Финно-угорская карта «по-эстонски»
15.01.2015 | Владислав МАКАРОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, комментируя планы России построить в Ленинградской обл. порт Усть-Луга, заявил, что это – ни больше ни меньше – угрожает существованию малого финно-угорского народа водь (вожане). На вожанах Т. Х. Ильвес не остановился и пошел дальше, обвинив российские власти в насильственной ассимиляции всего финно-угорского населения посредством сокращения или прекращения образования на национальных языках.

Чем руководствуется эстонский президент, выступая с такими речами? Неужели чистым идеализмом?

Водь – исчезающий финно-угорский народ (численность – около 100 человек), компактно проживающий в двух селах, одно из которых практически превратилось в пригород Кингисеппа. Планы по созданию обширной портовой инфраструктуры могут привести к исчезновению водского языка и культуры, поскольку известно, что мегаполисы и бурно растущие экономические кластеры – не лучшее место для сбережения малых культур.

За все время своего президентства Т.Х. Ильвес не выражал обеспокоенности судьбой исчезающих индейских народностей в Соединенных Штатах и Канаде. Не беспокоила его судьба и лужичан в Германии, которые ассимилируются бешеными темпами, в т.ч. из-за превращения мест их компактного проживания в промышленные зоны. Не тревожит его будущее латгальцев, которые живут тут же, «за забором», в соседней Латвии. Рига настаивает, что латгальцы – субэтнос латышей, а сами латгальцы доказывают, правда, пока безуспешно, что они – отдельный народ со своим языком и своими традициями. В отличие от латышей, латгальцы не страдают русофобией.

Не слышно слов Т. Х. Ильвеса о малочисленном финно-угорском народе сету, проживающем на российско-эстонском пограничье, причем более 90% сету живут на эстонской территории. Таллин считает сету субэтносом эстонцев, хотя они, в отличие от эстонцев-лютеран, исповедуют православие. Сами сету считают себя отдельным народом: их язык внесен международными организациями в Атлас исчезающих языков (почему сету исчезают, надо спросить у Т. Х. Ильвеса), а сами сету – в Единый перечень коренных малочисленных народов России, хотя их численность в РФ не превышает 200 чел. При этом о попрании прав отнюдь не малочисленного русского населения Эстонии промолчим, хотя г-на Ильвеса как главы государства это должно было бы, казалось, беспокоить.

Секрет избирательности взгляда эстонского президента в том, что порт Усть-Луга переориентирует на себя значительную часть грузового транзита, который сейчас поступает в прибалтийские порты, что, соответственно, наполняет бюджеты прибалтийских республик. Но это до поры до времени. С введением в эксплуатацию Усть-Луги часть финансовых потоков потечет в российский бюджет.

Тема для Прибалтики очень чувствительная. Как отметил рижский градоначальник Нил Ушаков, в случае переориентации грузопотоков из портов Латвии на российские 28 тыс. латвийских рабочих потеряют работу. «Если русские решат не перевозить транзитом уголь через Ригу, большая часть латвийских и европейских денег окажется потрачена впустую», – сказал Н. Ушаков.

С Эстонией ситуация такая же, и упускать из рук лакомый валютный кусочек Таллин не желает. Тут и пригодился Т. Х. Ильвесу малый народ водь. Жонглируя внешне благородными словесами, этот старый политический лис думает о деньгах, и только о них.

Таллин уже давно плотно «сидит» на финно-угорском вопросе. Исторически так сложилось, что традиционные места проживания части российских финно-угров (вожане, ижорцы, вепсы, сету) – зона эстонско-российского порубежья. Они могли бы играть роль «моста дружбы» между Эстонией и Россией, а идеология этой дружбы могла бы зиждиться на множестве исторических фактов: от участия этих народов в обороне новгородских и псковских земель от нашествия крестоносцев до наличия православных святых финно-угорского происхождения (св. Александр Свирский и Иона Яшезерский – вепсы).

