Центральная Азия как центр Евразии
18.11.2014 | Ольга СУХАРЕВА | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Хотя страны Центральной Азии не входят в состав участников Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, решения, принятые на состоявшемся 10-11 ноября в Пекине саммите организации, открывают перед государствами региона значительные перспективы развития и повышения их влияния на огромном пространстве от Лиссабона до Токио и от Канберры до Мурманска.

* * *

Прошедшая на фоне сложнейшего мирового геополитического противостояния встреча азиатско-тихоокеанских партнеров, словно специально состоялась для того, чтобы усилить роль Центральной Азии. Прежде всего, речь идет о решении Китая выделить 40 млрд. долл. в Фонд Шелкового пути и оказать помощь соседним странам в подготовке 20 тыс. специалистов в течение пяти лет. Предусматривается создание Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, штаб-квартира которого будет располагаться в Пекине, с прогнозируемым уставным капиталом в 100 млрд. долл. Начало работы АБИИ планируется на конец 2015 г. Этот проект увязывается с реализацией китайского плана «Нового шелкового пути» и «Морского шелкового пути», в которых заинтересованы многие страны АТР, Центральной и Южной Азии.

Китайский лидер Си Цзиньпин подчеркнул, что его страна будет оказывать содействие в строительстве транспортных, электрических, телекоммуникационных сетей и других объектов инфраструктуры странам, находящимся вдоль «Экономического пояса Шелкового пути» (Сиань – Урумчи – Казахстан и страны Средней Азии – Ближний Восток и Европа). Кроме того, планируется создание единой зоны свободной торговли в странах АТЭС.

Это крайне выгодно государствам Центральной Азии, поскольку при реализации этих проектов регион становится центром пересечения всех торговых путей, получая одновременно выходы как на пространство Тихого океана, так и Европы. Дополнительным успехом саммита можно считать и урегулирование ряда потенциальных угроз и противоречий, грозящих превратить ЦА из зоны стабильности и экономического развития в раздираемую крупными геополитическими игроками территорию противостояния.

Напомним, что США до последнего момента пытались сорвать китайский план по созданию азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли. 10 ноября прибывший на саммит АТЭС Б. Обама провел в американском посольстве в Пекине встречу с представителями 12 государств, которые выступают в поддержку Транстихоокеанского партнерства (ТТП), куда не входят Россия и Китай. Единственной целью альтернативного АТЭС договора являлось снижение влияния Китая и России в АТР. Тем не менее все государства-участники саммита присоединились именно к китайскому предложению. По словам президента РФ В. Путина, АТЗСТ является реальной альтернативой ТТП и базируется на более удобных и понятных принципах, предполагающих равенство всех сторон. (1) Важность именно такого сценария для стран Центральной Азии вполне очевидна, поскольку реализовать свои экономические интересы в наиболее динамично развивающемся регионе мира они способны лишь в рамках проектов, участниками которых являются Китай и Россия. РФ уже заявила о том, что Евразийский союз, в котором также принимают участие Казахстан и ведущая переговоры о вступлении Киргизия, готов присоединиться к этой зоне свободной торговли. Таким образом, ЗСТ должна объединить как евразийский проект на пространстве бывшего СССР, так и тихоокеанские процессы экономической интеграции, которые при других условиях могли бы выступить конкурентами.

Что касается эпохального проекта «Шелкового пути», его значение именно в нынешнем варианте для центральноазиатского региона сложно переоценить. Напомним, что в 1993 г. в Брюсселе Европейская комиссия озвучила американскую концепцию «Нового шелкового пути», которая предусматривала интеграцию в мировую экономику новых независимых государств Центральной Азии через разветвленную транспортную и коммуникационную сеть ТРАСЕКА. Хотя в 1998 г. страны ЦА под давлением США подписали соглашения о создании железнодорожного, морского, воздушного и автомобильного транспортного коридора из Китая и Монголии в Европу, проект так и не получил развития. Причиной является то, что главной задачей проекта было отнюдь не развитие инфраструктуры, а лишь разрушение глубоких экономических и инфраструктурных связей ЦА с Россией. В частности, по словам эксперта Института Центральной Азии и Кавказа при Университете Джона Хопкинса А. Фархади, «Соединенные Штаты должны взять инициативу в свои руки и выработать долгосрочную стратегию для региона. Мы должны проложить в регион Новый шелковый путь, потому что если мы этого не сделаем, то этот пробел восполнят другие, например Россия, Китай».

По традиции во время саммита АТЭС лидеры стран-участниц надевают костюмы, выдержанные в стиле принимающей страны

* * *

Помимо формирования единого и дружественного геополитического пространства, где Центральная Азия неизбежно станет ключевым регионом, формирование «Нового шелкового пути» несет государствам этого региона прямые экономические выгоды. Если в первоначальном китайском проекте «шелковый путь» должен был проходить через Центральную Азию на Ближний Восток, агрессивная политика США сделала этот маршрут невозможным. Разрушенные нападениями Вашингтона Афганистан, Ирак и Сирия слабо подходят для создания там торговых путей. Прокладка нового маршрута «шелкового пути» становится невозможной без России, что, в свою очередь, резко повышает важность Центральной Азии.

