От Геббельса до «УПА» всего один шаг
26.12.2014 | Сергей ВАРЯЖСКИЙ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

В названии статьи ошибки нет, особенно если обратить внимание на кавычки, в которые взята аббревиатура УПА. В данном случае речь идет не об армии украинских националистов, а о министерстве, получившем в украинском обществе имя нарицательно-отрицательное – «министерство правды», коим и стало новообразованное Министерство информационной политики. «УПА» в данном конкретном случае с подачи ряда местных журналистов расшифровывается как урядова (т.е. правительственная) пропаганда и агитация. А взаимосвязь с известной геббельсовской пропагандой, как ниже увидит читатель, здесь налицо.

Коллаж из Интернета, характеризующий отношение независимых украинских журналистов к созданию «министерства правды» и его руководству. Подпись гласит: «Мое дело не умрет! Следующим министром пропаганды будет кум президента Порошенко Юрий Стець!»

Изречение «геббельсовская пропаганда» навечно вошло в оборот, как синоним оболванивания людей. Достаточно сослаться лишь на одну заповедь министра пропаганды фашистской Германии: «Я не согласен с тем, что пропаганда является чем-то низкопробным, ведь мы сегодня не сидели бы в министерских креслах, если бы не были великими художниками пропаганды... Вот в чем состоит секрет пропаганды: того, кого хочешь подвергнуть пропаганде, надо насквозь пропитать идеей пропаганды так, чтобы он даже не заметил, что он ею пропитан».

Его известные «заповеди национал-социалиста» и выражения стали шедеврами зомбирования: «Враги Германии – твои враги. Ненавидь их всем сердцем!»; «Верши, что нужно, без стыда, когда речь идет о новой Германии!»; «Пропаганда должна воздействовать больше на чувство, чем на разум, так как масса, в сущности, имеет женственный характер, поэтому чувства доходчивей размышлений»; «Пропаганда не может быть объективной, она должна быть принципиально субъективно односторонней»; «Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней»; «Мы добиваемся не правды, а эффекта»; «Худший враг любой пропаганды – интеллектуализм».

Геббельс закончил свои дни в блокированном Красной армией Берлине с наполненной крысиным ядом ампулой во рту, но дело его на Украине живет. В частности, в деяниях Министерства информационной политики.

Почву для него взрыхлила т.н. революция достоинства, «майданный актив» которой упражнялся в таких речевках: «Москалей на ножи, потому что они твои враги»; «Кто на Украину пойдет, от нее и помрет»; «Мы сильнее, потому, что мы против своих врагов и стыдиться нам нечего» и т.д. Не правда ли, схожесть с геббельсовскими заповедями поразительная.

И вот настал час, когда дух «принципиально субъективно односторонней пропаганды» времен «коричневой чумы» оказался востребован не только на майдане, но и на уровне государства. И востребован где – на Украине, понесшей от германских нацистов колоссальные людские потери.

Давайте посмотрим, чем  будет заниматься «министерство правды». Его задачами, в частности, определены: «Разработка и реализация единой программы информационной безопасности, включая обеспечение населения достоверной информацией из первоисточников»; «Продвижение Украины в мире, формирование имиджевых инструментов для этого»; «Активное противостояние информационной агрессии России»; «Предотвращение внешнего воздействия на внутреннее информационное пространство Украины»; «Предоставление СНБО, Президенту, Кабинету Министров полной и качественной информации для принятия эффективных решений по безопасности страны»; «Формирование кадрового резерва для развития сферы коммуникаций, имплементации соответствующих международных решений и стандартов».

Сразу же возникает закономерный вопрос, а что, президенту или премьер-министру неоткуда больше получать информацию «для принятия эффективных решений по безопасности страны», как от «министерства правды»? А для чего же тогда СБУ, внешняя разведка, МВД, Генеральная прокуратура и другие силовые и специальные органы? Проницательные наблюдатели предполагают, что на самом деле не для «правдивого» освещения руководящих лиц государства создано данное министерство, а для создания нужного информационного эффекта. Не случайно планируется упразднить (перепрофилировать) многолетних долгожителей отечественного медиапространства, как Госкомтелерадио, Национальное агентство по делам печати, а национальные союзы журналистов и писателей должны попасть под жесточайший контроль «министерства правды». Закономерно, что даже детище времен «оранжевой революции» – «Стоп цензуре» уже выступило за полный бойкот деятельности этого антидемократического органа.

Но реалии сегодняшней украинской жизни говорят лишь о том, что первые ростки запланированной «чистки мозгов» из семян, посеянных на «майдан-плазе», уже взросли. Власть не слышит доводов разума, хотя даже среди ее ближайших соратников появляются здравомыслящие люди, выступающие за отмену политической цензуры. К примеру, Николай Томенко, длительное время возглавлявший комитет Верховной рады по вопросам свободы слова и информации открыто заявил, что «все сегодняшние приоритетные задачи информационной политики не нуждаются в новых специальных органах в сфере СМИ… сегодня важна координация всех журналистских органов и не стоит забывать о роли частных СМИ, которые, собственно, не очень-то и нуждаются в государственной информподдержке».

