Барьеры в ЕАЭС: упразднить нельзя оставить
19.02.2015 | Николай УСТИМЕНКО | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Похоже, Минск решил активно взяться за продвижение евразийской интеграции. Взять инициативу в свои руки обязывает статус: в текущем году Беларусь председательствует в ЕАЭС и намерена максимально эффективно использовать эту возможность. На первом в истории заседании Евразийского межправительственного совета (ЕМС) председатель Совмина РБ Андрей Кобяков заявил, что для развития союза нужно срочно предпринять целый ряд шагов. Красной нитью в его поручениях проходит желание упразднить все барьеры во взаимной торговле. На следующем заседании межправительственный совет ЕАЭС планирует рассмотреть все инициативы по снятию ограничений на движение продукции, услуг, капитала и рабочей силы. Но найти решение, которое одновременно устраивало бы все стороны, пока представляется довольно сложной задачей.

Что предлагает Минск?

Вопрос о наборе ограничений и изъятий внутри Евразийского союза поднимался еще на этапе его проектирования и со временем становился все более актуальным. Тот факт, что свобода перемещения товаров, не говоря уже об услугах, капитале и рабочей силе, в новом интеграционном проекте пока функционирует не в полную силу, давно возмущает Александра Лукашенко. В прошлом году белорусский лидер даже грозился не подписывать договор о создании ЕАЭС, пока все торговые барьеры не будут сняты, в чем получил сдержанную поддержку президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Тогда стороны предпочли пойти на компромисс и согласились с предложением Владимира Путина подписать договор о создании Евразийского союза в установленный срок, а проблемы изъятий решать в двустороннем порядке с привлечением отраслевых специалистов. Но в 2015 г. Минск планирует наверстать упущенное и ставит вопрос ребром.

29 января на своей пресс-конференции А. Лукашенко в очередной раз поставил под сомнение членство Беларуси в ЕАЭС. Понять, чего хочет «батька», не сложно. От России Минску нужна беспошлинная нефть, свободный доступ к внутреннему рынку и государственным закупкам, а также дешевые кредиты. Евразийский союз он видит «чисто экономическим союзом», а интересы стран-членов А. Лукашенко охарактеризовал как «слишком разные». Потому президент Беларуси выступает за скорейшее создание наднациональных органов.

Глава Совмина РБ А. Кобяков в своих высказываниях был более конкретен. Совместные меры по импортозамещению, согласованная макроэкономическая политика, сокращение барьеров во взаимной торговле, стимулирование экспорта в третьи страны и повышение эффективности работы Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), вплоть до введения ответственности для ее работников, объявлены приоритетными задачами в текущем году. Особое негодование Минска вызвали прошлогодние запреты Россельхознадзора на некоторые виды белорусских товаров и тот факт, что за последнее время количество изъятий из режима свободной торговли увеличилось.

Цена вопроса высока. Нефтяные преференции Минску в рамках ЕАЭС исчисляются миллиардами долларов и достигают 10% его ВВП, а если барьеры снимут полностью, А. Лукашенко действительно сможет «построить Эмираты» в Белоруссии. Объем рынка российских госзакупок и легкой промышленности, к которым Минск хочет получить доступ, составляют 7 трлн. руб. ($107 млрд.) и 3 трлн. руб. ($46 млрд.) соответственно. Исходя из таких цифр, штамп «произведено в ЕАЭС», о котором упоминал А. Кобяков в своем выступлении, будет совсем не лишним для белорусских производителей одежды, обуви и ткани.

Хотя эти проблемы должны волновать всех участников ЕАЭС, Астана, Ереван и Бишкек на фоне активности Минска хранят молчание. Москва смотрит на предложения Беларуси с осторожностью. К примеру, заместитель директора департамента госрегулирования и торговой деятельности Минпромторга Антон Алиханов считает, что статус «товар ЕАЭС» может получить только продукция с высокой степенью локализации производства.

Что мешает интеграции?

