С вечностью на «ты»
16.11.2014 | Станислав МИНАКОВ | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

Архитектор-реставратор Петр Дмитриевич Барановский (1892–1984), проживший 92 года, более 70 из них отдал спасению шедевров архитектуры. Широкой общественности этот великий, без преувеличений, человек известен как подвижник, спасший Покровский собор (храм Василия Блаженного) на Красной площади Москвы, нашедший место захоронения иконописца Андрея Рублева, обмеривший Казанский собор на Красной площади накануне сноса (что позволило в начале 1990-х храм восстановить).

П.Д. Барановский

Немаловажным, но менее известным является титанический труд Барановского на ниве спасения древних архитектурных памятников республик СССР, находившихся на грани исчезновения. Огромный перечень сооружений (точнее их останков) с почтенными датами в пределах от VII в. до н.э. до XIII в. н.э., осмотренных экспедициями Барановского, говорит о значительности задач, которые ставил перед собой ученый, а также о несомненных заслугах русской культуры перед культурами братских народов, оказавшихся в поле СССР.

В автобиографии Петр Дмитриевич писал в 1947-м: «В начальный период моих работ, с 1911 по 1918 г., научно-исследовательские интересы перемежались с проектной и производственно-строительной деятельностью, когда я служил помощником архитекторов в Москве, затем вел строительство чугуноплавильного завода в Туле, служил в Ашхабаде, был во время войны с немцами начальником строительного отряда в инженерных дружинах Западного фронта. Все это время мои основные устремления шли в область истории архитектуры: и служебная поездка в Среднюю Азию отчасти вызывалась интересом к великолепным памятникам Самарканда и Бухары; и даже строительная работа на немецком фронте дала мне возможность собрать значительный материал по уже не существующим ныне памятникам деревянного народного зодчества Волыни и Белоруссии. В эти годы я был принят и состоял членом-корреспондентом Московского археологического общества… В конце 1937 г. меня пригласили для научного руководства и организации реставрационных работ в музей Троице-Сергиевой лавры в г. Загорске…

Успешно проведенные работы по реставрации наиболее ответственных и сложных разрушающихся частей Нухинского дворца, а также ряд консультационных работ по другим памятникам послужили началом моих научно-исследовательских работ по выяснению наиболее древнего, совсем неизвестного периода архитектуры Восточного Кавказа, и вскоре поиски в этом направлении увенчались большим успехом. В трехлетних поездках были обследованы горы и ущелья восточной части Большого хребта, Кахский, Закатальский и другие районы, Великие стены Дагестанская и Закатальская, обнаружен ряд остатков разрушенных памятников, по которым, иногда только после раскопок, можно было установить их характер, ранний архитектурный тип и соответствующую датировку».

Особенно ценной находкой сам ученый считал открытие (с последующими раскопками силами двух археологических экспедиций) неизвестного до тех пор оригинального круглого храма VI-VII вв. в селении Лекит, представляющего вариант или прообраз знаменитого разрушенного армянского храма Звартноц. Все эти находки и исследования дали возможность ввести в историю архитектуры эпохи раннего Средневековья неведомую до тех пор архитектурную культуру Кавказской Албании.

Всего с 1911-го по 1947-й Барановский совершил (возглавил) 17 экспедиций по территориям республик СССР. Председатель комиссии по охране и реставрации памятников архитектуры при Академии архитектуры СССР И.В. Рыльский писал: «Раскопки, произведенные Барановским… в исключительно сложных условиях, дали блестящие результаты – открыт памятник архитектуры мирового значения забытой народности Кавказской Албании». Прерванные войной работы возобновились в 1946 г. и продолжались вплоть до 1951 г.

Кавказские работы Барановского 1938–1941 гг. чередовались с трудами в Москве, где он был приглашен в члены совета отдела государственной охраны памятников при Управлении по делам искусств при СНК РСФСР, а также продолжал консультационную работу в музее «Коломенское» и реставрацию архитектурных памятников. Будучи привлечен как эксперт Чрезвычайной государственной комиссии по учету ущерба, нанесенного фашистами, произвел обследование древнерусских разрушенных городов Смоленска, Витебска, Полоцка, Киева и Чернигова. Кстати, в Чернигове ему помогали не только местные мастера, но и литовские каменщики из Вильнюсских научно-реставрационных мастерских.

Пятницкая церковь в Чернигове. Реставрация П. Барановского. Начало 1950-х

Отметим, что в перечисленных русских городах Барановский спасал, реставрировал подлинные шедевры, часть из которых потом попадет в охранные списки ЮНЕСКО, – это и София Полоцкая, и София Киевская, и Киево-Печерская лавра, и древние черниговские жемчужины русского зодчества, при исследовании которых ученый совершал прорывные открытия.

Но вернемся к Албании Кавказской. Это – одно из древнейших рабовладельческих государств на территории восточного Закавказья, населенного разноплеменными народами. Сведения о нем содержатся в трактатах античных авторов – Ариана, Плиния, Плутарха и армянских летописцев. До настоящего времени сохранились руины главного города Кавказской Албании эпохи Кабалы, архитектурные памятники V–VI вв. в селах Азербайджана Лекит и Кум.

