Сундук для невесты. В Англию…
13.12.2014 | Мира НУРЖАНОВА | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

Традиционные казахские народные ремесла формировались под влиянием среды проживания – степи. Кочевой образ жизни вынуждал обустраивать быт так, чтобы в нужный момент весь скарб загрузить на лошадь и перевезти в другое место. Все женщины тогда умели валять войлок, ткать ковры, шить одежду. А мужчины владели техниками по обработке дерева, металла, кости, выделки из кожи. Сегодня, когда в магазинах можно все купить, – ручная работа стала нерентабельной и дорогостоящей, и все же ремесленники не оставляют попыток найти свое место под солнцем, в системе рыночной экономики.

Длится деревянный век

Бахыт Абдикарим из южноказахстанского села Машат возвел дерево в ранг абсолюта. В начале 1980-х, еще будучи молодым художником, решил не сужаться до одного направления, предположив, что в жизни пригодятся все навыки. В результате из дерева он может сотворить все что угодно – от домашней посуды до музыкальных инструментов. Сегодня, когда на дворе XXI век, многие современные семьи предпочитают иметь в квартирах элемент, составляющий интерьер юрты. В юрте, традиционном войлочном жилище казахов, все, что внутри, на 90% выполнено из дерева. Это: ромбовидный остов юрты – кереге, купол юрты – шанырак, шкаф для хранения посуды – асадал, складная кровать – тосекагаш, сундук для вещей – сандык. Сундуков, к слову, существовало несколько разновидностей: сундук для сухофруктов – кебеже, для хранения чая – шай сандык, был еще и деревянный футляр для украшений. За фурнитурой в национальном стиле обращаются к Б. Абдикариму.

– Многие заказывают какой-то один предмет с национальными элементами в дом, либо на подарок, например шкаф, сундук или кровать, – рассказывает мастер. – В прошлом году попросили изготовить в Англию для невесты сундук в бирюзовом цвете, чтобы при этом его узор совпадал по стилю с остальным приданным.

Мастер по обработке дерева Бахыт Абдикарим

Сам Бахыт на этот путь встал неслучайно. В селе, где он жил, соседом был старый мастер, тот создавал из дерева добро под хозяйственные нужды: черпаки, ручки для топора, телеги и прочее. Заразил своим увлечением и юного Бахыта.

– Он делал на глаз, без эскиза, брал дерево и, пока пил чай, смотрел, что можно придумать. Теперь таких мастеров у нас нет, остались в Узбекистане и Киргизии. У него я и научился обращаться с деревом. Дерево – это оберег для дома. Когда его обрабатываешь, каждое имеет свой характер. Карагач – холодный, бук – плотный, осина – нежная, клен – подобен шелку, с ним следует аккуратно работать.

Резной сундук, или по-казахски сандык, для хранения вещей

Умелец говорит, что по долговечности дерево превзойдет многие прочные металлы. И приводит пример: в городище Отрар на юге Казахстана (VIII-XIII вв. н.э.) были найдены предметы из дерева, которые сохранились после сильного пожара! Существуют здешние деревянные артефакты, которым по три с половиной века. Спрашиваю у мастера, из какого вида дерева получаются вечные изделия? Он отвечает, что экология в Алматы нынче не та. Раньше тополя 300-летние росли, а сегодня возрастной лимит – 70 лет. Для работы Б. Абдикарим использует местные деревья – урюк, яблоню, грушу, иву, из импортных – бук, кедр, липу, осину. В «зеленке», или сыром дереве, как правило, много смолы и влаги, поэтому его высушивают. Если сушить самостоятельно, на это может уйти два-три месяца. Но в большинстве случаев продают уже правильную заготовку – бери и твори!

– Раньше готовые предметы, например посуду для кумыса (национальный напиток из молока кобылицы. – М.Н.), обрабатывали бараньим или говяжьим жиром вместо лака. Либо в аулах применяли то масло, что оставалось после обжарки баурсаков (национальное лакомство из теста в виде колобков. – М.Н.), оно становилось, как олифа, и могло дальше использоваться. Сейчас современные мастера используют воск.

