Ось Москва – Пекин как угроза глобальной гегемонии США
02.12.2014 | Кирилл СОКОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

По степени интенсивности отношения России и Китая сегодня, как показал ноябрьский визит В. Путина на саммит АТЭС в Пекине, начинают превосходить уровень взаимодействия, который существовал между СССР и КНР в 1950-е гг. Такое развитие событий США воспринимают как прямой вызов интересам США, ибо альянс двух крупнейших континентальных держав действительно способен серьезно подорвать политическое влияние Вашингтона в Евразии.

Пекинский саммит АТЭС стал вторым в этом году визитом российского президента в Китай. В. Путин уже посещал столицу КНР в мае, когда был подписан договор о строительстве газопровода «Сила Сибири», ознаменовавший начало политики экономического разворота России на Восток. Оба визита оказались крайне результативными и в условиях нарастающего противостояния России и Запада из-за Крыма и событий на востоке Украины приведут к резкой интенсификации российско-китайских связей во всех отраслях экономики. Для нашей страны это будет означать появление альтернативы ЕС в качестве рынка для сбыта нефтегазовых ресурсов, а также поставок технологий и оборудования, а для КНР – повышение обеспеченности энергоресурсами в условиях нарастания геополитической нестабильности.

По итогам саммита АТЭС в Пекине между Россией и Китаем было подписано 17 документов, которые затрагивают самые разные сферы экономики. Главным стержнем их сотрудничества остается энергетика, хотя оно этой сферой отнюдь не ограничивается. Наиболее значимым из достигнутых договоренностей стало подписанное 9 ноября главой «Газпрома» Алексеем Миллером и председателем совета директоров CNPC Чжоу Цзипином рамочное соглашение о поставках природного газа в Китай по «западному» маршруту. Документ предусматривает экспорт в КНР 30 млрд. кубометров газа в год по газопроводу «Алтай», который пройдет через западный участок российско-китайской границы.

Напомним, что в ходе майского визита В. Путина Москва и Пекин подписали соглашение о ежегодных поставках в КНР 38 млрд. кубометров природного газа по восточному маршруту. Поставки должны осуществляться по газопроводу «Сила Сибири». Его ресурсной базой являются восточносибирские месторождения, разработка которых требует достаточно много времени. Западный же маршрут предусматривает использование западносибирских месторождений, которые в настоящее время используются для поставок газа в ЕС. Договорившись с Китаем о строительстве газопровода «Алтай», Москва дает понять, что Евросоюз в скором времени может потерять статус эксклюзивного покупателя российского газа, уступив его КНР. «С учетом наращивания поставок по «западному маршруту» в среднесрочной перспективе объемы поставок в Китай могут превысить текущие объемы экспорта в Европу», – заявил А. Миллер, комментируя подписание соглашения по «Алтаю».

С учетом планов по строительству газопровода мощностью 20 млрд. кубометров в год в Японию, а также поставок сжиженного природного газа (СПГ) морским путем в страны Азиатско-Тихоокеанского региона география российского нефтегазового экспорта может кардинально поменяться, и место Европы займет Азия. Риск зависимости от одного крупного поставщика, который возникает в результате строительства двух крупных газопроводов в КНР, оказывается тем не менее вполне оправданным. Во-первых, Евросоюз сегодня также превратился в одного крупного покупателя, который проводит скоординированную энергетическую политику и навязывает России условия поставки природного газа. Во-вторых, геополитические противоречия Москвы с Вашингтоном и находящимся от него в зависимости Брюсселем на порядок выше, чем с КНР, которые в данный момент вообще практически сведены к нулю. К тому же энергетическая зависимость России и КНР будет являться взаимной. Пример Турции, получающей газ из России по «Голубому потоку», показывает, что такая взаимозависимость заметно сглаживает возможные противоречия.

Проектируемые маршруты доставки природного газа из России в Китай

Помимо нефтегазового экспорта Россия и Китай в последние годы приступили к реализации крупных проектов в нефтедобыче, нефтепереработке, тепло- и гидроэнергетике. Так, в мае «Роснефть» договорилась с Китаем о сроке ввода в эксплуатацию нефтеперерабатывающего завода в Тяньцзине, для которого она станет единственным поставщиком сырья. А в ноябре «Роснефть» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация договорились о приобретении китайской стороной 10% доли в «Ванкорнефть». Это дочернее предприятие «Роснефти» занимается освоением Ванкорского нефтегазоконденсатного месторождения в Туруханском районе Красноярского края – крупнейшего из открытых и введенных в эксплуатацию в России за последние 25 лет. Кроме того, ТГК-2 и компания «Хуадянь» договорились о реализации энергетических проектов в Архангельской области, а «Русгидро» и PowerСhina подписали соглашение о реализации проекта Ленинградской гидроаккумулирующей электростанции (ГАЭС) и других перспективных проектов ГАЭС.

