Экономическая составляющая в деятельности ШОС усиливается
18.12.2014 | Андрей ЧЕБОТАРЁВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

В столице Казахстана Астане 15 декабря прошло 13-е заседание Совета глав правительств государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). В нем приняли участие премьер-министры Казахстана – Карим Масимов, Кыргызстана – Джоомарт Оторбаев, России – Дмитрий Медведев, Таджикистана – Кохир Расулзода, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, первый вице-премьер–министр финансов Узбекистана Рустам Азимов, а также генеральный секретарь ШОС Дмитрий Мезенцев и официальные представители стран-наблюдателей (Афганистан, Индия, Иран, Монголия, Пакистан).

В повестку дня вошли вопросы углубления торгово-экономического и гуманитарного сотрудничества стран-участниц организации, финансового обеспечения совместной проектной деятельности, работы Делового совета и Межбанковского объединения ШОС в 2013-2014 годах, бюджета организации на 2015 год и т.д. По итогам заседания было принято совместное коммюнике, в котором нашли свое отражение намерения государств-членов в финансовой, банковской, научно-технической, инновационной, энергетической, таможенной сферах, по линии сельского хозяйства, транспорта, телекоммуникаций, охраны окружающей среды и т.д.

Встреча ШОС на уровне глав правительств стала знаковой, прежде всего, для Казахстана. Он, в частности, предоставил площадку для проведения встречи, причем накануне празднования Дня Независимости страны. К тому же главные участники заседания были приняты президентом РК Нурсултаном Назарбаевым, призвавшим поддерживать «шанхайский дух». А за день до мероприятия глава казахстанского правительства провел серию встреч со своими коллегами и другими участниками. При этом самой насыщенной оказалась встреча с китайским премьером Ли Кэцяном, по итогам которой был подписан ряд документов, включая соглашения между Национальным банком РК и Народным банком КНР по взаимным расчетам в национальных валютах и по валютному свопу казахстанский тенге/китайский юань. Соответствующее двустороннее взаимодействие между Казахстаном и Китаем, кстати, дало основание К. Масимову предложить остальным участникам заседания начать осуществлять взаиморасчеты друг с другом в национальных валютах.

Немаловажно и то, что ряд вопросов многостороннего взаимодействия в рамках ШОС совпадает с собственными целями и задачами Казахстана, провозглашенными 11 ноября с.г. президентом РК в его послании народу Казахстана «Нұрлы жол – путь в будущее». В том числе это касается реализации автодорожных проектов «Западная Европа – Западный Китай» и «Атырау – Астрахань», создания логистического хаба на востоке и морской инфраструктуры в казахстанском секторе Каспийского моря, развития энергетической инфраструктуры и т.д. Тем самым Казахстан, с одной стороны, способен внести свой вклад в реализацию определенных совместных проектов в рамках ШОС. А с другой стороны, он, видимо, рассчитывает на инвестиционную поддержку собственных проектов со стороны партнеров по организации.

По-своему знаковой была встреча и для России: астанинская встреча прошла в рамках ее председательства в ШОС. Такие приоритеты председательства, как запуск крупных многосторонних экономических проектов в области транспорта, энергетики, науки и техники, создание оптимального механизма их финансового сопровождения, активизация туризма, развитие сетевого Университета ШОС вполне вписываются в содержание коммюнике. Еще более важным является процесс разработки Стратегии развития организации до 2025 года, которая будет представлена в 2015 году на очередном саммите ШОС в Уфе.

Учитывая, что российское председательство в организации проходит в условиях подверженности страны экономическим и политическим санкциям со стороны США и Евросоюза, РФ явно заинтересована в разносторонней поддержке со стороны Китая, Казахстана и других партнеров. В любом случае многочисленные вызовы, оказывающие негативное влияние на мировую экономику, а также на обеспечение стабильности и безопасности в пространстве деятельности ШОС, стимулируют укрепление сотрудничества между странами-участницами и расширение его конкретной практической составляющей. В последнем случае премьер-министр РФ Д. Медведев, в частности, предложил своим коллегам снизить тарифы на услуги электросвязи в роуминге, а также обеспечить обмен данными для удостоверения электронных подписей в интересах ускорения процедуры заключения различных договоров.

Астана и Москва также заинтересованы в объединении усилий ШОС и Евразийского экономического союза, чья деятельность начинается с 1 января 2015 года. Так, по мнению К. Масимова, евразийская интеграция может стать фактором, способным дополнить и укрепить экономическую составляющую рассматриваемой организации. Такой подход вполне актуален с учетом схожести многих целей и задач, стоящих перед двумя межгосударственными объединениями, а также участия в них  Казахстана, России и в ближайшей перспективе Кыргызстана.

При всем этом прошедшее заседание Совета глав правительств государств-членов продемонстрировало также растущую за последние годы тенденцию активизации Китая на постсоветском пространстве и особенно в Центральной Азии с расчетом реализовать здесь свои геостратегические интересы. Показательным в этом отношении стало заявление Ли Кэцяня относительно готовности КНР создать на территории Казахстана заводы по производству стекла, цемента и переработке сельхозпродукции. Причем речь идет не столько о строительстве соответствующих предприятий, сколько о переносе производственных мощностей из Китая на территорию Казахстана с вложением сюда очень солидных инвестиций. При этом не исключено, что такую практику, осуществление которой начнется в двустороннем формате, можно будет перенести и на другие страны-участницы ШОС.

