Надо ли торопиться с расширением ЕАЭС?
12.01.2015 | Кирилл СОКОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Вступление в силу с 1 января 2015 г. договора о Евразийском экономическом союзе, в который уже вошла Армения и к которому вскоре окончательно присоединится Киргизия, породило радужные прогнозы по поводу перспектив его дальнейшего расширения. Послушать иных обозревателей, так ЕАЭС в скором будущем должен обрести едва ли не очертания бывшего СССР. Между тем основания для столь оптимистичных прогнозов отсутствуют. На сегодняшний день союз, по сути, достиг пределов роста, а его поспешное расширение несет угрозу проекту евразийской интеграции.

Накануне Нового года, 27 декабря, член комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов в интервью «Русской службе новостей» отметил, что в состав ЕАЭС вскоре могут войти еще две бывшие союзные республики, расположенные на территории Средней Азии – Таджикистан и Узбекистан. «Таджикистан – наш очень активный партнер по ОДКБ, он работает в рамках зоны свободной торговли в полном объёме, – заявил политик. – И я думаю, что объективно он вот-вот должен подойти к решению о том, чтобы быть участником ЕАЭС». Не исключено, что участником ЕАЭС, по словам И. Морозова, станет и Узбекистан. Кроме того, продолжаются переговоры по созданию зоны свободной торговли с зарубежными государствами. В частности, заканчивается работа по реализации дорожной карты присоединения к ЗСТ Вьетнама, на очереди – переговоры с Ираном и Турцией.

На фоне вступления в силу договора о создании ЕАЭС заявления о планах принятия в его состав новых членов должны, по-видимому, продемонстрировать перспективы дальнейшего расширения организации. В реальности же дела обстоят несколько по-иному. Ни Душанбе, ни особенно Ташкент планов по вхождению в состав ЕАЭС, тем более – в 2015 г., не вынашивают. Более того, такие планы никогда всерьез и не рассматривались. О намерении проработать вопрос присоединения к союзу заявляли лишь власти Таджикистана, которые, впрочем, никаких реальных шагов в этом направлении так и не предприняли. С точки зрения Душанбе всерьез размышлять на эту тему можно лишь после того, как членом ЕАЭС станет Киргизия. Общих границ с другими членами союза Таджикистан не имеет, а транзит через Узбекистан сопряжен с большими трудностями. 23 декабря договор о вхождении Киргизии с 1 мая 2015 г. в ЕАЭС был, наконец, подписан, однако на позицию Душанбе это пока не повлияло.

В экспертном и политическом сообществе республики существуют как сторонники, так и противники участия в евразийской интеграции. Первые указывают на высокую зависимость Таджикистана от российского рынка труда, обеспечивающего ему половину всего ВВП (около 4 млрд. долл. в год), а вторые – на проблемы, которые могут возникнуть с поставками на внутренний рынок дешевых товаров из Китая, Турции и Ирана. Официальные же власти предпочитают пока не примыкать ни к одной из сторон, сохраняя себе пространство для маневра. Дело в том, что присоединение к союзу неизбежно приведет к ограничениям в области таможенной, торговой, финансовой и других областях экономической политики, а связывать себя обязательствами перед партнерами Душанбе пока не жаждет.

С возможным присоединением к ЕАЭС Узбекистана ситуация еще сложнее. В последнее время Ташкент проводил политику дистанцирования от военных и экономических союзов, создаваемых на пространстве бывшего СССР под патронажем России. С 1999-го по 2005 г. Узбекистан входил в состав ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдавии) – организации, созданной при поддержке США для противодействия интересами России. С августа 2006 г. по июнь 2012 г. Узбекистан был участником ОДКБ, присоединившись к ней после резкой критики со стороны США и ЕС по поводу жестокого подавления антиправительственных выступлений в Андижанской области в мае 2005 г. Однако уже к концу нулевых годов Ташкент приступил к постепенному восстановлению отношений с США и ЕС, покинув в декабре 2008 г. ряды ЕврАзЭС, а спустя три года вышел из состава ОДКБ.