Писатель Ю. Бычков сообщает: «В 1949 г., оценивая деятельность Барановского, И.Э. Грабарь признал выдающееся значение созданного Петром Дмитриевичем в Кавказских экспедициях метода одновременного ведения восстановительных и консервационных работ и предложил использовать этот метод при сохранении руин не только архитектурных, но и археологических и исторических памятников. Метод нынче повсеместно вошел в практику, но никто даже не задумывается, откуда у нас это умение остановить разрушение того, что дошло из глубины веков».

Вот лишь сокращенный (но грандиозный!) перечень объектов, с которыми успел поработать П. Барановский в кавказских республиках СССР.

На Северном Кавказе: храмы Аркизы в Зеленчукском ущелье (XI в.) и храм в Нижди (XI в.) на Черноморском берегу, Великая Дербентская стена (VI–XII вв.). В Абхазии: крепость и храмы (XI–XII вв.), дворец в Лыхнах (XII в.), Келасурская стена и башни (VI–VII вв.), крепость Сухуми (VI в.).

В Грузии: храм Баграта в Кутаиси (XI в.), дворец в Гегаути (XII в.), крепость Армаз-Цихе (IV в. до н.э.) в Мцхета, крепость Дарияла (VI в.), крепость Уплисцихе, крепость Уджария (V в.), монастырь Некреси (V–VIII в.), храм Никоцминда (VI в.).

В Армении: храмы Аван, Армус, Аштарак, Егварт, Зоравар, Звартноц (VI–VII вв.).

В Азербайджане: храмы Кум (VI в.), Лекит (У1 в.), длинная Кахско-Катехская стена (VI–IX вв.) с ее замками, храм Орты, Зейзит (X в.), крепость старой Гянджи (XII в.), крепость Кабала (VI–XII вв.), мавзолеи в Хазри (XII в.), замки Апшерона (XII в.), монастырь Ханега, Пирсагат, храм в Мингечауре (IV в. до н.э.).

Кроме материалов по исследованиям 1938–1949 гг. в Кахском, Закатальском и Белоканском районах Азербайджана, экспедиции в Азербайджан по исследованию памятников архитектуры эпохи Низами с обмерами, фотофиксацией и раскопками, обследования руин и начала реставрационных работ Катехско-Закатальской стены и ее круглых замков, работы в Дербенте, были еще в 1951 г. экспедиция Азербайджанского управления по делам архитектуры и Академии наук АзССР – по исследованию и консервации круглого храма и комплекса дворцовых и крепостных сооружений VI–XII вв., монастыря Креста в ущелье реки Хач-Хян X–XIII вв. в Леките.

Руины храма V–VI вв. Село Лекит Кахского района Азербайджана

По итогам азербайджанских экспедиций П. Барановский выпустил обширный отчет «Памятники в селениях Кум и Лекит», опубликованный в книге «Архитектура Азербайджана. Эпоха Низами» (1947), в котором отмечает, что эти памятники имеют большое значение для истории архитектуры: «Храм в Леките, находившийся на крайнем северо-востоке христианской культуры периода арабских завоеваний, может помочь в разрешении одной из важнейших проблем истории мировой архитектуры – вопроса о формировании и развитии построек с подкупольным квадратом, давшим идею константинопольской Софии. Это выдвигает неизвестные до сих пор памятники архитектуры бывшей Албании сразу на одно из видных мест».

Христианская базилика V–VI вв. в селении Кум Кахского района Азербайджана

Доктор исторических наук М.М. Дьяконов писал после выхода в свет этой работы Барановского: «Дано описание двух замечательных архитектурных сооружений, вовсе неизвестных в науке… Заслугой П.Д. Барановского является и то, что он на примере Кумской базилики доказал раннее бытование на Кавказе техники смешанной кирпично-каменной кладки. Вторым памятником, разработанным П.Д. Барановским в его статье, является храм в Леките, в том же Кахском районе, открытый в ноябре 1940 г. Этот храм должен быть поставлен в ряд с такими знаменитыми сооружениями, как храм в Басре (Сирия, начало VI в.), Звартноц в Армении (VII в.) и грузинский храм Бана. Из всего вышесказанного ясно, какое огромное значение имеет открытие этих двух архитектурных памятников…»

Знаменитый армянский Звартноц, храм Бдящих Сил, храм Небесных Ангелов – величайший храм раннесредневековой армянской архитектуры, расположенный близ Еревана и Вагаршапата (Эчмиадзина), к сожалению, как и большинство других древних армянских храмов, дошел до наших дней лишь в развалинах, полностью разрушенный мощным землетрясением в X в. Но даже реконструированные колонны, восстановленные во многом благодаря усилиям советских специалистов, дают нам представление о редкой и величественной красоте этого древнего храма. 

Руины храма Звартноц включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО

Он мог бы так и остаться занесенным землей и камнями всхолмием, если бы не реставраторы-энтузиасты. Сегодня территория Звартноца – это археологический заповедник и музей, открытый благодаря усилиям П.Д. Барановского и коллег в 1937 г., в котором теперь можно увидеть модели-варианты реконструкции храма, многочисленные скульптурные фрагменты, впечатляющие размерами. Хорошо сохранились огромные каменные плиты с высеченными на них фигурами, солнечными часами, гроздьями винограда и плодами граната. 

…Помнят ли народы бывшего СССР (и не только старые специалисты, работавшие в советский период), чьим усилиям и чьему подвижничеству, уму, усердию и энтузиазму они обязаны тем, что памятники их древней культуры сохранены как часть общецивилизационной сокровищницы?

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2092