До мая время еще есть, хотя и немного
13.02.2015 | Эрнис МАМЫРКАНОВ | 00.06
A
A
A
Размер шрифта:

На прошлой неделе Россию посетили президент Киргизии Алмазбек Атамбаев и премьер-министр Джоомарт Оторбаев. Они встретились с российскими коллегами, соответственно с президентом Владимиром Путиным и премьер-министром Дмитрием Медведевым. Во время рабочих встреч обсуждался вопрос вступления Киргизии в Евразийский экономический союз. Согласно принятому в конце прошлого года решению, Киргизия станет полноправным членом ЕАЭС и ТС в мае этого года.

Еще в ноябре 2014 г. в руководстве Киргизии, парламенте и правительстве не было уверенности, что до конца года страна вступит в ЕАЭС, как планировалось. Но уже в начале декабря активно шла подготовка к саммиту стран-участниц, где и предполагалось оформить вступление страны в экономический союз. Правда, Киргизия лишь формально стала страной-участницей. Полноправным членом союза она станет с мая. Стоит отметить, что Россия заключила с Киргизией соглашение о развитии экономического сотрудничества в условиях евразийской интеграции, по которому республике планируется выделить 1,2 млрд. долларов в течение двух лет.

О некоторых проблемах интеграции Киргизии в ЕАЭС «Ритму Евразии» рассказал заместитель министра транспорта и коммуникаций Киргизии Эрнис Мамырканов.

– Эрнис Турсункадырович, в декабре правительство в спешке готовило, а парламент в такой же спешке принимал законы и нормативные документы по вступлению страны в Евразийский экономический союз, потом мы узнали, что окончательный срок перенесен на май. Теперь, после визита руководства страны в Россию, заговорили о марте. Как обстоят сейчас дела?

– В мае Кыргызстан станет полноправным членом ЕАЭС, а вот в марте нам необходимо принять и подписать два протокола к договору, подписанному 23 декабря, в которых прописаны дополнительные положения по присоединению Кыргызстана к Евразийскому экономическому пространству. К сожалению, некоторые решили, что срок вступления переносится с мая на март. Но существует дорожная карта, то есть план мероприятий по присоединению к ЕАЭС и ТС. Нам необходимо выполнить в срок и качественно все пункты карты. Все эти вопросы согласуются в двухстороннем и многостороннем форматах с правительствами и руководством стран-участниц союзов.

В принципе, все документы уже готовы, сейчас идет процесс шлифовки, доработки деталей. Все это обсуждается в правительстве, прорабатывается. Никакой спешки или, наоборот, затяжки нет, процесс подготовки идет в рамках намеченного плана.

– И что произойдет в мае, ощутимо ли изменится ситуация в экономике страны?

– Например, на границе с Казахстаном исчезнут все таможенные барьеры. Грузы будут перемещаться быстрее, без некоторых процедур. Понятно, что скорость доставки грузов, дополнительные пошлины влияют на стоимость товара, за который платит потребитель. Теперь скорость возрастет, пошлин не будет. Естественно, сама граница останется, и граждане будут пересекать ее в том же режиме, что и сейчас. Кстати, накануне визита в Москву премьер-министр Джоомарт Оторбаев встретился со своим казахским коллегой Каримом Масимовым, вопросы по вступлению нашей страны в ЕАЭС на этой встрече были главными.

Сейчас утверждать, что вот именно здесь будет хорошо, а там – хуже, нельзя. Прогнозы – вещь коварная. Мы говорим лишь о том, что точно изменится после вступления страны в экономические союзы. Реальность же такова, что правительству необходимо разработать около 100 поправок в законы и новые законы, чтобы соответствовать требованиям и условиям ЕАЭС, а Жогорку Кенешу (парламенту) принять их. Конечно же, не все документы будут одобрены с первого раза, нужно будет что-то дорабатывать, это рабочий момент, но основная масса поправок к законам и сами законы, надеюсь, пройдут процедуры в парламенте без задержек. Мы над этим кропотливо работаем.

