Лермонтов будет интересен людям всегда
07.12.2014 | Ольга ГРЕБЕНЮК | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Трудно поверить, но исполнившийся в нынешнем году 200-летний юбилей Лермонтова – чуть не первый, что в России и на всем культурном пространстве русской литературы празднуют с подобающим классику размахом. Остальные круглые даты рождения и смерти были отмечены весьма скромно, ибо не до праздников было. Случайным ли образом, но они совпадали с огромными катаклизмами в России и мире. Хотя интерес к поэту, его жизни никогда не ослабевал.

Своим его считают религиозные философы, мистики, эзотерики. Биография Лермонтова – предмет пристального изучения нумерологов. Неожиданно русский поэт стал символом «Клуба 27», возглавив список молодых, одаренных людей (в основном рок-музыкантов), умерших в 27 лет. Хотя формально Михаил Юрьевич не дожил даже до этого возраста.

Автор биографии Лермонтова «Один меж небом и землей», опубликованной издательством «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей», Валерий Михайлов считает, что изучение творчества главных русских поэтов Пушкина и Лермонтова не закончится никогда. И нынешние исследователи – далеко не последние.

Русский писатель по сути, казахстанский согласно политической географии – так называет себя главный редактор алматинского литературного журнала «Простор» Валерий Федорович Михайлов. Он не считает себя биографом в традиционном смысле этого слова, а свой труд обозначает как «интерес поэта к гению»: «Я взялся за эту книгу потому, что хотел разобраться в Лермонтове». На 43-м Лермонтовском празднике поэзии, прошедшем летом в родовом поместье поэта Тарханы, писатель из Казахстана стал лауреатом премии имени Лермонтова.

– Валерий Федорович, когда читаешь вашу книгу «Один меж небом и землей», возникают ассоциации со Святым Писанием. Начинается книга очень похоже на Евангелие от Иоанна: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово был Бог». У вас: «Была вначале песня и словно с небес она летела, лелея душу». Вы пишите: «Не одна лишь человечность, как у других поэтов, а Богочеловечность», упоминаете Архистратига Небесных сил Михаила, фамильный герб Лермонтовых, где начертано: «Участь моя – Иисус», делаете много ссылок на религиозных философов. Вы как бы подводите читателя к пониманию неземной сущности поэта и порой, кажется, даже сравниваете с Христом. Случайны ли эти ассоциации?

– Конечно, с Христом я его не сравнивал, а похоже на Евангелие от Иоанна как-то само собой получилось, я это не делал сознательно. Я не считаю, что подвожу читателя к мысли о том, что Лермонтов неземного происхождения, что он какой-то ангел, как писал о нем Мережковский. Думаю, что он, конечно, земного происхождения, никакой мистики нет. Но, с другой стороны, я сознательно обращал внимание, что среди всех русских писателей именно Лермонтов не случайно вызывал такой интерес у мистиков, особенно это заметно у Даниила Андреева в «Розе Мира». Проверить это невозможно, потому что мистическая сторона открывается в каких-то прозрениях, а я человек обычный, и мне ничего такого не открывалось. Причем, если бы у Лермонтова это все было деланное, искусственное, то вряд ли бы он вызвал такой интерес. Можно объяснить это тем, что чем больше поэтический талант, тем сильнее чувствительность мира, жизни, философии. Поэтому у него возникали стихи-пророчества, например «Настанет год, России черный год» («Предсказание»). Хотя этому стихотворению можно найти и земное объяснение. Всегда параллельно есть два объяснения – одно земное, другое мистическое. Думаю, в полноте нужно рассматривать и то и другое, и тогда получится фигура Лермонтова как поэта и мыслителя.

На Лермонтовском вечере, организованном Генеральным консульством России в Казахстане и представительством Россотрудничества. Валерий Михайлов с консулом Ириной Переверзевой

– Насколько помогло в работе над биографией то, что вы – сам поэт?

– Начнем с того, что я не собирался писать эту книгу, так как не считаю себя литературоведом, биографом. Это, конечно, не классическая биография в серии «ЖЗЛ». Она не столько жизнь описывает, сколько историю, путь и жизнь души Лермонтова.

