Румыния и Молдова: немного немецкого?
27.11.2014 | Андрей МОСПАНОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Победа правоцентристского кандидата Клауса Йоханнеса на президентских выборах в Румынии стала неожиданностью для многих. Самой большой неожиданностью оказался, пожалуй, достаточно большой перевес – почти в 9%, с которым мэр города Сибиу опередил своего конкурента румынского премьера Виктора Понту. Это опрокинуло результаты многих предвыборных опросов, в соответствии с которыми 54% как раз должно было быть у В. Понты.

Непохоже это было и на опыт румынских президентских выборов в 2004 и 2009 годах, когда Траян Бэсеску в тяжелой борьбе выигрывал у своих оппонентов с совсем незначительным отрывом – в 0,8-1,4%. Примечательно, что по итогам первого тура, состоявшегося 2 ноября, у В. Понты было 40,4% голосов, а у К. Йоханнеса –30,4%. Однако последний не только перекрыл эту разницу, но и сумел достичь большего.

Конечно, было понятно, что во втором туре ему достанутся голоса кандидатов трансильванских венгров Хунора Келемена и Жолта Силади (в общей сложности почти 4,1% по итогам первого тура), европарламентария Моники Маковей (4,4%), да и лидера правой партии «Народное движение» Елены Удря (5,2%). То есть «задел», в общем, у Йоханнеса был.

Но победил он также и потому, что правящие социал-демократы перед вторым туром в чем-то потеряли контроль над предвыборной кампанией и вообще над политической ситуацией. Катализатором стала плохая организация выборов на зарубежных избирательных участках, что вызвало массовые протесты граждан и в самой Румынии, и за ее пределами. Достаточно сказать, что из-за них в период с 10 по 18 ноября подали в отставку сразу два румынских министра иностранных дел.

Все это наложилось на обвинения в коррупции, сопровождавшие социал-демократов, и привело к тому, что Йоханнес одолел своего соперника. На сторону мэра Сибиу склонился даже Бухарест, который в первом туре высказался за Понту. Зарубежная румынская диаспора принесла Йоханнесу тоже, кстати, немало голосов – там «немецкий» кандидат вообще разгромил Понту, набрав почти 90% голосов.

Если говорить о самой Румынии, то там очень заметными были региональные различия: главной электоральной базой Йоханнеса стал северо-запад страны, а базой Понты – юг и восток, менее экономически развитый и потому восприимчивый к популизму и идеям «Великой Румынии». Эти различия в целом сохранились во втором туре выборов, однако Йоханнесу удалось завоевать дополнительные голоса и на востоке, что тоже решило исход борьбы в его пользу.

Румыния, как и Молдова, – парламентская республика, правительство там ответственно перед парламентским большинством, но президент имеет серьезные полномочия и возможности в области внешней политики, чем все эти годы и пользовался Т. Бэсеску.

***

Во время прошедшей кампании оба главных кандидата, конечно, не обошли тему объединения Молдовы с Румынией. Выглядело это у них, правда, по-разному. Если Понта сделал ее одним из своих основных лозунгов («самое главное для Румынии – это Республика Молдова»), то для Йоханнеса, как ощущалось, это было все-таки нечто чуждое. Не совсем его тема, как говорится.

Но отдать такой козырь полностью в руки соперника Йоханнес не мог, потому однажды высказался в том духе, что жители Молдовы должны сами захотеть объединения, без принуждения со стороны Румынии, и «тогда их никто не сможет остановить».

«В моем лице произойдут перемены для Румынии, и это будет означать перемены и для Республики Молдова. Между Румынией и Республикой Молдова существует связь, которая исходит из нашей общей истории и наших общих отношений в рамках Европейского союза. Эти отношения должны продолжаться и постепенно улучшаться… Мы должны научить молдавских чиновников, как действуют госучреждения в европейской стране, научить молдавских политиков, как строить отношения в Европейском союзе», – обрисовал ситуацию Йоханнес.

Сразу скажем, что и в Молдове он одержал решительную победу. По данным Центрального избирательного бюро Румынии, из тех 35,5 тысячи румынских граждан, которые во втором туре президентских выборов пришли на участки, открытые в РМ, мэру Сибиу отдали свои голоса почти 28 тысяч, то есть практически 80%.