– Какие-то особые проблемы, наверное, все же есть. Например, конкретно по вашему министерству?

– Если с воздушным и железнодорожным транспортом все более-менее ясно и там все проблемы в рамках интеграции решаются достаточно быстро, то с автотранспортом, точнее с ввозом автомобилей, есть некоторые неясности.

Наши партнеры, члены ЕАЭС, справедливо опасаются, что через Кыргызстан в их страны пойдет поток недорогих, в основном подержанных автомобилей. В 2013 г. в республику было ввезено 96 тыс. автомобилей, а в прошлом году уже 106 тыс. Соответственно, у нас тоже есть свой интерес. Сейчас ввезенный и растаможенный в Кыргызстане автомобиль можно продать, например, в Алма-Аты по цене ниже, чем казахстанская, но выше, чем кыргызская. Это невыгодно Казахстану. Но если вступят в действие правила ЕАЭС, то будет невыгодно нам. Поэтому мы просим определенные преференции сроком на пять лет, чтобы плавно перейти к приемлемым для всех условиям. Пока получается, что ввезти в Кыргызстан и растаможить автомобиль можно по нашим правилам и законам, но выехать на нем в страны-члены ЕАЭС нельзя.

Нужно четко определить понятия и термины. Чтобы граждане нашей страны могли пересечь границу, но чтобы это автоматически не означало, что они едут продавать свои автомобили. Мы с коллегами из стран-участниц союзов сейчас разрабатываем механизмы регулирования таких вопросов. И дело не только в ввозе-вывозе авто. Такие механизмы будут применены и к решению других вопросов, которые обязательно будут возникать. Главное, что мы сможем их совместно и быстро решать.

– Насколько изменится инвестиционный климат после вступления страны в ЕАЭС и ТС?

– Конечно же, мы надеемся, что начнется приток капиталов, наши партнеры из стран-участниц союзов начнут вкладывать деньги в экономические проекты в нашей стране, как в крупные стратегические объекты, так и в малый и средний бизнес. Собственно говоря, мы и рассчитываем на это, вступая в ЕАЭС и Таможенный союз.

– Касательно крупных проектов можете привести пример?

– Сейчас мы продолжаем обсуждать с китайской стороной строительство железной дороги через Кыргызстан, далее в Таджикистан вплоть до Ирана. Китайцы уже много лет предлагают свой вариант. Через нашу страну дорога может пройти условно в направлении восток-запад. Но существует и другой проект, условно в направлении север-юг, который можно назвать российско-казахстанско-кыргызским. Естественно, в рамках ЕАЭС реализовать совместный проект будет легче, в нем заинтересованы все участники проекта. Но мы не отвергаем и китайский вариант. 9 февраля министр транспорта и коммуникаций Калыбек Султанов во главе делегации отправился в Пекин для участия в переговорах по строительству железной дороги через Кыргызстан и финансирования второй фазы строительства стратегической автотрассы север-юг. Окончательного решения в ходе переговоров принято не будет, это длительный процесс. Будут обсуждаться существующие противоречия: у китайской стороны есть свои предложения, у нас – свои. Будем искать решения.

По большому счету Кыргызстану выгодны оба проекта: и китайский, и российско-казахстанско-кыргызский. Они выгодны всем участникам данных проектов. И, естественно, вдвойне будет выгодно, если будут реализованы оба варианта.

Но кроме крупных проектов с участием государственных структур есть и небольшие проекты, которые требуют не меньшего внимания, те, которые может осилить частный бизнес. Здесь мы также надеемся, что предприниматели из России, Казахстана, Белоруссии и Армении обратят внимание на открывающиеся возможности. Наша задача – правительства и отдельных министерств постараться обеспечить им максимально комфортные и выгодные условия для бизнеса. Будем работать.

 

Беседу вел Ринат Файзулин

Теги: Киргизия  ТС  ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:490