Изделия из каждого региона отличаются по стилю. Так в Южном Казахстане, откуда родом Б. Абдикарим, роспись по дереву получалась очень богатой, с преимуществом красного, желтого, золотистого, синего цветов. Потому как юг всегда ассоциируется с теплом и сочными красками. Среди узоров, которые используют казахские мастера – геометрических, растительных и космогонических – самыми популярными были зооморфные орнаменты: кошкар муйиз (бараний рог), бугу муйиз (олений рог), кус ізі (след птицы) и многие другие. Казахские орнаменты одинаково часто использовались во всех видах народных ремесел, будь то изготовление ковров или роспись пиал, из которых казахи и сегодня предпочитают пить чай.

В офисе у мастера висят метровые панно из дерева, декорированные элементами из металла, кости, кожи. На них – кубе, специальная посуда для приготовления кумыса, масла или айрана (кефира).

– Сейчас кубе очень редко используется, даже в аулах его нет, можно увидеть только в музеях. Это панно – в память о нем, – комментирует на прощанье Б. Абдыкарим.

Панно с кубе, деревянной емкостью для приготовления кумыса

Сегодня народный умелец трудится в Алматинском колледже декоративно-прикладного искусства им. О. Тансыкбаева, является автором учебно-методических пособий и учебника «Художественная обработка дерева», возглавляет центр декоративно-прикладного искусства, последние пять лет организует Центрально-Азиатскую ярмарку в Алматы с участием ремесленников из Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана, России, налаживая, таким образом, еще и культурные связи стран-соседей. В общем, делает все возможное, чтобы ремесло предков, не кануло в Лету.

Уроки скромности

Даже теперь, когда городские дети ушли с головой в планшетники и прочие продвинутые гаджеты, Роза Сарсебаева продолжает делать для них национальные игрушки. «Там где есть дети, должны быть и игрушки», – считает мастерица с 20-летним стажем. Роза Бигемжановна создает редкий, штучный товар – национальных казахских кукол.

– Через этнографических кукол я хочу передать образ жизни казахских женщин и мужчин. Показать, как одевались казахские дети испокон веков, – объясняет она. – У казахов куклы никогда не были чем-то мистическим. Их делали только, чтобы дети играли. Маленькая девочка должна воспитываться в окружении кукол, с которыми она нянчится, вырабатывая тем самым женские навыки и качества.

Куклы в национальных казахских нарядах

Мастерица раньше занималась войлоком, но говорит, что в работе с куклами нашла больше места для творческой фантазии. В этом деле ей помогает даже супруг, керамист по роду занятий, который обжигает в печи кукольные головки, ручки... В остальном на всех этапах процесса производства Р. Сарсебаева главенствует сама – и одежду создает, и характер придает этнокуклам. Основные расходные материалы – войлок, бархат, шелк, бижутерия. Говорит, что, как и на любую творческую работу, на эту требуется вдохновение. Без него ни одна куколка не получит путевку в жизнь.

На сегодня самой популярной кукольной моделью является девушка в старинной конусообразной шапке с загнутой макушкой. Кукол на реализацию у Р. Сарсебаевой берут ведущие музеи Алматы и Астаны. Так, во время приезда короля Испании Хуана Карлоса в Казахстан семь лет назад он приобрел одну из кукол нашей героини. Голливудские актеры, зачастившие в Казахстан по разным поводам, также не уезжали без этнических сувениров. В общем разошлись казахские куклы по всему свету да по частным коллекциям. Ведь именно по таким образчикам народного ремесла можно проследить, как выглядели раньше казахи, что носили и даже то, как были воспитаны.

– Вот это называется шолпы – украшения для кос. Шолпы не должны громко звенеть, это было неприлично, так же как у нас сейчас не принято громко смеяться. Поэтому воспитанная девушка старалась ходить тихо, плавно и держала прямую осанку, это мудрость древних. Ценилась скромность. Девушка носила одежды с длинными рукавами, грудь была закрыта. Для того чтобы не застудить поясницу, надевала камзол с короткими рукавами под основной наряд.

