Кто виноват, что пересохнет латвийская «труба»?
14.01.2015 | Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Занавес ушедшего 2014 г. ознаменовался для Латвии еще одной громкой «перемогой» в цепи побед над российскими инвесторами, производителями и транзитниками. Могущественная «Транснефть» объявила о своем отказе от услуг Риги и Вентспилса в пользу Приморска, Усть-Луги и Новороссийска. Таким образом, политические элиты Латвии сделали новый шаг к исполнению своей мечты – максимальному обособлению от России, ликвидации большинства связей с восточным соседом. То, что республика тем самым окончательно превращается в восточноевропейское захолустье, волнует разве что предпринимателей, но здесь к их мнению особенно прислушиваться не принято.

Миллионы тонн, которые пойдут другим маршрутом

Исторически сложилось так, что в год около 14 млн. тонн нефтепродуктов из России поступают в латвийские порты Вентспилс и Рига и там переваливаются. Из этих объемов примерно 7,5 млн. тонн идут через систему трубопроводов «Транснефти», а еще примерно столько же перегружается в цистерны для доставки портовым стивидорам. Но скоро это изобилие закончится. По словам президента компании Николая Токарева, «Транснефть» уже полностью готова к переориентации своих потоков. «Все меры технического порядка нами разработаны и предусмотрены. Сегодня последние согласования проводятся с «Российскими железнодорожными дорогами», с нефтяными компаниями. Нужно сбалансировать финансовую составляющую всей этой схемы, чтобы была равнодоходность при изменении направлений грузопотоков. Задачу эту, мне кажется, мы решили, и в самое ближайшее время, может быть конец января – февраль, уже начнется практический «разворот» объемов в наши российские порты», – заявил Н. Токарев на телеканале «Россия 24».               

В убедительности аргументации главе компании не откажешь: «Было бы, наверное, неправильно загружать гавани зарубежных стран, в то время как появляется профицит мощностей на наших площадках – и на Балтике, и на Черном море. Конечно, решение было правильное: изучить возможность переориентации грузопотоков с портов Прибалтики на наши». Как отметил Н. Токарев, уже сейчас совершенно безболезненно, без дополнительных технических мероприятий и финансовых затрат в порты России можно перевести примерно 5 млн. тонн нефтепродуктов, а то и больше.

Эту идею поддержали представители всех крупных компаний отрасли – «Сургутнефтегаза», «Роснефти», «Лукойла», «Башнефти», «Татнефти» и «Газпром-нефти». «Пока Вентспилс конкурентен, туда ходить интересно. Но есть очень много моделей, по которым рассчитывается стоимость. Как с этими моделями разберутся, то сразу будет понятно, сколько ещё можно будет с Вентспилса забрать», – предупредил Н. Токарев. То есть и в будущем латвийским портовикам расслабиться не придется.

Представитель «Транснефти» Игорь Демин заявил латвийским журналистам, что в решении компании нет никакой политической составляющей. По его словам, это результат многолетней работы российских компаний по переориентации транзита экспорта нефтепродуктов. «Я не вижу здесь большой политики, вижу лишь экономику. Работа над проектом идет у нас уже лет семь. В последние годы в России наблюдается тенденция – уменьшение экспорта нефти и увеличение экспорта продуктов нефтепереработки. И в первую очередь, дизельного топлива», – пояснил И. Демин. По информации сотрудников «Транснефти», компания собирается постепенно поднять объемы нефти, перегоняемой через Приморскую гавань (крупнейший российский нефтеналивной порт на Балтике) до 25 млн. тонн. «С вводом нефтяных труб, через которые будет перекачиваться дизельное топливо, увеличится количество перегоняемых нефтепродуктов. Реконструкция трубопровода продолжается. И сейчас как раз заканчивается наполнение дизелем бывшей нефтяной трубы к Приморску», – отметил И. Демин. Большие планы у «Транснефти» и относительно Новороссийского морского торгового порта, где четыре года назад компания приобрела контрольный пакет в 50,1% долей капитала. 

Когда работники «Транснефти» (не будем забывать, что большая часть ее капитала принадлежит государству), рассуждая об отказе от услуг Латвии, говорят, что это решение не является политическим, они правы как хозяйственники. Но и без политики здесь не обошлось, хотя в этом никакого криминала тоже нет: с кем хотим сотрудничать, с тем и сотрудничаем. Да, данный шаг готовился в течение многих лет, но это свидетельствует лишь о том, что россиян отношение к ним маленькой задиристой страны на берегу Балтийского моря стало раздражать уже давно. Порты Усть-Луга и тот же Приморск, уже сейчас отобравшие большую часть грузов у Прибалтики, начали развиваться 12-13 лет назад. Они как раз и создавались для того, чтобы минимизировать зависимость от прибалтийского транзита. Недаром все минувшие годы Литва, Латвия и Эстония отличались повышенным недружелюбием к своему восточному соседу и всячески давали это почувствовать. И символично, что «Транснефть» объявила об очередной смене своих маршрутов именно под конец того самого года, в течение которого отношения России и Латвии ухудшились, по сути, до антарктического холода. Ранее, в 2006 г., Россия прекратила отгружать нефть через литовский порт Бутинге, в 2009-м – через украинскую Одессу.