Вопросов с созданием «министерства правды» больше, чем ответов, начиная с организационных (кто будет вести максимальное распространение программ и через какие спутники или ретрансляторы) до финансовых (кто будет заказывать и кто будет платить). Вопрос, а как к этому отнесется тот, кто, собственно, смотрит и слушает, т.е. телезритель и радиослушатель, даже не рассматривается. А «министерство правды» уже работает: закрыты ряд изданий, к примеру известный еженедельник «Киевский ТелеграфЪ», под запретом многие региональные русскоязычные газеты и журналы для соотечественников, из теле- и кинопроката изымаются российские фильмы (последний такой пример – запрет фильма «Тарас Бульба», снятый режиссером Владимиром Бортко), а отдельным деятелям искусств из России по политическим мотивам вообще запрещен въезд в страну. И это только начало, как говорят украинцы, «дали буде», или «продолжение следует». А оно будет. Будут проверки частных телекомпаний на предмет их «патриотичности», будет люстрация их руководства, будут «утверждения» редакционных планов и т.д.

Напрашивается естественный вопрос, а кто же стал у руля Министерства информационной политики? Личность достаточно известная – журналист и телеведущий Юрий Стець, пришедший в парламент от блока Порошенко под № 13. Перед самым назначением – утверждением на министерскую должность, он сделал программное заявление: «Информационная безопасность в нынешнем мире является одним из ключевых параметров национальной безопасности. Разработка стратегии национальной информационной безопасности, управление соответствующими ресурсами, защита национальных интересов, поддержка свободы слова – это те функции, которые в условиях военного конфликта нуждаются в эффективном и централизованном менеджменте. Ни один орган в структуре властных институций Украины сегодня не может эффективно реализовывать эти задачи». Тем самым он обозначил собственные задачи.

«Вот и пришел ПСтець», – шутили избиратели при виде агитационного плаката в поддержку кандидата Стеця

К слову сказать, «послужной журналистский список» у пана Стеця впечатляет. Он прошел путь от руководителя фольклорного ансамбля до генерального продюсера телекомпании и члена Наблюдательного совета телеканала «5-й канал», кстати, частного, владельцем которого являлся Петр Порошенко. Так что к «журналистской составляющей» претензий нет. А вот к ее качественному наполнению…

Он всегда открыто говорил о необходимости героизации воинов УПА и, конечно же, Бандеры и Мельника. Терминология «советской оккупации» Украины – это его «конек». Как и постоянное упоминание о том, что на украинской земле должна быть только одна – титульная -  нация, как и один язык…

Юрий Стець в форме УПА

Своим заместителем министр видит Сергея Лойко, корреспондента Los Angeles Times в Москве. Но пока вопрос не решен, поскольку г-ну Лойко надо сначала отказаться от российского гражданства и затем уж получить украинское. Правда, в этом деле у нас уже налажен конвейер, когда массовым порядком украинскими гражданами становятся бывшие грузинские министры, литовские предприниматели и американские банкиры. Думаю, что вопрос с новоявленным русскоязычным гражданином Украины Лойко также будет решен оперативно и позитивно. Другое дело, что у нас многие и не знают о существовании такого «масштабного» специалиста, как Сергей Лойко. Правда, несколько раз мелькал он на экранах, когда брал интервью в зоне АТО у военнослужащих украинской армии, национальных гвардейцев и воинов «добровольческих» батальонов типа «Азов» и «Айдар». Выслушивать другую сторону конфликта ему было, видимо, неинтересно. Наверняка таким же однобоким будет и его видение будущего украинского информпространства.

С. Лойко берет интервью у бойцов «добровольческих» батальонов в Новоазовском районе Донецкой области – июль 2014-го.

Подробно говорить сегодня о радикальных изменениях в украинском медиапространстве еще рано. Все только начинается. Но основные «реперные точки» в деятельности «министерства правды», как видим, уже выставлены. И довольно скоро содрогнется не только интеллектуальная украинская общественность, но и «просвещенное европейское демократическое общество» откроет глаза, да будет поздно…

Может, я чересчур сгустил краски? Отнюдь нет. То, что видишь сегодня на наших телеэкранах, особенно по части деятельности «самого честного и самого профессионального правительства, заботящегося о благе народа», не вписывается ни в какие рамки. Спросили бы журналисты людей об их чувствах по отношению к этому самому «заботливому правительству», испытываемых при получении квитанций по оплате коммунальных услуг. Но услышанное в ответ не пропустит ни одно «министерство правды», ибо звучит такой колоритный язык, да с такими выражениями и пожеланиями, что...

Теги: Украина  УПА  
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:928