Роза Сарсебаева со своими этнокуклами

С куклами Р. Сарсебаевой произошло то же, что и с другими ремесленническими товарами, – их стали покупать местные. Еще 10-15 лет назад мастера могли рассчитывать только на иностранцев, интересующихся всем экзотическим. А сегодня спрос вернулся на круги своя. Роза Бигемжановна и рада, ведь истинная любовь к рукотворному чаду измеряется не только ценником на игрушке, но еще и нравственной пользой, которую она принесет.

Всемогущий войлок

Войлок – натуральный материал из валяной шерсти переживает свое новое рождение и популярность. И хотя до масштабов былой востребованности еще очень далеко, исконное ремесло казахов постепенно отвоевывает свои позиции. Баян Ахмироваэксперт по войлоковалянию за 10 с лишним лет воспитала многих учеников, с семинарами по войлоковалянию проехала весь Казахстан, была даже в Горном Алтае.

– У меня мама была народной мастерицей, и ткала, и пряла. От нее, наверное, и мне это передалось. Раньше я тоже занималась всем подряд, теперь только войлоком. Это же экологически чистый материал, он дает положительную энергию человеку, прекрасно удерживает тепло. Когда мы в 2000-х начинали, на мастер-классах можно было услышать: «Что вы там, тесто катаете?»

Баян Ахмирова демонстрирует женскую шапочку из войлока

Процесс валяния – доведения войлока под воздействием воды или пара до требуемого состояния, действительно, напоминает раскатку хозяйками теста. Считается, что искусство валяния войлока пришло как раз с территории Центральной Азии. Местный войлок – из овечьей шерсти, а овцы для казахов издревле были одним из основных богатств. Если ознакомиться с кочевым бытом казахского народа, то место войлока в нем – едва ли не главенствующее. Кошмой – большими кусками войлока укрывали юрту от палящего солнца, создавая прохладу, зимой – удерживая тепло, во время дождя – не пуская воду внутрь жилища. Кошмой же застилали и пол в юрте. Из войлока также получались великолепные настенные ковры. Еще несколько веков назад для окраски шерсти использовались только растительные краски.

– Из натуральных красок делать сейчас изделия невыгодно, люди их не покупают. Из шелухи лука или из кожуры граната получаются почти схожие цвета – желтый и бежевый. Поэтому я предпочитаю пользоваться турецкими и российскими красками, – говорит мастер войлочных изделий.

По словам мастерицы, самый распространенный, с которым она и работает, – белый войлок. Его легче всего перекрашивать. К слову, белый раньше был символом социальной иерархии, в белых войлочных юртах жили баи (богачи) или ханы.

Из войлока можно сделать все, на что хватит терпения и фантазии. Самое сложное и длительное по времени занятие, по словам Б. Ахмировой, изготовление верхней одежды – пальто, курток. Войлок также искусно соединяют с шелком, пару лет назад в Алматы пошла мода на подобные комбинированные шарфы, палантины. В этом году в тренде болеро – женские курточки с короткими рукавами. В целом женщины любят сумки, шляпы, броши, украшения для волос из войлока. Все, что содержит национальные орнаменты – шапочки, тюбетейки, сувенирные коврики, пользуется повышенным спросом у иностранной публики.

– Организм хорошо ощущает войлок. Его называют лечебным материалом. У кого существуют проблемы с щитовидной железой, рекомендую носить войлок. Наших мы тоже приучили покупать войлок. А раньше они только смотрели и уходили…

Сувениры из войлока. Выставка ремесленников на алматинском Арбате, октябрь 2014 г.

Войлок делится по сортам на грубошерстный и тонкошерстный. Из грубоватого делают подстилки, коврики, тапочки, благодаря свойству материала, вещи выходят более ноские и твердые. А вот из самого мягкого сорта – мериноса получаются более изящные изделия – одежда, головные уборы, игрушки, аксессуары. Из 1 кг войлока, который стоит порядка 3500 тенге (около 19 долларов) выходит четверо тапочек по 250 грамм. Б. Ахмирова говорит, что именно из-за дороговизны основного материала многие любители войлочного творчества вынуждены бросать на полпути это увлекательное занятие.

Но, несмотря на все экономические катаклизмы и нерентабельность такой работы, мастера продолжают ей заниматься, сохраняя народные традиции для потомков, которые, будем надеяться, оценят этот негромкий человеческий подвиг.

________________

Фото – автор

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:903