ЕАЭС: тренды 2015 года
15.02.2015 | Эдуард ПОЛЕТАЕВ | 00.09
A
A
A
Размер шрифта:

Понятие успеха связано с наличием конкурентных преимуществ интеграции. ЕАЭС, конечно, должен быть устойчив к внешним проявлениям и ситуации на мировом рынке. Пока мы видим, что устойчивость есть, но она подвергается определенного рода сомнениям.

Заседание экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «ЕАЭС: тренды 2015 года», организованного ОФ «Мир Евразии», в котором приняли участие известные эксперты из Казахстана и Кыргызстана, было посвящено оценке ожиданий от работы Евразийского экономического союза в нынешнем году.

Однако участники дискурса акцентировали свое внимание и на других актуальных вопросах, например от чего зависит эффективное функционирование нового интеграционного объединения?

«На 2015 год не поставлено никаких глобальных задач, промежуточных индикаторов, – отметил политолог Антон Морозов. – Необходимо, чтобы экономические трения решались внутри самой организации». Действительно, сегодня в мире государства всегда находятся либо в состоянии эволюционного развития, либо в возбужденном состоянии. Практика показывает, что интеграция приносит реальные плоды и возникает как раз в условиях, когда та или иная страна находится в состоянии относительного комфорта. Трудно вообще найти пример, когда кто-то стремится к интеграции в условиях политической нестабильности или военных действий. В качестве исключения можно было бы назвать Украину, стремящуюся в Европейский союз, но пока сохраняется такая ситуация на востоке страны, никакие интеграционные объединения для нее недоступны.

В настоящее время СМИ и ряд аналитиков эмоционально реагируют на внешние вызовы – падение цены на нефть, санкции и т.д. «Серьезным испытанием для стран-участниц союза, в экономике которых преобладает сырьевая составляющая, стало заметное снижение мировых цен на нефть и металлы, – сказал директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – Однако это обстоятельство дает им хороший шанс, чтобы превратить проблемы в возможности. То есть в этих условиях целесообразно развивать производство и создавать конкурентоспособные предприятия в несырьевых секторах, осуществлять совместные проекты в сфере малого и среднего бизнеса, особенно в рамках межрегионального сотрудничества».

Кроме того, существуют сферы, где эта проблематика теряет актуальность. То есть там, где есть не только природные ресурсы, но и человеческий капитал. Например, это такие области экономики, как атомная индустрия, где интеграция происходила достаточно эффективно еще до создания ЕАЭС.

Также новый союз положительно воспринимают жители приграничных регионов, потому что они более всего заинтересованы в четырех свободах – передвижения капитала, рабочих рук, товаров и услуг. Надо признать, что такое негативное явление, как контрабанда, исчезает благодаря созданию единого таможенного пространства. А ведь сколько проблем было связано с этим до создания ТС и подписания договора о ЕАЭС!

Известно также, чего ожидают наши чиновники от работы ЕАЭС. Это – увеличение товарооборота, рост ВВП и доходов населения, рост занятости, потребительского спроса. Ну и экспортно ориентированные отрасли теоретически должны выйти на новый уровень своего развития. «За расчет эффективности берут дежурные показатели – ВВП, товарооборот. Но ЕАЭС необходима дальнейшая общая идея, – считает генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов. – Отсутствует идея разработки экономической политики, отсутствует информационная политика, раз нет общей идеи. И без главной идеи получается так называемый органический рост. То есть создали сверху структуру, а теперь бизнес начинает шевелиться, и, может быть, когда-нибудь из всего этого вырастет что-то хорошее».

Стремление стать эффективным интеграционным объединением, а ЕАЭС это на сегодняшний день самое молодое интеграционное объединение в мире, конечно, позитивно. Проблема в том, что термин «эффективная интеграция» в определенной степени является частью моды с 90-х годов, когда в ответ на вызовы глобализации появилось много новых интеграционных объединений. Это составляющая дискурса успеха, ведь сегодня для политика высокого ранга говорить об интеграции – признак хорошего тона.

При этом трудно определить единые, согласованные критерии, по которым можно было бы считать свершившимся фактом становление того или иного интеграционного объединения как эффективного. Даже у Европейского союза, который считается одним из лучших образцов интеграционных объединений, есть немало скептиков, которые негативно оценивают его перспективы. Периодически появляются разговоры о выходе той или иной страны из ЕС. Многие интеграционные объединения не в состоянии определить правильные приоритеты развития, потому что динамика внешней среды постоянно корректирует планы. Рынок тоже формирует приоритеты. Вот характерный пример: как только цена на нефть упала, сразу же появилось очень много скептиков в отношении перспектив интеграции.