Две прекрасные биографии уже были: одну написал Павел Висковатый в конце XIX века, вторую – Виктор Афанасьев, она была напечатана в 1991 г. в серии «ЖЗЛ». Это – классическая биография, в которой дается семья, атмосфера. Виктор Афанасьев – сам поэт и, более того, последние 10-15 лет он – монах в Троице-Сергиевой лавре. С юности мне было интересно читать про жизнь своих любимых поэтов. Когда подошли годы, я сам начал писать что-то о поэзии, но все это было случайно, несознательно. Один раз меня попросил Юрий Поликарпович Кузнецов написать о его итоговой книге поэзии и прозы. Я вовремя не успел, уже после его смерти написал эссе. Потом, тоже по просьбе, написал о поэте Павле Васильеве. Про Лермонтова начал писать, чтобы самому разобраться в нем. Потому что когда ты пытаешься формулировать какую-то мысль словами, то начинаешь трудиться умом и по-настоящему понимать свое отношение к автору. Это довольно трудное дело, особенно когда такие авторы, как Кузнецов или Лермонтов, о которых довольно много написано. Но я определял, что я сам думаю и о том и о другом.

У меня было странное впечатление от ранних стихов Лермонтова. Вроде бы в них что-то есть, но они слабоваты, недооформлены. Во время работы над книгой я понял, что такое ранние стихи. За исключением нескольких шедевров типа «Паруса», «Ангела», «Предсказания», это заготовки, которые он никогда не собирался печатать. В его единственной изданной при жизни книге немногим больше 20 стихотворений, а уже было на тот момент около 300 стихотворений и несколько поэм. То есть у самого Лермонтова отбор был очень взыскательный. Некоторые стихи-заготовки он дорабатывал, и из них получались шедевры. Как «Бородино», например.

Мне сейчас гораздо больше лет, чем Лермонтову, однако я осмысливал поэта молодого, но прошедшего гигантский духовный путь. И конечно, я смотрел на него «изнутри», не как литературоведы и биографы, которые смотрят «извне». Даже к его творчеству я подходил как к биографическому материалу. Например, его ранние пьесы, конечно, слабенькие все, но для биографа они гораздо ценнее, чем воспоминания современников.

Экспозиция книг В.Ф. Михайлова в Национальной библиотеке РК в Алматы

Если бы я сам не был поэтом, я бы и не стал эту книгу писать. Она относится к такому виду литературы, когда поэты пишут о поэтах. Бывает, это маленькие заметки, стихи, бывает, это развернутые работы, может быть это какие-то мысли, обрывки. Для меня это всегда гораздо более интересно, чем когда ученый обращается к творчеству иного поэта. Существо моего интереса к Лермонтову – это интерес поэта к гению.

– Что касается таких недолгих лет жизни Лермонтова. Неполные 27 лет... Существует два мнения. Одно – не дожил, многое не успел. Второе – прожил именно тот срок, который должен был прожить. Вы какого придерживаетесь?

 – Я думаю, Богу-то виднее, чем нам. Допустим, Лермонтов пожил еще какие-то годы. Причем, если бы он жил как обычный человек, в другом темпе, другом психическом состоянии. Последние год-полтора Лермонтов ведь жил в ощущении близкой смерти, он знал, что его убьют. И, может быть, каждый день жил, как последний. Может быть, этим объясняется известный факт, когда Одоевский дарит ему альбом и говорит: «Привези мне его с Кавказа полностью исписанным стихами» (имеется в виду последняя ссылка поэта на Кавказ). Лермонтов не дописал этот альбом, но ведь там сплошные шедевры.

И если бы он жил как обычный человек. В спокойном, размеренном ритме, как, например, Степан Щипачев. Утром просыпается, жена ему подает кофе с булочкой, он приятно кушает. Переделкино, свежий воздух, он надевает нарукавники, садится за стол и пишет стишок какой-то о любви, о дружбе: «Любовью дорожить умейте, с годами дорожить вдвойне». Так можно о чем угодно написать (берет конфету из вазочки): «Конфетой дорожить умейте, а «Взлетной» дорожить вдвойне». И чтобы он написал «Выхожу один я на дорогу», проживи хоть 300-400 лет?