Надежды на то, что Узбекистан присоединится к ЕАЭС, были, по-видимому, порождены состоявшимся в декабре прошлого года визитом В. Путина в Ташкент, по итогам которого стороны договорились начать консультации по поводу возможного подписания соглашения о зоне свободной торговли. Однако, во-первых, такое соглашение отнюдь не означает вхождения республики в состав ЕАЭС. Кандидатами на создание ЗСТ со странами ЕАЭС в настоящее время являются несколько десятков государств. Во-вторых, речь идет лишь о возможности ее создания, а отнюдь не о самом создании. Узбекистан сегодня уже является участником зоны свободной торговли СНГ – соглашения, участники которого отказываются от таможенных пошлин на определенные группы товаров. Именно это соглашение стало причиной острейшего кризиса в отношениях Украины с РФ из-за подписания договора о евроассоциации, предусматривающего отмену таможенных пошлин на границе с Евросоюзом.

Создание зоны свободной торговли Узбекистана с ЕАЭС, внутри которого таможенные границы отменены, предусматривает гораздо более глубокий уровень экономической интеграции. В случае же вступления в ЕАЭС и Ташкенту, и Душанбе придется повысить таможенные пошлины до общесоюзного уровня, что приведет к удорожанию целого ряда товаров. В условиях налаженных торговых связей с КНР это может обернуться повышением цен на одежду, бытовую технику, электронику и т.п. Аналогичные проблемы выступали одним из главных препятствий для присоединения к ЕАЭС Киргизии, экономика которой построена главным образом на реэкспорте китайских товаров и поставках китайских тканей и фурнитуры для местной текстильной промышленности. С целью преодоления этой зависимости Россия обещала не только профинансировать реализацию в Киргизии крупных инфраструктурных проектов, но и создать Фонд развития с уставным капиталом 500 млн. долл., который будет инвестировать средства в социально-экономическое развитие республики.

Если присоединения к ЕАЭС Узбекистана и Таджикистана потребует затрат, аналогичных или даже более высоких, чем те, в которые «обходится» Киргизия, они могут оказаться для России просто неподъемными. При таком сценарии ЕАЭС, вобравший в себя слишком много новых стран со слабой экономикой и глубокими социальными проблемами, очень быстро начнет трещать по швам, не успев как следует приспособиться к новой для себя ситуации. В результате вместо успехов по развитию своего главного интеграционного проекта на пространстве бывшего СССР, ставшего основным направлением внешней политики на протяжении последних 5-7 лет и причиной острейшего геополитического конфликта с Западом, Москва рискует получить глубокий кризис ЕАЭС. К тому же наметившийся в конце прошлого года экономический кризис наложит на действия РФ дополнительные ограничения.

Присоединение к ЕАЭС Узбекистана и Таджикистана может породить и демографические проблемы, чреватые усилением напряженности на рынке труда и обострением межэтнических отношений. На территории этих двух республик, занимающих всего около 1/7 площади Центральной Азии, проживает более половины ее совокупного населения. Узбекистан, например, по численности жителей (30,5 млн. чел.) почти вдвое превосходит Казахстан (17,3 млн.). По темпам естественного прироста населения Таджикистан и Узбекистан лидируют не только в Центральной Азии, но и на всем пространстве СНГ. Создание единого рынка труда ЕАЭС с участием этих республик приведет к резкому увеличению наплыва в Россию и другие страны союза малоквалифицированной рабочей силы, что приведет к снижению уровня зарплат коренного населения, утрате им рабочих мест и, как следствие, обострению социальных и межнациональных проблем.

Все это заставляет относиться к перспективе принятия в состав ЕАЭС Узбекистана и Таджикистана с большой осторожностью, требуется заранее просчитать все возможные варианты развития событий. Тем более что некоторые политики и эксперты явно побежали впереди «паровоза»: со стороны Ташкента и Душанбе отчетливо выраженного желания присоединиться к союзу пока не прозвучало.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1833