Несмотря на серьезные проблемы, ЕАЭС остается магистральным вариантом постсоветской интеграции
29.12.2014 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Прошедший 2014 г. оказался для стран Единого экономического пространства богатым на события, а сам он, пожалуй, может быть назван одним из переломных моментов для всей постсоветской интеграции. Финансово-экономические проблемы России, которые в одночасье превратились в головную боль и ее партнеров, не только обнажили существующие ныне проблемы, но и заставили как членов Евразийского экономического союза, так и будущих его участников более пристально посмотреть на процессы, протекающие сегодня на просторах бывшего СССР. Посмотреть с разных сторон и еще раз взвесить аргументы, которые еще вчера считались очевидными.

До последнего не была ясна позиция Киргизстана, руководство которого еще 10 октября заявило о своем желании присоединиться к союзу с целью улучшить экономику страны. Однако вплоть до заседания Высшего совета ЕАЭС было неизвестно, будут ли киргизы подписывать договор, так как обсуждение этого вопроса было снято с повестки дня заседания тамошнего правительства. Лишь 22 декабря появилась информация, что договор о присоединении Кыргызстана к Евразийскому экономическому союзу был все же ратифицирован парламентом и одобрен правительством.

 Конечно, нерешительность Бишкека не стала неожиданностью для экспертного сообщества, которое предполагало, что события осени 2014 г. серьезным образом повлияют на процесс запуска Евразийского экономического союза. Как не стало неожиданностью и то, что прошедшее 23 декабря в Москве заседание Высшего совета ЕАЭС, которое должно было венчать все интеграционные процессы уходящего года, прошло на официальном уровне вполне спокойно и запланированно: руководители трех стран на пресс-конференции выступили с заранее подготовленными речами, среди которых абсолютно ожидаемо выделялась речь белорусского президента. Несмотря на ряд высказываний, сделанных лидером Белоруссии за последние несколько недель, в Москве А. Лукашенко был более сдержан, хотя все же выразил свое недовольство происходящим в двухсторонних отношениях его республики и России. Заодно подверглись критике и созданные органы ЕАЭС: «Что касается нерешенных вопросов, то свободного движения товаров у нас в полном объеме пока как не было, так и нет, и скрывать это нам нечего… четкого механизма взаимодействия и контроля в рамках единого таможенного пространства пока в полном объеме нет… Вот и ответьте тогда на вопрос: есть ли на сегодняшний день между нами реальная либерализация условий торговли?»

 Однако, несмотря на все противоречия, возникшие в ходе интеграционных процессов между тремя странами-учредителями, нельзя отрицать того факта, что события 2014 г. существенно скорректировали политический и экономический векторы развития России, Белоруссии и Казахстана. Минск, Москва и Астана, которая старается соблюдать серьезную дистанцию в политических вопросах, в прошедшем году так или иначе оказались под влиянием одних и тех же событий – подписания договора о создании Евразийского экономического союза, украинского кризиса, санкционного противостояния России и стран Запада, резкого ухудшения на российском валютном рынке, а также нерешенности ряда вопросов во взаимной торговле в рамках созданного ЕАЭС.

Заявления для прессы по итогам заседания ВЕЭС 23 декабря 2014 г. В.В. Путин и А.Г. Лукашенко

Россия, являющаяся стержнем существующего экономического союза и фактически донором экономической жизни для большинства стран бывшего СССР, прошла 2014 г. под знаком внешнеполитических и экономических потрясений. И если в начале у российского руководства были задачи по участию в разрешении острейшего противостояния на востоке Украины, интеграции в свою экономику Крыма, а также недопущению усиления роли НАТО в странах Восточной Европы, то во второй половине года на первый план вышли вопросы экономического характера.