А человек гениальный, который живет в ощущении близкой смерти, создает потрясающие вещи. Может быть, это ценнее долгих лет жизни? Лермонтов написал великолепный томик лирических шедевров, написал первый психологический роман «Герой нашего времени», написал образцовую пьесу, как художник  -  он был совершенно замечательный, например, как карикатурист  -  он опережал свое время. Тогда еще не было такой графической сатиры, которая была у Лермонтова. Причем человек никогда не имел кабинета, возможности спокойно трудиться над чем-то, был то в разъездах, то на службе. Он очень многое успел. И поэтому, наверное, все произошло точно, хотя это не исключает и того, что останься Лермонтов жить, он написал бы еще замечательные вещи. Об этом подробнее всего размышляет Даниил Андреев, который говорит, что Лермонтов был из титанов, способных совершить огромный духовный подвиг. А в смысле художественного творчества он создал бы такие произведения, которые соединили высшую духовность с высшей художественностью.

Известно, что Марк Твен связывал свою жизнь с появлением на небосводе кометы Галлея. Он говорил: я родился и умру с кометой Галлея. Так и случилось. Лермонтов родился в 1814-м и умер в 1841-м. Через 100 лет 14-й и 41-й годы станут вехами начала Первой и Второй мировых войн. Получается, Лермонтов фактом рождения и смерти за 100 лет предсказал эти события?

– Даты рождения и смерти Лермонтова можно и дальше продолжать. Например, 1991 год, 150 лет со дня рождения Лермонтова – год гибели Советского Союза. Еще одна катастрофа России. Нынешний год – 200-летие поэта – начало войны на Украине, огромнейший катаклизм русского народа. С другой стороны, лермонтовед доктор наук Ирина Киселева, с которой мы встречались в Петербурге на конгрессе по Лермонтову, высказала такую мысль: 1814 год был победный для России, это год, когда русские войска покорили Наполеона, были самыми мощными в Европе, в Париже был триумф Александра Первого, это год окончательной победы над Наполеоном. Так что Лермонтов родился в победный для России год. Конечно, мистика цифр есть, но опять-таки нам, обычным смертным, понять ее не дано.

На 43-м Лермонтовском празднике поэзии, прошедшем в начале июля в музее-заповеднике «Тарханы», Валерию Михайлову (на переднем плане – слева) вручен диплом лауреата премии им. М. Лермонтова

 

– Не секрет, что некоторые эзотерические кружки считают Лермонтова медиумом, который имел способность во время глубокой медитации путешествовать духом в космических просторах. В пример приводят стихотворение «Выхожу один я на дорогу», где есть слова «спит земля в сиянии голубом». Мол, голубое сияние Земли стало известно лишь тогда, когда Юрий Гагарин увидел Землю из космоса.

Я человек обычный, в кружки не ходил, духа Льва Толстого не вызывал… (смеется). Вся эта эзотерика – очень сомнительное дело. А стихотворение «Выхожу один я на дорогу» не обязательно объяснять в таком ключе.

Скажу на своем примере. Я не знаю, откуда поэзия берется. Откуда берутся стихи у Степана Щипачева и Андрея Дементьева – это я знаю. Трудолюбие, начитанность, определенная культура, навыки в сложении стишков. Это все понятно, а откуда поэзия берется – это непонятно! Для этого требуется или обостренное восприятие жизни, или твой собственный труд души, который требует разрешения в словесной формуле, причем именно в стихах, потому что стихи – это математические формулы, овеянные духом, который от них исходит.

Например, Лермонтов в письме к своей кузине писал, что надо бы над словами ставить нотные знаки, то есть рисовать интонацию, с которой они должны быть сказаны. Любую мысль можно высказать с различной интонацией, и получится совершенно противоположное значение, а в стихах и интонация, и музыка, и еще нечто такое, и все это образует поэзию, которая не поддается определению. Но тем не менее она разрешает нечто в самом авторе, формулирует словами то, что он не может сказать в каком-то другом жанре. Я бы назвал этот феномен не медиумом, а человеком, необычайно глубоко, остро и полно воспринимающим все, что происходит в его душе и жизни.

– Насколько верна версия Владимира Соловьева о происхождении рода Лермонтовых от шотландского ведуна поэта Томаса Лермонта?