Все барьеры внутри ЕАЭС, можно разделить на три группы. Хотя классификацию разработали в Департаменте развития предпринимательской деятельности ЕЭК специально для малого и среднего бизнеса, ее можно смело называть универсальной. Первая группа – барьеры в национальном законодательстве стран, существующие в нарушение договорно-правовой базы ТС, ЕЭП и ЕАЭС. Вторая группа – изъятия, принятые и согласованные всеми странами-членами ЕАЭС. Они официально ограничивают свободный доступ некоторых товаров и услуг внутри Евразийского союза. И, наконец, третья группа – это косвенные ограничения, связанные со слабым информированием бизнеса и местных властей в странах ЕАЭС.

С первыми и третьими все более-менее понятно. Едва ли у Москвы, Минска, Астаны или Еревана возникнут сомнения, что противоречия между национальным и наднациональным законодательством подлежат скорейшему исправлению, а все субъекты хозяйствования, от местного чиновника до госкорпорации, должны быть информированы о правилах работы в рамках нового интеграционного объединения. А вот вторая группа препятствий требует более детальной расшифровки.

Существующие официальные барьеры между странами прописаны как в договоре о Евразийском экономическом союзе, так и в решении Высшего Евразийского экономического совета от 23.12.2014 №112 «Об утверждении индивидуальных национальных перечней ограничений, изъятий, дополнительных требований и условий в рамках Евразийского экономического союза для Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации». В договоре официально отложен вопрос создания единых рынков лекарственных средств и медицинских изделий (до 2016 г.), финансового рынка (до 2025 г.), электроэнергетического рынка (до 1 июля 2019 г.), рынка газа, нефти и нефтепродуктов (до 2025 г.). Отдельно оговорен срок о постепенном снижении Минском господдержки своего сельского хозяйства и выработки единых стандартов в этом вопросе для всего ЕАЭС (до 2025 г.). Индивидуальные национальные перечни изъятий и ограничений, кроме обозначенных в договоре барьеров, касаются движения услуг капитала и рабочей силы, а также работы естественных монополий и транспортной сферы.

С какой скоростью интегрироваться?

Конечно, интегрироваться и снимать ограничения, обеспечивая четыре свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, жизненно необходимо для всех стран-членов ЕАЭС. После того как запущен маховик евразийской интеграции, у сторон просто нет другого пути, как постепенно упразднять существующие изъятия внутри союза и создавать единую конкурентную среду. «Эффект от отмены таможенного контроля и свободной торговли мы уже в основном исчерпали. Дальше можно расти за счет снятия барьеров, а также за счет рынка услуг, капиталов и рабочей силы», – считает министр по основным направлениям интеграции и макроэкономике ЕЭК Татьяна Валовая. И в этом с ней трудно не согласиться: после первых двух лет взрывного роста товарооборота между странами Таможенного союза последовали два года спада.

Работа в этом направлении ведется. Не так давно в результате усилий ЕЭК было отменено ограничение на участие белорусских производителей форменной одежды в российских госзакупках. Подготовлено 112 заключений, содержащих замечания и предложения по устранению избыточных барьеров и необоснованных ограничений для ведения бизнеса. Есть подвижки и в других вопросах, поднятых Минском на официальном уровне. Так, на первом заседании ЕМС подписан документ о запуске проекта по введению единой маркировки изделий легпрома на территории государств ЕАЭС.

Но ключевым препятствием для интеграции, по мнению профессора кафедры внешнеполитической деятельности России ФНБ РАНХиГС Александра Михайленко, остается деление на «своих» и «чужих» внутри ЕАЭС. «Нас же не удивляет, что польский бизнес, пострадавший от запрета на ввоз в Россию яблок, попросил компенсации у Евросоюза. Если белорусы хотят расширить свой доступ к российскому госзаказу, то имеют на это полное право», – считает эксперт. С другой стороны, подходить к открытию национальных экономик следует очень взвешенно. Иначе, как считает А. Михайленко, «вместо интеграции можно получить разбалансировку экономик», которая никому на пользу не пойдет.

К примеру, в Беларуси существует высокий уровень господдержки бизнеса, а в РФ выше оплата труда. Такие факты нужно учитывать, постепенно выравнивая валютную, макроэкономическую, промышленную и социальную политику в странах ЕАЭС. Другими словами «ускоряться будем, но настолько, чтобы штаны не порвать, слишком резко стартуя или увеличивая скорость на дистанции. Надо быть спокойнее в этом отношении», – резонно заметил на своей последней пресс-конференции А. Лукашенко.

Теги: ЕАЭС  ЕЭК 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1450