О чем это говорит? О том, что жителям Молдовы (по крайней мере, румынским гражданам) не очень по душе идея «Великой Румынии» сама по себе, с ее националистическим контекстом, но зато их привлекает объединение с Румынией как ступенька, ведущая в Европейский союз. И они увидели в Клаусе Йоханнесе именно такого вот европейского политика, более сдержанного, прагматичного, без эмоциональных исторических отсылок к «Великому воссоединению» и воспоминаний о беспокойных временах маршала Антонеску.

С этой точки зрения Йоханнес во многом будет противоположностью не только Понте, но и прежде всего Бэсеску. Разговоры о «разделенном народе и румынах по обе стороны Прута», скорее всего, уйдут на задний план (было бы странно слышать их из уст немца-лютеранина), и акцент в отношениях с Молдовой сместится на экономические, инфраструктурные и технические проекты, которые свяжут Кишинев и Бухарест не только между собой, но и с Европой. То есть «Великая Румыния» продолжит уступать позиции «европейскому подходу».

Победа Йоханнеса укрепляет в Молдове положение тех сил, которые вписываются в эту схему. Это прежде всего Либерально-демократическая партия во главе с Владом Филатом и нынешним молдавским премьером Юрием Лянкэ. Избранный румынский президент 28 ноября, кстати, планирует посетить РМ с неофициальным визитом, где он как раз и встретится с руководством ЛДПМ и примет участие в предвыборных мероприятиях этой партии.

Подчеркнем – на наш взгляд, приход Йоханнеса не замедлит процесс практической интеграции Кишинева и Бухареста, не снизит уровень взаимодействия между румынскими и молдавскими ведомствами. Более или менее существенно может измениться только подход к интеграции. Т. Бэсеску, делавшего «черную работу» и порой смущавшего коллег своим эпатажем, сменят солидные европейские господа.

Свой первый, пусть и неофициальный, визит новоизбранный президент Румынии совершит в  Молдову

***

Если обратиться к более широкому контексту, к вопросам внешней политики и безопасности, то для Йоханнеса главным ориентиром здесь будет евроатлантическое сотрудничество, а также вполне предсказуемые контакты с Берлином. Таких контактов, очевидно, будет больше, чем у Бэсеску.

Сам избранный президент уже заявил, что стратегическое партнерство с США было и остается для румынской внешней политики «фундаментальным». Это значит, что он во многом будет смотреть на региональную военно-политическую ситуацию глазами США. Он отчасти и продемонстрировал это, когда заявил в ходе предвыборной кампании, что сближение с ЕС и Румынией «позволило бы Молдове защитить себя от потенциальной агрессии со стороны России».

Впрочем, отношения Бухареста с Россией и вообще с евразийским пространством будут зависеть и от многих других факторов – например, от взаимных интересов финансово-промышленных групп. Весомость различных факторов еще предстоит понять после того, как Клаус Йоханнес официально вступит в должность 22 декабря.

На наш взгляд, Румыния, безусловно, продолжит претендовать на роль регионального лидера по отношению к Украине – опять же под легендой «общего европейского будущего». Однако объективных противоречий между этими странами никто не отменял, и они периодически будут прорываться наружу. Потому региональное лидерство, как и раньше, станет «буксовать».

Уходящий президент Бэсеску в свое время поднимал вопрос об участии Бухареста в переговорах между Молдовой и Приднестровьем. То есть о том, чтобы Румыния вошла в число международных посредников на этих переговорах. Международные посредники – это, напомним, Россия, Украина, ОБСЕ, ЕС и США. Рискнем предположить, что Йоханнес займет в этом вопросе также более сдержанную позицию и об участии Румынии речи идти не будет, коль уже есть США и ЕС.

В известной степени эксперты вынуждены пока делить шкуру неубитого медведя, потому что еще не до конца понятно, с чего начнет Йоханнес и кто войдет в его команду. Любопытно, например, где окажется после окончания своего мандата Т. Бэсеску. В. Понта обещал засадить его в тюрьму (в том числе и в отместку за то, что за 10 лет Бэсеску пересажал немало социал-демократов), однако при Йоханнесе, по разным предположениям, отставной президент может занять один из государственных постов.

При этом мы не рассматриваем экзотические версии – скажем, то, что Бэсеску может получить гражданство РМ и перебраться в молдавскую политику, чтобы продолжать заниматься «историческим воссоединением» уже здесь.

_____________

Фото – http://www.portalstiri.ro/klaus-johannis-mi-e-indiferent-daca-usl-ma-va-sustine-sau-nu-la-primaria-sibiu-14558/imagini/

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1164