Курс драма – чаще вниз, чем вверх. Кто виноват?
25.12.2014 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Снижение курса драма по отношению к курсу доллара и евро продолжает оказывать крайне негативное воздействие на всю экономику Армении, на весь бизнес, на каждого гражданина и на ожидания завтрашнего дня. Все ожидания на этот счет – крайне негативные. Естественно, что Центральный банк в целях поддержки курса драма начал продавать доллары на бирже, но это не привело к разрядке ситуации. Долларовые интервенции составляли от 4 до 6 млн долларов ежедневно. Но, несмотря на действия ЦБ, обменная цена доллара поэтапно росла: сначала с 253 до 479 драм, а затем и до 495 и далее до 560 драм по положению на 17 декабря. 18 декабря с утра начался подъем драма к доллару, но незначительно. Сформировалось устойчивое мнение о том, что ЦБ не имеет никакого влияния на ситуацию.

Во время кризиса 2009 г. драм обесценился на 20-22%, причём это произошло де-факто в течение одних суток (напомним, во время нынешнего кризиса обменный курс драма снизился до 30%, но происходило это постепенно). И процесс этот пока не завершен, курс драма к доллару и евро пока не стабилизировался. Продолжение этого процесса будет иметь место в начале следующего года.

По наихудшим экономическим показателям Армения по итогам уходящего года, скорее всего, займет «почетное» 4-е место, уступив лидерство охваченной кризисом Украине. Таким образом, финансовая стабильность и надежность банковской системы, о чём постоянно говорил премьер-министр Тигран Саркисян (2008-2014 гг.), оказались иллюзорными.

По мнению независимых экспертов, нынешняя ситуация на финансовом рынке страны начала формироваться достаточно давно. По сути, она является результатом той экономической политики, которую проводит правящая политическая элита Армении, особенно в течение последних 6-7 лет, хотя этот курс реально начал проводиться еще раньше, а точнее в 2003-2004 гг.

Курс этот неоднократно подвергался критике со стороны оппозиционных и независимых экспертов (среди них выделим ныне покойного Э.Агаджанова), которые указывали, что продолжение этого курса рано или поздно приведет к экономическому кризису страны. Можно охарактеризовать нынешний момент как рецессию, которая ведет Армению к кризису и кризису достаточно глубокому. Экономическая политика правительства Т. Саркисяна–О. Абрамяна зашла в ту гавань, куда де-факто она и направляла курс.

Поддержка курса драма базируется на четырех составляющих: доходы от экспорта, инвестиции, трансферты из-за рубежа и внешние заимствования. Представим кратко ситуацию по каждой из этих составляющих:

– в течение последних 5 лет экспорт из Армении не рос и колебался вокруг суммы 1,4-1,5 млрд. долларов, появилось даже понятие «колебание экспорта», причем речь идет об официальной статистике. Армения остается преимущественно импортирующей страной: объем импорта составляет 4,5 млрд. долларов, превышая экспорт в три раза. Интересно, что на официальные запросы парламентской оппозиции по поводу «колебания экспорта» правительство предпочитает не отвечать;

– в последние 3-4 года отмечается резкое падение как иностранных, так и местных инвестиций. Почему это происходит? Ответ правительства: международный кризис, ситуация в РФ, рецессия в ЕС и пр. Инвестиции приблизились к нулю, и не только иностранные, но и местные. Негативный фон в сфере инвестиций настолько велик, что даже небольшие инвестиции в 50-100 тыс. долларов не осуществляются: те, кто потенциально мог бы их сделать, – ждут, когда закончится эта экономическая и финансовая нестабильность и ситуация станет более определенной. В условиях неопределенности делать инвестиции, пусть и очень небольшие, никто не желает;

– до последнего времени курс драма к доллару и евро удерживался за счет денежных трансфертов, 85% которых поступает из России. Общий уровень трансфертов из-за рубежа снизился (стабильная цифра составляет 1,8-2 млрд. долларов в год). Прежде всего, это касается денежных трансфертов из России, переживающей определённые финансово-экономические сложности, в том числе и из-за падения курса рубля по отношению к бивалютной корзине;

– наращивание внешнего долга. В настоящее время государственный долг составляет 4,5 млрд. долларов (из коих внешний долг 3,8 млрд. долларов), т.е. эта возможность ограничена (финансовое законодательство запрещает иметь долг, превышающий 50% от объема ВВП, при общем объеме ВВП в 10 млрд. долларов). Таким образом, и эта возможность представляется во многом исчерпанной.

Парламентская оппозиция утверждает, что имеется также серьезная проблема, связанная с вывозом из страны долларов. Но это скорее является следствием общих экономических и политических реалий. Де-факто сложилась такая ситуация, когда доллар в Армении выступает не в качестве платежного средства, а в качестве товара. Люди хотят купить доллар и спрятать / удержать с тем, чтобы потом продать/обменять его по более высокой цене. Конечно, это противоречит экономической логике и нормальным экономическим процессам.

Все вышеупомянутые факторы наложились друг на друга и создали ситуацию всеобщего цейтнота.

Согласно закону о ЦБ, эта институция несет ответственность за стабильность цен. В связи со сложившейся ситуацией по предложению оппозиции 17 декабря было созвано закрытое внеочередное заседание парламента, где он потребовал от руководства ЦБ и правительства разъяснений по ситуации. Что намерены руководящие органы страны предпринять для её преодоления? Как взаимодействуют между собой ЦБ и правительство? Какие предполагаются действия для минимизации спекуляций? На следующий день курс драма стал подниматься, но неопределенность сохранилась.