Но в Таллине решили использовать финно-угорскую карту не для конструктивного партнерства, а для политической дестабилизации, и делают это в полном согласии с западными СМИ. Не успели прозвучать слова Т. Х. Ильвеса об Усть-Луге и вожанах, как их подхватили и размножили западные СМИ, в т.ч. одиозное радио «Свобода». А незадолго до этого аналитик Джеймстаунского фонда (США) Пол Гобл, специализирующийся на обвинениях Москвы в ущемлении прав всех российских народов сразу, разразился статьей о российских саамах. Традиционное место проживания саамов в России – Мурманская обл. Часть их обитает также в Норвегии, Финляндии, Швеции. П. Гобл заявил, что норвежские саамы живут в лучших экономических условиях, чем их российские соплеменники, а политика России – это политика уничтожения финно-угорских народов.

Более высокий, чем в России, уровень жизни в Норвегии – это факт. Но также факт, что поднять депрессионные или отстающие районы можно только с помощью перспективных экономических проектов. Но как только Россия запланирует нечто подобное, П. Гобл, Т. Х. Ильвес и иже с ними меняют пластинку и поют другую песню – о том, как своими экономическими мероприятиями Россия уничтожает финно-угорскую культуру.

Замкнутый круг: развивать нельзя оставить. Знаки препинания западные «благодетели» ставят здесь в зависимости от политической конъюнктуры. Если Россия не охватывает экономическими проектами районы с финно-угорским населением, ее обвиняют в намеренном его угнетении бедностью и безработицей. Если Россия охватывает экономическим вниманием эти районы, ее обвиняют в намеренном подавлении национальных культур катком экономического равнодушия.

Бесспорно, большим деньгам часто нет дела до таких нюансов, как культуры малочисленных народов. Но нельзя допускать, чтобы в ходе реализации экономических проектов с лица земли стирались народы и их культуры, как бы малочисленны они ни были. Каковы могли бы быть действия для сохранения вожанской культуры?

Руководство компании, участвующей в строительстве порта Усть-Луги, утверждает, что сносить вожанские деревни никто не планирует. Но этого мало. Создания в Усть-Луге порта привлечет дополнительные финансы, что благотворно повлияет на экономический уровень населения. Но часть денег необходимо направить на поддержку вожанской культуры. Существующего музея води, публикации самоучителя водского языка в 2014 г. мало. Необходимо создавать этнопарки, способствовать изучению и сохранению вожанами родного языка.

Народ водь не умер и не ассимилировался с другими, несмотря на крокодиловы слезы эстонского президента

Практика показывает, что это сложная и не всегда выполнимая задача. Например, введение тофаларского и телеутского языков в программу начальных школ в местах компактного проживания тофаларов и телеутов в Иркутской и Кемеровской обл. замедлило процесс исчезновения этих языков, но не повернуло его вспять. И это притом, что тофаларов – 800 чел., а телеутов – 3 тыс., т.е. в десятки раз больше, чем вожан. Однако это не повод отказывать исчезающему народу в сбережении его культуры, тем более народу, вместе с другими россиянами веками защищавшему и созидавшему Русь-Россию. В окрестностях Усть-Луги планируется открыть рекреационно-туристский комплекс. Там непременно должны присутствовать вожанские этнографические мотивы, вплоть до отдельной экспозиции, посвященной истории, культуре и языку води. Даже если это не спасает вожан от исчезновения, принять все возможные меры – моральная обязанность региональных властей.

Эстония и Россия могли бы вместе заниматься сохранением и приумножением культуры финно-угорских народов, плодотворно сотрудничать на научной ниве этнографии, языкознания, истории, объединив исследовательский потенциал. К сожалению, Таллин выбрал иной путь – путь конфронтации и деления финно-угров на «правильных» (прозападных) и «неправильных» (пророссийских).

Вместо культурных мотивов Эстония привносит сюда политические тона, а сам вопрос закручивает так, что у него просто нет решения. В таком неразрешимом формате он и нужен Таллину и Брюсселю. Он для того и поднимается, чтобы никогда не разрешиться и превратиться в повод для нападок на «русского медведя» почем зря.

Руководитель Центра информации по правам человека в Таллине Алексей Семенов назвал недавно Т. Х. Ильвеса самым бесцветным президентом за всю историю Эстонии. Видимо, чтобы придать себе немного яркости, последний решил громогласно обвинить Россию в том, чего она никогда не делала. Впрочем, для Эстонии это не первый подобный поступок.

__________________

Фото – http://vod.org.ua/index.php?t=59

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1620