Ранее в октябре РЖД и китайский железнодорожный госоператор China Railway Corporation договорились о сотрудничестве по развитию транспортной инфраструктуры, включая развитие железнодорожных пограничных переходов и наращивание объемов перевозок между двум странами. Развивается и сотрудничество в машиностроении. 14 октября президент Объединенной авиастроительной корпорации Михаил Погосян и глава совета директоров китайской корпорации COMAC Цзинь Цзанлун подписали меморандум о сотрудничестве по программе создания пассажирского широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета. По оценке М. Погосяна, такой самолет способен занять до 10% мирового рынка дальнемагистральных лайнеров, который сегодня контролируют американский Boeing и европейский Airbus.

В этом году несколько крупных проектов в России запускают китайские автопроизводители. В июле китайская компания Chery Automobile объявила о начале производства до 30 тысяч автомобилей на заводе «Дервейс» в Карачаево-Черкесии. Инвестиции в этот проект составили несколько десятков миллионов долларов. Кроме того, компания намерена создать в России центр НИОКР, который будет адаптировать модели под местный рынок. Крупнейший китайский производитель внедорожников Great Wall Motor (GWM) приступил к строительству автозавода в Тульской области стоимостью 500 млн. долл. и объемом выпуска до 150 тыс. машин в год. В РФ будет создан полный цикл производства автомобилей Hover, включая изготовление двигателей и трансмиссии. Завод планируется запустить в 2017 г., а завершить проект – в 2020 г.

Налицо также заметная активизация военно-технического сотрудничества Москвы и Пекина. В этом году страны договорись о поставках современных систем вооружений – комплекса ПВО С-400 «Триумф» и истребителей Су-35, которые относятся к поколению 4++, приближающемуся по своим характеристикам к истребителям пятого поколения.

В Китае попавшие под санкции российские банки ищут замену европейским и американским кредитам. В октябре ВТБ, ВЭБ и Россельхозбанк сообщили о заключении соглашений с Экспортно-импортным банком Китая (Эксимбанк) на сумму до 4 млрд. долл. Так, Эксимбанк КНР открыл ВТБ кредитную линию в юанях или рублях, эквивалентную 2 млрд. долл. для финансирования импорта широкого спектра продукции из Китая – от продовольствия до высокотехнологичного оборудования. ВЭБ получит у Эксимбанка Китая 2 млрд. долл. на развитие проектов в Сибири и на Дальнем Востоке, а Россельхозбанк намерен привлечь торговое финансирование. Кроме того, банк «Русский стандарт» намерен приступить к эмиссии банковских карт крупнейшей в мире китайской платежной системы UnionPay, что особенно актуально после того, как в марте США наложили запрет на обслуживание Visa и Mastercard российских банков.

Особую тревогу у Вашингтона вызывают планы Москвы и Пекина по расширению торговли энергоресурсами в рублях и юанях. Наличие этих планов на саммите АТЭС в Пекине подтвердил В. Путин, по словам которого «расчеты в рублях и юанях очень перспективны. Это будет означать, что… влияние доллара в мировой энергетике будет объективно снижаться. Это неплохо и для мировой экономики, и для мировых финансов, и для мировых энергетических рынков». По мнению англоязычного сетевого издания Oilprice.com, такая тенденция может означать конец эры доминирования доллара и способствовать становлению юаня в качестве альтернативной резервной валюты. Ссылаясь на мнение экономического обозревателя Лиама Халлигана, издание отмечает, что торговля между Россией и Китаем на энергетическом рынке в рублях и юанях неизбежно ведет к существенной потере могущества США и их союзников.

В геополитическом плане для США и Запада начинает сбываться один из самых неблагоприятных сценариев в виде формирования альянса двух крупнейших в экономическом, ресурсном и военном отношении государств Евразии. Такая ситуация, как отмечал в «Великой шахматной доске» З. Бжезинский, уже существовала в 1950-е гг., когда США в результате Второй мировой войны получили плацдармы лишь на крайнем Западе (Западная Европа) и Востоке (Япония, Южная Корея) Евразии, а социалистический блок контролировал большую часть континента.

Потеря контроля над континентальной Евразией, где сосредоточена большая часть мирового населения, ресурсов и экономики, будет означать начало конца глобального доминирования США. Поэтому американцы всеми силами будут стараться расколоть российско-китайский альянс. Именно этим стремлением объясняется появление на страницах западной и российской либеральной прессы многочисленных материалов, акцентирующих внимание на противоречиях между РФ и КНР, невыгодности этого сотрудничества для Москвы и опасности попасть в положение «младшего брата» Пекина. А поскольку конфликт России и Запада носит мировоззренческий и, следовательно, долговременный характер, нашим странам следует быть готовыми к тому, что попытки из-за океана разжечь противоречия между ними будут продолжаться и в дальнейшем.

_____________

Фото – http://www.aif.ru/infographic/1174438

Теги: Китай  АТЭС  
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1049