Все-таки каждая страна в понимании того, какого успеха она хочет добиться от ЕАЭС, отличается от других участников. Если мы посмотрим приоритеты четырех государств, входящих на сегодняшний день в ЕАЭС, то мы увидим, что Казахстан делает акцент именно на экономике, на четырех свободах и новых импульсах развития. Для Армении плюсы связаны с легализацией трудовых мигрантов, с тем, что страна находится в транспортной изоляции, и, естественно, часть товаров будут для населения дешевле. Для Кыргызстана, который вступит в ЕАЭС в мае 2015 г., это шанс на улучшение экономики. Президент Алмазбек Атамбаев не случайно объявил 2015-й годом укрепления национальной экономики.

Директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете Булат Султанов уверен, что надо показывать обывателю: ЕАЭС – это не что-то неординарное, а одно из проявлений мировой тенденции, которая вызвана глобальным экономическим кризисом и желанием из него выйти. «Есть общая динамика, определяемая тем, что глобальный кризис способствует созданию региональных и трансграничных экономических зон, – сказал он. – И ЕАЭС вписывается в эту тенденцию. Надо говорить о том, что свыше 30 стран изъявляют желание создать с нами зону свободной торговли. Видимо, надо работу ЕАЭС увязывать с региональными и трансрегиональными структурами. В мире существует 379 региональных торговых организаций и соглашений. Причем растет число соглашений, которые выходят за рамки только торговых отношений. То есть они превращаются в проинтеграционные соглашения. При этом расширяются географические рамки сотрудничества».

Новое интеграционное объединение, конечно, должно быть устойчиво к внешним проявлениям и ситуации на мировом рынке. Пока мы видим, что устойчивость есть, но она подвергается определенного рода сомнениям. Понимание успеха – это в какой-то степени мировоззренческий вопрос. Но все-таки необходимо четко определить критерии успеха ЕАЭС. И критерии успеха связаны не только с ростом ВВП и товарооборота. К примеру, китайские экономисты еще 10 лет назад определяли перспективы своей страны на ближайшие 100 лет, и Китай только к 2100 г. планировал занять место в десятке развитых государств мира. Экономисты делали упор на три показателя – ВВП на душу населения, долю сельского населения и отношение сельскохозяйственного валового продукта к общему ВВП. Это актуально, поскольку фактически основную часть экономики Китая на себе тащат городские жители, а крестьяне зарабатывают гораздо меньше. В итоге средняя статистика показывает не очень высокий ВВП на душу населения и не очень высокий уровень жизни. В Финляндии, стране, у которой все в порядке и с товарооборотом, и с ВВП, критериями успеха являются исследования и развитие. Именно поэтому Nokia, которая когда-то выпускала калоши и шины для велосипедов, стала производить мобильные телефоны.

Подобные акценты необходимо актуализировать и для ЕАЭС. Нужны какие-то эффективные принципы, по которым мы должны работать, а рост товарооборота и ВВП – емкие, но все-таки недостаточные критерии. Тем более надо учитывать, что перед созданием ЕАЭС товарооборот между Россией и Казахстаном упал. Возможно, что будет полезно оценивать степень модернизированности экономики, преобладания индустриального сектора над аграрным, степень урбанизации населения, развитие образования, здравоохранения и т.п. Работа по определению стандартов успеха ЕАЭС может начинаться и с обозначения основных стратегий развития экономик наших стран, выяснения тенденций развития технологий, реакции на последствия глобализации или определения эффективных стандартов бизнес-климата.

Можно выделить несколько групп показателей успеха. Это ресурсы (освоение новых технологий), развитие (стабильность, устойчивость союза) и финансы (прибыль, капитализация стран-членов). На самом деле между ними не существует противоречия. Так, рост ВВП может быть одной из целей развития, а стабильность – залогом сохранения уже достигнутой цели. В бизнесе на данный момент современным методом оценки успешности той или иной компании является формирование системы сбалансированных показателей, которая позволяет достаточно полно отразить ее деятельность. Подобный системный подход можно применить в оценке деятельности ЕАЭС.

«Будущее зависит от того, смогут ли члены союза найти новую модель экономического развития, – утверждает генеральный директор кыргызского аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» Дмитрий Орлов. – Потому что модель, которая сложилась с начала 90-х годов, показала свою ограниченность, так как направлена по большому счету на обеспечение постоянных доходов только двум категориям: ростовщикам и спекулянтам. Странам ЕАЭС надо искать то, что даст дополнительные ресурсы, которых нет в каждой из стран по отдельности – инвестиции, технологии и новые товарные позиции».

Что же касается необходимости выработки общей идеи для ЕАЭС, то ряд экспертов оказались скептически настроены к данному предложению. «Целесообразно отказываться от идеологизации данного процесса, – отметил профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев. – Надо обращаться к его сведению к инженерному характеру. Ставить какую-то глобальную цель бессмысленно, потому что сформируются ожидания, которые могут не реализоваться. Нынешний формат мне кажется оптимальным».

По мнению Б. Султанова, сейчас не нужно ставить идеологические задачи, говорить о каких-то прожектах. «Мы создаем общий рынок. Все! – подчеркнул он. – Этот общий рынок должен заработать, чтобы каждый гражданин почувствовал дивиденды от нового экономического союза».

________________

Фото – К. Конуспаев

Теги: ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1301