– Это на самом деле так. Я недавно был в Петербурге на конгрессе, посвященном Лермонтову. Туда приехали 10 человек из рода Лермонтовых. Это до сих пор большой род, они живут и в Америке, и в Европе, и в России, и в Австралии. Где-то в Шотландии они поставили Лермонтову памятник, а сам род Лермонтов отпраздновал 900-летие в прошлом году. Однако из поэтов в роду были только Томас Рифмач и Михаил Юрьевич.

Размышляя о русской литературе, вы высказали мысль о том, что разделяете писателей на русских и русскоязычных. Вы пишите: «Место проживания, гражданство и даже язык, на котором он (писатель) пишет, – дело второстепенное». Например, эмигрант Бунин – русский писатель, а пишущий на русском языке Олжас Сулейменов – русскоязычный. Интересно, куда вы определите американцев Набокова и Довлатова? И что самое важное в определении «русский писатель»?

– Важное что-то корневое. То, что передается «с кровью матери» – это чувство языка, первое для любого писателя. Например, трудно объяснить некоторым русскоязычным писателям, что такое «по над речкой». Они язык изучали по учебникам, в расхожей среде. Некоторые вещи, которые понятны любому неграмотному русскому человеку, другому очень сложно понять. Чувства языка нет и у многих русских, косноязычных людей. Такие встречаются и в среде журналистики, и в писательской среде. Чтобы заниматься литературой, нужно иметь очень развитое чувство языка.

Набоков, без сомнения, русский писатель, писатель высочайшего мастерства, поэт замечательный. Но мне, как читателю, нравятся только «Другие берега», все остальное – от большого ума, от большого мастерства, а не из потребности написать то, без чего не обойдется русская литература. К тому же, к сожалению, у Набокова при высочайшем мастерстве, высочайшем чувстве слова не было в эмиграции стоящего материала, темы. В нашем понимании если писатель не народный, то есть не интересен всему народу, как Шолохов, Твардовский, это все-таки не совсем классик и не совсем русский писатель. Довлатов – он не русский и не американский, он – советский, и не писатель, а скорее журналист, хохмач, ближе в эстраде. И они конечно разнокалиберные, их даже рядом ставить нельзя. Если бы Набоков ваш вопрос услышал, он бы поморщился.

– В своей статье «Инстинкт правды – инстинкт жизни» вы пишите: «На Руси слова «народ» и «язык» тождественны… крепнет и развивается народ – расцветает и богатеет язык, слабеет народ – беднеет язык. Какие перспективы в Казахстане для развития русского языка и культуры? И какие перспективы вы видите для русских писателей и поэтов на казахстанской земле? В том числе и для себя – насколько вам не хватает русского духа, «дыма отечества»?

– Перспектив развития русского языка в Казахстане нет. Носителей народного языка осталось немного, еще пройдет 20-25 лет и все остальные будут читателями газет, как говорила Цветаева. Народный язык существует в среде. Тут у нас очень смешанное население, русских не так много. Могут рождаться одаренные люди, потому что это не зависит от места проживания. Одаренные люди могут и в Австралии родиться: одни кенгуру и вдруг – русский поэт! В этом тайна. Но сам язык терпит большой ущерб и в России. Такого языка, как в «Ладе» Василия Белова, может быть, и нигде нет. У молодежи, если они собираются стать русскими писателями в Казахстане, перспективы нет. Пишут на общегородском языке, который развился невероятно, но не на природном, это я это вижу по тому материалу, который присылают в журнал.

Что касается меня, хотя я бы и предпочел родиться не в Караганде, а в какой-то русской деревне, однако мне повезло, я родился в среде живого русского языка.

– Николай Раевский, чей 120-летний юбилей мы недавно отметили, – автор биографии А.С. Пушкина «Портреты заговорили», вы – автор биографии М.Ю. Лермонтова. Два алматинца и две замечательные книги о великих русских поэтах…

– У нас разные работы. Раевский рассматривал Пушкина со стороны родни и окружения, у меня – духовная биография, одна из граней исследований Лермонтова. В Алмате и другие авторы есть, которые писали о Пушкине, о Достоевском. Интерес к русской классике от политической географии не зависит. А в поэзии вообще никаких границ нет. Такие поэты, как Пушкин и Лермонтов, людям будут интересны всегда.

_____________

Фото – http://www.kazpravda.kz/articles/view/22926

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:900