В этом контексте совершенно логичным выглядит предложение президента Казахстана Н. Назарбаева, заявившего, что, «поскольку Казахстан находится в самом сердце азиатского континента, мы бы хотели внести предложение о том, чтобы перенести штаб-квартиру проекта Шелкового пути в Алматы. Соединив государства Азии и Европы, этот маршрут станет крупнейшей транспортной системой в мире». (2) Отлично понимая роль страны в формировании всеевразийского пространства торговли, Н. Назарбаев в обращении к соотечественникам презентовал новую программу развития страны «НҰРЛЫ ЖОЛ – путь в будущее» (3), которая, среди прочего, предусматривает разработку плана инфраструктурного развития.

Уже сейчас видно, что планы, на реализацию которых выделяются огромные средства из стабилизационного фонда Казахстана, тесно связаны с проектом «Нового шелкового пути». В частности, речь идет о развитии транспортно-логистической инфраструктуры по принципу хабов. Инфраструктурный каркас должен связать макрорегионы с Астаной и между собой магистральными автомобильными, железнодорожными и авиа линиями. Планируется реализовать автодорожные проекты Западный Китай – Западная Европа, Астана – Алматы, Астана – Усть-Каменогорск, Астана – Актобе – Атырау, Алматы – Усть-Каменогорск, Караганда – Жезказган – Кызылорда, Атырау – Астрахань. Будет продолжено создание логистического хаба на востоке и морской инфраструктуры на западе страны, например, паромная переправа из порта Курык и железнодорожная линия Боржакты–Ерсай. Президент поручил правительству проработать вопрос строительства или аренды терминальных мощностей в «сухих» и морских портах Китая, Ирана, России и странах ЕС.

Одновременно прозвучавшее на саммите АТЭС предложение В. Путина (4) государствам АТР принять участие в создании трансазиатского транспортного хаба, включающего в себя модернизацию Транссиба, БАМа, строительство «сухих» и обычных портовых комплексов, означает, что Казахстан за счет строительства собственной транспортной инфраструктуры получит прямой выход на крупнейшую российскую транспортную сеть. Перспективным для государств ЦА является и участие в создании экономического логистического хаба в Крыму, который позволит направить товарные материальные потоки не только через Черноморские проливы на Ближний Восток, в Северную Африку и Европу.

* * *

Главной предпосылкой для обеспечения безопасности Центральной Азии является преодоление бедности и дисбалансов социального развития, приводящих к вовлечению значительной части населения в криминальный бизнес, наркоторговлю, международные террористические организации и формирующих питательную среду для совершения «цветных переворотов». Решения саммита АТЭС в значительной мере могут повысить уровень жизни населения за счет развития инфраструктуры, притока инвестиций, создания новых рабочих мест, развития малого и среднего бизнеса, повышения уровня образования населения и т.д.

Помимо предусмотренных решениями саммита инвестиций, только за последний год Китай влил в центральноазиатский регион как минимум 150 млрд. долл., на 60 млрд. были заключены двусторонние контракты со всеми республиками ЦА. (5) Инвестиции также позволят вытеснить из региона, в частности, Всемирный Банк, ЕБРР, МВФ, предъявляющие государствам региона заведомо невыгодные для их экономик условия. Важным в плане обеспечения безопасности является и сокращение за счет этого влияния в регионе США – главного вдохновителя дестабилизации, наркоторговли, терроризма и сепаратизма в Центральной Азии.

Именно поэтому проект «Нового шелкового пути» получил позитивную оценку президента Узбекистана И. Каримова, заявившего, что «Узбекистан видит в этом возможность углубления торгово-экономических связей и добрососедских отношений между странами. Это новый исторический шанс для стабильности, развития и процветания региона». Узбекский лидер особо подчеркнул позитивный опыт строительства железной дороги Ангрен – Пап. (6) Его мнение разделяет и посол Китая в Узбекистане Сунь Лицзе, отметивший, что большую выгоду для местных жителей представляют проекты промышленной зоны «Джизак», а также индустриального парка «Пэншэн», где имеются компании по производству кафеля, кожи, обуви, мобильных телефонов, колбас, водопроводных кранов, пищевых продуктов для домашних животных. (7)

Сложно переоценить важность вовлечения в экономическую зону «шелкового пути» и Таджикистана, который, благодаря строительству международной автодороги протяженностью 1400 км от границы с Китаем до северной границы, вышел из коммуникационного тупика и получил сообщение с севером, востоком и югом. Хотя череда государственных переворотов в Киргизии ограничила сотрудничество с этой страной в сфере строительства международных транспортных и торговых коридоров, Бишкек активно работает над реализацией проекта трубопровода Китай – Центральная Азия, который проходит через все пять стран региона. По мнению киргизского политолога М. Сариева, для страны важно совместить участие в ТС с Россией и реализацию концепции «шелкового пути», благодаря чему Киргизия получит широкие возможности для своего развития, а Россия «ключ к важному узловому пункту, которым является республика». (8)

Необходимо отметить и положения декларации пекинского саммита о противодействии коррупции, являющейся тормозом развития Центральной Азии. Если подобные инициативы Запада направлены, прежде всего, на подрыв государств ЦА и совершение государственных переворотов в интересах США, то формирование масштабных евразийско-тихоокеанских экономических, инфраструктурных проектов обеспечит реальную борьбу с коррупцией, что отвечает интересам всех участников амбициозных программ развития межрегионального сотрудничества.

Хотя заявленные участниками саммита АТЭР цели и программы – дело далекого будущего, их реализация способна превратить Центральную Азию в настоящий центр Евразии, связывающий огромные пространства России с инвестиционным потенциалом Китая, Европу с Азией, Японию с Францией, Белоруссию с Австралией.

__________

Фото – http://chinababe.ru/society/2014/11/14/apec-fashion/

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1315