Санкционное противостояние со странами Запада, как известно, привело Россию к ряду экономических проблем: падению курса рубля, оттоку капиталов и недоступности внешнего финансирования, а также инфляции и падению доходов от экспорта. При этом бюджет государства исполняется с профицитом, и возросшая денежная масса, если ее не удержать под контролем, рано или поздно выльется в неудержимый рост цен, который ударит, в первую очередь, по простым гражданам. Поэтому сегодня перед российским руководством, помимо всего прочего, стоит непростая задача – эффективно распределить рублевые средства в экономике страны и поддержать запланированные социальные программы, не вызвав при этом обвальной инфляции, а также параллельно создать условия для расширения использования российской валюты во взаиморасчетах со странам-партнерами. Последнее позволит стабилизировать курс рубля и окажет благоприятное воздействие на формирование единой платежной системы в рамках ЕАЭС, о которой в 2014 г. неоднократно заявлялось на самом высоком уровне. Однако данный процесс должен быть поддержан всеми участниками ЕАЭС без исключения, в то время как буквально в конце года белорусская сторона потребовала перевести все расчеты между странами в твердую валюту.

Хотелось бы напомнить, что в настоящее время около 55% всех расчетов между странами ЕАЭС производится в рублях, 35% – в долларах США и около 9% – в евро. Для сохранения такого паритета без поддержки партнеров России будет необходимо серьезным образом потратить собственные средства. Поэтому у российских аналитиков в последние несколько месяцев возникает закономерный вопрос: стоит ли Москве искать в нынешних кризисных условиях «лишние» миллиарды на евразийскую интеграцию? Тем более что практика второй половины завершившегося года продемонстрировала российскому руководству множество нестыковок интересов каждого из участников ЕАЭС. Как оказалось, и Белоруссия, и Казахстан все еще достаточно формально подходят к деятельности внутри союза, а после разразившегося финансового кризиса в России и вовсе, кажется, стали терять интерес к совместным проектам.

Например, о том, что в отношениях между тремя странами не все в порядке, свидетельствует уже неоднократно обсуждавшееся отношение Астаны и Минска к проблеме реэкспорта запрещенных к ввозу на территорию Российской Федерации продуктов из стран, присоединившихся к антироссийским санкциям. И если Казахстан, как известно, изначально занял нейтральную позицию, которая не претерпела существенных изменений: мол, мы не участвуем в санкционном противостоянии России и ЕС, так как у нас свои интересы, то Белоруссия, как показали последние события, повела себя довольно странно. В Минске, прикрываясь разговорами о братском союзе, не только решили воспользоваться ситуацией с точки зрения экономических выгод, но попытались придать проблеме политический оттенок. Фактический провал к декабрю схемы реэкспорта европейских продуктов побудил белорусскую сторону к своеобразному шантажу Кремля: помимо открытых заявлений о готовности перейти к крайним мерам в торгово-экономических отношениях между двумя странами, в Минске открыто начали заигрывать с Западом, привлекая к этому в качестве своеобразного посредника Украину. Последнее выразилось в поездке А. Лукашенко в Киев накануне заседания Высшего совета ЕАЭС и заявлениях президентов Белоруссии и Украины о готовности расширять сотрудничество не только в области экономики, но и в политической сфере.

Разразившиеся на фоне российско-белорусских противоречий «торговые войны» между Москвой и Минском, подкрепленные резкими политическими заявлениями, не принесли положительных результатов ни одной из сторон: Россия сократила количество белорусской продукции у себя в торговой сети, а Белоруссия оказалась фактически наедине с проблемой реализации закупленных за валюту европейских товаров, которые не пускают на российский рынок. Потенциал же Украины, на которую в какой-то степени рассчитывают в Минске, из-за кризиса сегодня невелик и не сможет компенсировать белорусам утраченные рынки.

Необходимо отметить, что сами по себе итоги 2014 г. для Белоруссии выглядят довольно неоднозначно. С одной стороны, в правительстве заявляют, что смогли впервые за последние годы получить положительное сальдо торговли товарами и услугами – к ноябрю оно составило 797,7 млн. долларов. Правда, получилось оно лишь за счет торговли услугами, так как товарные позиции ушли в минус более чем на 1 млрд. долларов. К тому же никто не хочет говорить о том, что в начале 2015 г. надо будет вернуть в российский бюджет несколько миллиардов долларов нефтяных пошлин. Поэтому нынешняя красочная статистка кажется всего лишь прекрасной вывеской для отчета чиновников перед президентом и народом накануне выборов.

