Украина без нацизма – это та же Россия
23.12.2014 | Станислав МЕДВЕДЕВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Справочно.  Александр Игоревич Кофман родился 30 августа 1977 г. в г. Макеевке Донецкой области. Окончил факультет «Промышленное и гражданское строительство» Донецкой государственной (ныне – национальной) академии строительства и архитектуры. В 2002 г. основал и возглавил строительно-монтажное предприятие «Альбион». С 2013 г. – начальник управления развития Восточного региона ООО «Руш». В 2014 г. возглавил секретариат Координационного совета общественного движения «Юго-Восток», стал депутатом парламента Союза народных республик Новороссии. 26 июня 2014 г. избран первым заместителем председателя парламента Новороссии. В ноябре 2014 г. назначен министром иностранных дел ДНР.

– Александр Игоревич, в чем состоит значение Министерства иностранных дел для молодой республики?

– На мой взгляд, Министерство иностранных дел – это основной признак независимого государства. Наличие МИД в ДНР говорит о том, что мы независимы и готовы к диалогу. Кроме тесного контакта с Российской Федерацией, у нас уже сложились хорошие взаимоотношения с Республикой Абхазия и Республикой Южная Осетия. В Донецк приезжала делегация из Абхазии. В Москве мы провели рабочую встречу с послом Южной Осетии, во время которой обменялись дипломатическими нотами.

– Известно, что Европейский союз ввел против вас санкции. Это мешает работе?

– Санкции в большей степени мешают не мне, а тем, кто их ввел. Руководители европейских стран поймут весь идиотизм ситуации, потому что рано или поздно им придется вести переговоры с человеком, которому они же и связали руки. Например, против министров иностранных дел Абхазии или Южной Осетии никакие санкции не применялись, поэтому они свободно передвигаются по ЕС. Я думаю, что вскоре они отменят санкции против меня, потому что с кем-то же надо вести переговоры.

– А какие страны признали или готовы признать ДНР?

– На данный момент нас признала Южная Осетия, а Абхазия выразила намерение сделать это в ближайшее время. Кроме того, нас признало большое число так называемых непризнанных республик без государственного статуса – Фландрия, Каталония, Техас. Я был в Москве на форуме антиглобалистов, на котором присутствовали представители всех непризнанных республик. Они признали как Донецкую и Луганскую народные республики, так и союз наших республик – Новороссию.

С делегатами была достигнута договоренность о проведении в ближайшее время в Донецке Недели свободной Европы, а возможно, и Недели свободного мира, ведь посетить мероприятия изъявили желание представители американского штата Техас. При этом ведутся переговоры об открытии культурных представительств непризнанных республик в столице ДНР. Таким образом, Донецкая народная республика становится центром притяжения непризнанных республик Земного шара.

– А готова ли Россия признать ДНР и какие политические силы оказывают в этом содействие?

– Фракция КПРФ в Государственной Думе шесть раз поднимала вопрос о признании Республики Южная Осетия. На шестой раз ее признали. То же самое происходит и в отношении нас. Недавно к нам приезжал депутат Госдумы от фракции КПРФ Казбек Тайсаев. Он озвучил позицию всей фракции, которая настаивает на признании нашей республики Российской Федерацией.

– Могли бы вы оценить экономический потенциал как Донецкой народной республики, так и ее вероятных партнеров.

– Мы в состоянии себя самостоятельно обеспечить. Единственное, что нам мешает, так это продолжение военных действий. В мирное время мы полностью себя обеспечим. ДНР хочет присоединиться к России, потому что мы – единый народ и должны быть вместе. Понятное дело, что это не произойдет в ближайшее время. Сначала необходимо стать на ноги и на равных заключать межгосударственные договоры.

Мы очень интересны Абхазии, Южной Осетии и Приднестровью. Во-первых, для них это огромный рынок сбыта, который теперь не регулируется украинской стороной. Мы можем смело вести прямые закупки, прямую торговлю и с Абхазией, и с Южной Осетией. Во-вторых, открываются огромные возможности для инвестиционных проектов. Например, на территории ДНР можно развивать тепличный бизнес. У нас много теплоэлектростанций, на базе которых можно строить тепличные хозяйства.

Экономика Абхазии построена, в первую очередь, на курортном бизнесе. Во время визита абхазской делегации в Донецк мы обсуждали возможность отправки наших детей на лечение в Абхазию.

Ни для кого не секрет, что уровень жизни в Приднестровской Молдавской Республике выше, чем в Республике Молдова. К сожалению, официальным лицам ДНР практически невозможно добраться до ПМР. Собственного аэропорта у них нет, а если наш путь будет пролегать через территорию Украины или Молдовы, то вероятнее всего, нас арестуют.

– Как вы видите дальнейшие взаимоотношения с Украиной?

– Когда я говорил о едином народе, то имел в виду не только Донецкую и Луганскую народные республики, но и всю Украину. 23 года мы жили в стране, в которой сейчас нацистская хунта захватила власть. Мы ненавидим не страну, а нацистское правительство, которое подлежит международному суду. Как только Украина сбросит с себя это ярмо, сметет нацистскую мерзость, введет законы, запрещающие эту мерзость в дальнейшем, тогда мы сможем наладить диалог. Не исключено, что мы будем рассматривать путь совместной интеграции в Российскую Федерацию. Украина без нацизма – это та же Россия. Вот такую Украину мы и ждем.

– Вы считаете, что достаточно подождать или, может, что-то сделать и самим?

– На мой взгляд, первое, что мы должны сделать, так это поднять свою экономику. Оболваненные украинцы должны увидеть, как расцветет Крым, несмотря на блокаду, как поднимемся мы, несмотря на артобстрелы. Украина с трудом переживает эту зиму, потому что уже существуют проблемы с электро- и теплоснабжением. Даже у нас, несмотря на боевые действия, таких проблем нет. Обратив внимание на наши успехи, украинский народ обязательно поднимется против тех, кого еще недавно посадил себе на шею – воров, убийц и нацистов, ведь они ведут страну к коллапсу.

– Не только к коллапсу, но и гражданской войне. На ваш взгляд, Украину уместно сравнивать с Югославией?

– Конечно, уместно, потому что в процессах, пережитых и переживаемых этими странами, есть большое сходство. Кстати, в Донецке недавно на эту тему прошел круглый стол, в котором я принял участие. Но между Украиной и Югославией мне удалось найти и главное отличие. В 1990-е годы Югославии оказалось не на кого опереться: во главе ее главного союзника – Российской Федерации был слабый президент Б. Ельцин. Сербы до сих пор не могут простить ему фактического предательства.

А благодаря тому, что сейчас во главе России стоит сильный президент Владимир Путин, нас обязательно защитят всеми доступными средствами, и мы сможем избежать «югославского сценария».

Теги: Украина  ДНР 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2482