Либо политика, либо бизнес

Деловых людей в Латвии поступок россиян привел в панику. Особенно расстроены железнодорожники, вставшие перед перспективой лишиться свыше 6 млн. тонн грузооборота (всего в минувшем году «Латвийская железная дорога» перевезла около 58 млн. тонн). Тут надо понимать, что до недавнего времени ЛЖД (2% ВВП в государстве, 12 тыс. работников) считалась одним из наиболее перспективных и преуспевающих предприятий в республике. Поэтому немало представителей местной молодежи, обдумывающих житье, выбирают себе профессии машинистов, составителей поездов, дежурных по станциям, железнодорожных мастеров.

Недавно даже сам глава ЛЖД Угис Магонис, выступая в Даугавпилсе на 95-летии предприятия, откровенно признал факт того, что благоденствие латвийских железнодорожников целиком зависит от поставок с востока. По его словам, в обороте грузоперевозок не менее 77% приходится на уголь и нефтепродукты из России. «Альтернативы такому объему грузов нет»», – откровенно признал чиновник. Теперь сотрудникам предприятия, видимо, придется затягивать пояса. Вице-мэр второго по значению в Латвии города Даугавпилса Дмитрий Родионов, сам раньше работавший на железной дороге, рассказал автору этих строк: «Особое значение для нас имеет железнодорожная сфера – и это неудивительно, ведь именно здесь находится один из самых крупных ее узлов. Пока что все идет хорошо: объем перевозок за год заметно возрос. Вообще-то, железная дорога является основным, наверное, работодателем в Даугавпилсе. В связи с этим у нас есть опасения, связанные с будущим годом, – из-за «войны санкций», которую ведут между собой Россия и Евросоюз. Политические реалии таковы, что если мы выступаем с жесткой критикой своих экономических партнеров, то они, конечно, станут постепенно отказываться от сотрудничества с нами. По прогнозам у нас возможен достаточно существенный спад транзитных перевозок – и к этому нужно быть готовыми. Один из возможных путей выхода – переговоры с нашими ближайшими соседями, помимо России: быть может, они согласятся расширить перевалку своих грузов через Латвию. Пока что железная дорога еще работает с прибылью, и мы надеемся на лучшее. Но, повторяю, нужно учитывать – дальнейшее обострение конфронтации с Россией очень больно ударит по экономике Латвии, и в особенности Даугавпилса».        

Крайнюю степень расстройства выражает и градоначальник портового Вентспилса Айвар Лембергс, пользующийся славой самого хозяйственного мэра в Латвии. Когда республика присоединились к антироссийским санкциям, он предупредил: «Нам тогда проще пойти и всем вместе утопиться в Балтийском море. Транзит в Вентспилсе на 80% зависит от российских грузов. Если Латвия посмеет ввести экономические санкции против россиян, то России придется сделать то же самое».

Надо сказать, в свое время А. Лембергсу уже довелось испытать мощный удар по хозяйству вверенного ему города, когда в 2003 г. та же «Транснефть» отказалась от транспортировки нефти через город (сейчас компания прогоняет через него лишь производные от черного золота – солярку, мазут, бензин). Этому решению предшествовал долгий хозяйственный спор обеих сторон о тарифах, о возможном приобретении части портовой инфраструктуры, в ходе которого неуступчивый Лембергс пытался «наварить» по максимуму и не шел на уступки. В итоге раздосадованный Сергей Григорьев, занимавший в то время должность вице-президента «Транснефти», посоветовал латышам «вязать носки, производить трикотаж и не биться за транзит». Та история многому научила прижимистого мэра.

Сейчас А. Лембергс пытается возмущаться: дескать, с каждой переваленной тонны порт получает 1 евро. «Это неполученные доходы для совместного латвийско-российского предприятия LatRosTrans. То есть и для России это убытки! Так что логики здесь никакой нет, умом Россию не понять», – негодует мэр, словно забыв, как сам еще недавно предупреждал об убыточности политики санкций и конфронтации.

Что и говорить, трудно вести совместный бизнес, когда одна из сторон постоянно пытается оскорбить и ущемить вторую. И в этих условиях стремление Москвы иметь как можно меньше дел с государствами, проводящими недружественную политику, не вызывает удивления.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2020