С другой стороны, ни для кого не секрет, что в белорусской казне реальных денег нет, рубль фактически девальвирован на 30%, серый реэкспорт прикрыт, битумные схемы не принесли ожидаемых доходов, а торговля в рамках ЕАЭС оказалась проблематичной из-за низкой конкурентоспособности белорусских товаров и инертности чиновников. Ситуация усугубляется и тем обстоятельством, что белорусское руководство на протяжении года стремилось придать политическую окраску экономическому сотрудничеству с Россией. При этом в Минске, кажется, не совсем понимают, что поддержка Казахстана в данном случае не является абсолютной, о чем свидетельствуют и заявления Н. Назарбаева, и позиция Астаны сама по себе. Исходя из сказанного, можно предположить, что прошедшее в Москве заседание Высшего совета ЕАЭС носило довольно сложный характер, а сторонам пришлось приложить максимум усилий, чтобы дать возможность новому экономическому объединению в 2015 г. начать работать так, как это и было запланировано. Тем более что даже в таких непростых условиях выгоды от ЕАЭС для всех входящих в него стран очевидны.

 Для Белоруссии существование вне единого экономического пространства на сегодняшний день практически невозможно, так как республике сбывать свои основные экспортные товары, такие как, например, продукция машиностроения и мясомолочного комплекса, кроме России и стран СНГ, некуда из-за их низкой конкурентоспособности. Так, доля российского рынка в белорусском экспорте составляет более 40%, а в 2014 г. в физическом исчислении поставки продукции из Белоруссии еще более увеличились. Правда, из-за валютного кризиса Минск действительно недосчитался прибыли на сумму около 1 млрд. долларов. Однако это компенсируется дешевыми энергоносителями, цены на которые для белорусов практически не растут и более чем в полтора раза ниже, чем для Европы. Если же к этому добавить то, что для республики не будет пошлин на различные энергоносители, то поддержка со стороны России в рамках интеграционных договоренностей приближается к 10 млрд. долларов в год. Это весьма большая сумма, найти которую за пределами ЕАЭС Минску будет невозможно.

 Похожая ситуация наблюдается и в отношении Казахстана, где за 11 месяцев 2014 г. из-за падения курса рубля товарооборот с Россией снизился на 19,7% как в экспортном, так и в импортном направлении. Однако при этом республика впервые смогла начать экспортировать в страны Таможенного союза произведенные в стране грузовики, а снятие административных барьеров в рамках Единого экономического пространства уже позволило стране получить прибавку в валовом внутреннем продукте.

Все вышеперечисленное свидетельствует об одном – несмотря на серьезные экономические проблемы, а также падение курсов национальных валют, существование ЕАЭС остается одним из наиболее реальных вариантов развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве. При этом политизация отношений в рамках экономического образования, как показал прошедший год, только мешает его развитию. Попытки использовать ЕАЭС и другие объединения в политических играх неминуемо ведут не только к проблемам в межгосударственных отношениях, но и пагубно сказываются на экономиках самих стран.

К сожалению, чиновники все еще не научились действовать самостоятельно, решая проблемы даже локального характера. В результате к их разрешению вынуждены подключаться главы государств. Но как только это происходит, экономика начинает уходить на второй план. В этой связи на повестке дня в 2105 г., помимо всего прочего, стоит задача переноса центра тяжести в принятии решений с плеч руководителей государств на специальные органы ЕАЭС, которые до сих пор не имеют реальных полномочий и представляют собой своеобразные совещательные структуры.

_______________

Фото – http://www.kremlin.ru/news/47318

Теги: СССР  ЕАЭС  НАТО  США   ЕС 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1321