Очевидно, что в настоящее время только Китай располагает серьезными финансовыми возможностями для инвестирования тех или иных проектов на пространстве деятельности организации. Показательным в этом отношении, в частности, стало озвученное на прошедшем в сентябре этого года Душанбинском саммите ШОС заявление председателя КНР Си Цзиньпиня о решении его страны предоставить государствам-партнерам кредит на сумму 5 млрд. долларов США для финансирования совместных проектов. При этом в силу неразвитости механизмов многостороннего экономического сотрудничества в рамках организации основной акцент Пекин явно будет делать на двусторонний формат взаимоотношений с каждой из остальных стран-участниц.

Данную ситуацию усугубляет также отсутствие у организации своего собственного финансового института. Еще в ходе 9-го заседания Совета глав правительств государств-членов, прошедшего в ноябре 2010 года в Душанбе, бывший тогда премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао предложил создать Банк развития и специальный счет ШОС. В свою очередь президент РФ Владимир Путин в ходе предпоследнего саммита организации, который состоялся в сентябре 2013 года в Бишкеке, выступил с инициативой создания Фонда развития ШОС.

С одной стороны, каких-либо принципиальных расхождений в данных предложениях не прослеживается. Но, с другой стороны, до сих пор не было предпринято конкретных шагов по реализации хотя бы одного из них. По некоторым данным, Россия заинтересована создать рассматриваемые институты под эгидой Евразийского банка развития (ЕБР), учредителями которого являются она и Казахстана. Не исключено, что именно это стало основным предметом разногласий между ней и некоторыми другими членами ШОС, включая Китай. Можно также предположить, что сторонам не удалось пока согласовать уровень собственного участия и ответственности каждой из них.

Во всяком случае, астанинское заседание завершилось принятием решения «О дальнейшей работе по созданию Банка развития Шанхайской организации сотрудничества и Фонда развития (Специального счета) Шанхайской организации сотрудничества». Кстати, Душанбинский саммит ШОС всего лишь констатировал «важность проводимой работы по изучению вопросов создания» данных финансовых институтов и дал поручение «продолжить усилия в целях ее скорейшего завершения». С учетом общего настроения участников астанинской встречи следует ожидать, что в ближайшей перспективе будут осуществлены определенные практические шаги в этом направлении.

В то же время Китай уже постепенно заполняет соответствующий вакуум, используя различные финансово-экономические инструменты. Судя по всему, одним из них признан стать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), с инициативой создания которого выступила КНР и встретила поддержку у 21 государства Азии, включая Казахстан и Узбекистан. Меморандум о взаимопонимании по созданию АБИИ был подписан 24 октября этого года в Пекине. При этом сам банк будет официально открыт до конца 2015 года. Крупнейшим акционером АБИИ выступает Китай с долей в капитале до 50%. В связи с этим центральный офис банка будет находиться в Пекине. Первоначальный уставной капитал АБИИ составит 50 млрд. долларов, а прогнозируемый – 100 млрд. долларов.

Отдельные СМИ уже представили АБИИ в качестве потенциального конкурента таких международных финансовых институтов, как Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ) и Азиатский банк развития (АБР). Скорее всего, такое представление главным образом основывается на том, что в данных институтах доминирующие позиции занимают США, ЕС, Япония и т.д. Вместе с тем реальной альтернативой им АБИИ не способен стать, по крайней мере в среднесрочной перспективе, в силу несравнимости с опытом и масштабом их деятельности, наличным капиталом, уровнем влияния в разных частях мира и т.д.

Тем не менее формат деятельности АБИИ позволит Китаю точечно сконцентрироваться на конкретных проектах и тех странах, в которых они будут осуществляться. При этом приоритетными направлениями финансирования здесь станут энергетика, транспорт, логистика, городская и сельская инфраструктура. К тому же соответствующие усилия КНР уже имеют поддержку у вошедших в состав учредителей банка Казахстана и Узбекистана. Эти страны, скорее всего, заинтересованы в получении через АБИИ финансовой поддержки энергетическим и другим проектам, реализуемым ими на своей территории совместно с китайскими компаниями.

Так или иначе, но все эти процессы в рамках ШОС способствуют постепенному усилению экономической составляющей в деятельности организации. Вследствие того, что страны-участницы явно отдают приоритет реализации торгово-экономических отношений на двустороннем уровне, ШОС пока еще не получила серьезного наполнения по данной линии своего функционирования. Теперь же конкретные решения по различным вопросам, с одной стороны, и фактор некоторой конкуренции между Китаем и Россией относительно определенных механизмов экономического взаимодействия внутри организации, с другой стороны, способны изменить эту ситуацию в лучшую сторону. Главное, чтобы то единодушие, которое отражено в различных политических документах ШОС и его официальных мероприятий, нашло свое проявление в практической плоскости.

___________

Фото – http://ria.ru/economy/20141215/1038259698.html

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1005