Каковы возможности ЦБ в этой ситуации? Будучи ответственным за кредитно-денежную политику, он имеет соответствующий инструментарий. Но реально, по оценкам армянских экспертов, ЦБ может использовать примерно 20% имеющихся возможностей. Остальные 80% инструментария находятся в руках правительства и правящей политической элиты.

Прежде всего, речь идет о борьбе с монополиями, коррупцией, протекционизмом и теневой экономикой. ЦБ не может решить очень многие вопросы: к примеру, цена одного и того же товара, причем товара первой необходимости, на растаможке и в магазине может отличаться в несколько раз (!). Речь идет об отсутствии конкуренции, в этом случае регулятор ничего не может сделать. При наличии подлинно конкурентной среды продажа доллара на бирже/рынке имела бы реальный позитивный эффект для стабилизацию курса драма, т.е. его цена поднималась бы реально, а не искусственно. Так происходит в тех сегментах рынка, где есть реальная конкуренция: на рынке частных пассажирских перевозок (такси), в сфере интернет-услуг и вообще телекоммуникаций.

Кроме того, чтобы заниматься в Армении серьезным бизнесом, нужна «крыша». Без нее дела вести невозможно. Необходимы нужный «телефонный звонок», «добро» или поддержка высокопоставленного должностного лица. Примечательно, что цена нефти упала на мировом рынке почти на 50%, а на армянском рынке всего на 10 драм. При наличии в стране 72 тыс. хозяйствующих субъектов приблизительно 60 тыс. из них – это субъекты малого и среднего бизнеса, а 9,5 тыс. – крупные (6,5 тыс. с оборотом свыше 100 млн. драм, а 3 тыс. – свыше 100 млн. драм). Из этих трех тысяч крупных предприятий приблизительно 200-250 хозяйствующих субъектов имеют политическую и административную «крышу». Когда этой «крыши» не будет, то возникнут равные «правила игры» для всех. Тогда возможно и падение цен. Но пока цены на продукцию этих двух-двух с половиной сотен хозяйствующих субъектов определяются не на рынке, а в кабинетах, услуги же «крыши» хорошо оплачиваются.

ЦБ концентрируется на стабильности цен, в этом состоит одна из его функций, оговоренных законом. Как и в 2014 г., в бюджете на 2015 г. заложены 4+/-1,5% инфляции. Расчеты по инфляционным ожиданиям делаются на основании 4800 товаров, но реально сейчас имеет место увеличение цен на товары первой необходимости. Получается, что по 4800 наименованиям товаров инфляция действительно составляет 5-7%, а по товарам первой необходимости она существенно выше. Поэтому, если правительство и ЦБ не предпримут радикальных мер для изменения экономической политики, то инфляционное давление в январе существенно возрастет. Необходимо не только сдерживание инфляции, но и открытие новых рабочих мест и привлечение инвестиций. Между тем удержание курса драма стало для правительства и ЦБ самоцелью.

Немаловажное значение имеет менеджмент в газовой сфере. На границе Армения покупает газ за 189 долларов за 1000 кубометров, а конечному потребителю он поставляется за 393 доллара. Нормативные потери газа в цене составляют 5,37%; в действительности же они выше и составляют 8,64%. Разница в 3,27% от 1,7 млрд. кубометров (общий объем газа, потребляемый страной в год) дает 51 млн. кубометров. Потребитель переплачивает колоссальную сумму в свыше 20 млн. долларов в год. Налицо результат неудовлетворительного государственного менеджмента и, возможно, политической коррупции.

Предыдущую «проверку на иммунитет» страна проходила несколько лет назад, во время августовской войны 2008 г. в Южной Осетии, когда в течение 6-7 дней в Армении были введены ограничения продажи бензина из-за его нехватки. Имелись также проблемы с поставками продовольствия. Речь шла о чувствительности экономической системы Армении к различным геоэкономическим факторам.

В сложившейся сегодня ситуации нужно, чтобы правительство оказывало поддержку малому и среднему бизнесу, т.е. тому сектору экономики, который легче переносит подобные кризисы и быстрее восстанавливается после них. Однако кабинет не чувствует должной ответственности перед обществом.

Таким образом, нынешняя ситуация с курсом драма это не только проблема банковской системы, но проблема экономики и политики. Падение курса драма – лишь внешнее проявление кризиса. К сожалению, в Армении нет ясных контуров экономической политики и стратегии ее планирования, нет четко обозначенной цели (вышеупомянутый Т. Саркисян делал заявления о том, что он намерен превратить страну то в крупный финансовый центр, то в страну высоких технологий и пр.), поэтому шаги, предпринимаемые правительством, и инструментарий, которое оно использует на экономической площадке, не вызывают поддержки должного уровня ни в обществе, ни в бизнескругах.

Происходящее психологически сильно давит на население, на реальный сектор экономики, на потребительский рынок, создавая неопределенность и нервозность.

Членство страны в Евразийском экономическом союзе, поддержанное и политической оппозицией, хотя и может смягчить последствия кризиса, всё же не может быть панацеей от экономических проблем. Очевидно, что экономика Армении нуждается в серьезных преобразованиях.

Учитывая политический расклад сил в стране, способность оппозиции привлекать к своим акциям десятки тысяч людей, нельзя исключать сценариев, когда кризис экономический может наложиться на политический, сопровождаясь крайне негативным социальным фоном. Насколько реальны такие сценарии, можно будет судить по событиям конца января – февраля будущего года.

Теги: Армения 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1038