и северо-востоке Ростовской области. По данным департамента по недропользованию по Южному федеральному округу «Югнедра», победитель получает лицензии на изучение, разведку и добычу в пределах указанных участков сроком на 25 лет с возможностью его продления. Суммарные прогнозные запасы нефти упомянутых (и некоторых соседних) участков превышают 100 млн тонн. Кроме того, реализуется проект углубленной очистки нефти на Новошахтинском НПЗ (вблизи Ростова-на-Дону).

В свою очередь, в Адыгее и в соседних причерноморских районах Краснодарского края еще со второй половины 1950-х фактически законсервированы крупные запасы высококачественной нефти. Пока же эти регионы тоже зависят от привозного нефтесырья и, кстати, нередко низкокачественного. Между тем еще 1 июля 1942 г. в гитлеровской ставке в Виннице главарь нацистов неспроста заявил, что, «если я не получу нефти Майкопа и Грозного, я буду вынужден закончить эту войну»...

То есть энергетические отрасли юга и частично Центральной России вполне могут трансформироваться из традиционных потребителей в основном привозного энергосырья в его производителей и продуктов его переработки. Причем совокупная себестоимость нефтегазодобычи и прокладки трубопроводов в упомянутых регионах – примерно на уровне упомянутых арабских нефтяных стран и стран СНГ. И минимум вдвое ниже, чем в Зауралье, Коми, Западной и Восточной Сибири.

Тем временем, несмотря на сравнительно высокий уровень добычи и экспорта нефти и газа, Россия – в отличие от СССР – не является лидером по их запасам в расчете на душу населения. Этот показатель в РФ, по данным Международной организации кредиторов (МОК), составляет примерно 420 баррелей. Что существенно ниже, чем, к примеру, в Саудовской Аравии (9,5 тысячи барр.), Канаде (5,1 тысячи барр.), Иране (до 1,8 тыс. барр.). Схожие пропорции и по ресурсам природного газа на душу населения: по оценкам МОК, в РФ это около 350 тыс. куб. м, а в Саудовской Аравии – 1,8 млн, в Туркменистане – около 1,4 млн, в Иране – почти 400 тысяч.

В перечень нефтяных стран СНГ вскоре может войти Таджикистан, где значительные нефте- и газоресурсы были предварительно разведаны опять-таки в середине 1940-х – первой половине 1950-х годов. Но позднее власти ряда соседних союзных республик сделали всё, чтобы Таджикистан оставался потребителем их нефти и газа.

Канадская компания «Тетис Петролиум» в конце октября 2014 г. приступила к заключительному этапу нефте- и газоразведывательных работ в стране – подготовке к промышленной добыче. Согласно исследованиям, на Бохтарской площади в 35 тыс. кв. км – чуть больше территории Бельгии – в Хатлонской области (юг Таджикистана) имеются колоссальные запасы – в 3,22 трлн куб. метров газа (природного и нефтяного) и до 8,5 млрд барр. нефти, причем то и другое сырье в основном высокого качества. Отмечу, что исследования здесь проводят Китайская национальная нефтегазовая корпорация (КНР) и французская «Тоталь». Бохтарская площадь расположена в 300 км от границы с Китаем, а упомянутая компания КНР намерена – с возможным участием «Тоталь» – построить в близлежащем Дангаринском районе крупный нефтеперерабатывающий завод (мощностью по сырью в 1,2 млн. тонн в год).

Бохтарское месторождение оценивается как богатое и перспективное

Залежи сырья на Бохтаре находятся на глубине 5-6 тыс. м, канадская компания уже ввезла современное оборудование для эксплуатационного бурения скважин в этом районе. Вдобавок местными геологами недавно разведаны крупные запасы нефти и нефтяного газа глубокого залегания на севере страны – на нефтяной площади Ашт (Ходжентский регион), а отделяет эту «начинку» от поверхности земли мощный солевой слой, являющийся, в свою очередь, ценным химическим сырьем. Запасы этого месторождения уточняются.

С учетом вышеупомянутых тенденций и факторов в России, похоже, придется частично изменить географию размещения основных нефтедобывающих мощностей и нефтересурсных «точек». В связи с новыми критериями конкурентоспособности месторождений, их освоения и транспортировки добываемого сырья, в т.ч. на экспорт.

________________

Фото – cdnimg.rg.ru

Теги: СНГ  Россия 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2121