«Товар Евразийского союза» – взгляд из Минска
24.02.2015 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Председательство Белоруссии в 2015 г. в рамках организационных институтов Евразийского экономического союза отмечено рядом неоднозначных ходов. Сегодня между странами-участниками при непосредственном участии Минска вопросов и противоречий возникает все больше, хотя ожидалось, что хотя бы некоторые из них будут погашены. С одной стороны, подобное развитие событий идет ЕАЭС на пользу, так как выявляет различные недоработки и нюансы, которые должны быть решены, чтобы дать возможность организации идти вперед. Однако, с другой -  использование белорусами сложившейся ситуации в собственных интересах не прибавляет им авторитета со стороны партнеров.

Одним из вопросов, решение которых усиленно лоббирует белорусская сторона, является разработка статуса «товар Евразийского союза», которая ею рассматривается в качестве основополагающего аспекта существования ЕАЭС. При этом ряд экспертов считает, что активизация Минска в данном направлении связана, в первую очередь, с тем, что ему так и не удалось до конца решить вопросы по снятию всех ограничений в рамках договора.

Необходимо пояснить, что, по словам министра по торговле Евразийской экономической комиссии А. Слепнева, «статус евразийского товара и то, для каких целей предприятия смогут его использовать, только начал прорабатываться» и говорить о наборе требований к товарам ЕАЭС пока еще рано. Такая ситуация абсолютно не устраивает белорусскую сторону, для которой крайне важно убрать любые ограничения во взаимной торговле как можно раньше. И действительно, сегодня на территории союза, которая формально считается единой и без таможенных барьеров, товары, произведенные в странах-членах ЕАЭС, по-прежнему имеют статус «национальных», что дает возможность вводить определенные ограничения в их отношении.

Премьер Республики Беларусь А. Кобяков, выступая в подмосковных Горках на заседании межправительственного совета Евразийского союза 6 февраля, сделал довольно много заявлений по этому поводу, серьезным образом раскритиковав работу ЕАЭС и его структур. Основные претензии сводились к одному – Белоруссия недовольна темпами объединения рынков и не намерена ждать устранения «недоделок» до 2025 г., когда Евразийский союз станет полноценным. Поэтому и приоритеты ЕАЭС на 2015 г., которые были озвучены А. Кобяковым, вполне очевидны: общий энергетический рынок и рынок сферы услуг, наращивание экспорта и импортозамещение, аграрная и промышленная кооперация и, главное, работа над списком изъятий и ограничений в ЕАЭС.

Причем последнее, как уже сказано выше, является приоритетом для белорусов, по мнению которых нынешние структуры союза не занимаются возложенными на них обязательствами и не способствуют дальнейшему процессу интеграции. Исходя из этого, Минск официально настаивает на активизации ЕЭК и уточнении правовой базы союза, чтобы в рамках объединения можно было полноценно работать. А. Кобяков: «Накануне подписания договора о ЕАЭС Евразийской экономической комиссией была развернута активная деятельность по выявлению существующих изъятий и ограничений во взаимной торговле. Сегодня об этой работе от комиссии мы фактически ничего не слышим, более того, список изъятий начинает снова увеличиваться».

На этом фоне белорусская сторона приняла решение не уговаривать партнеров отказаться от тех или иных ограничений, а действовать более масштабно и решительно, заявив о необходимости ускорении темпов разработки правил определения происхождения товаров в ЕАЭС: «Надо, наверное, уже находить ответ на вопрос: кто же он такой, отечественный производитель союза, товары которого мы совместными усилиями предполагаем продвигать».

При этом необходимо отметить, что сегодня в этом вопросе путаются в самом Минске. В республике уже не первый месяц идет битва «не на жизнь, а на смерть» между государством и индивидуальными предпринимателями, которые торгуют одеждой, обувью и прочими повседневными аксессуарами. Дело в том, что еще с 1 июля 2012 г. в силу вступил технический регламент Таможенного союза о продукции легкой промышленности. Для большинства предпринимателей – плательщиков единого налога (таких в РБ более 100 тыс. человек) это стало ударом, так как после истечения всех переходных периодов (последний заканчивается 1 июля 2015 г.) торговать можно будет, только имея на руках «документы о подтверждении соответствия обязательным требованиям, ранее установленным нормативными правовыми актами ТС или законодательством государства-члена ТС».

Проблема в том, что подобные документы в России, откуда везется большинство продукции, получить крайне сложно, даже несмотря на необходимость наличия таковых и у российских предпринимателей. Таким образом, ситуация получилась довольно странная: техрегламент приняли в Таможенном союзе, но на деле только Белоруссия планирует его выполнять. Причем цель в данном случае простая: повысить в краткосрочной перспективе поступления в казну за счет проведения дополнительной сертификации, взыскания штрафов и конфискации товара.

Более того, по сути, товар, ввезенный из России или Казахстана, должен по умолчанию реализовываться без всяких сертификаций и деклараций соответствия, вне зависимости от того, где он был изначально произведен, если он уже находится и продается на территории ТС и ЕАЭС. То есть в теории российская или казахстанская сторона при растаможивании уже должны были озаботиться соблюдением техрегламента. Однако этого почему-то не происходит, что позволяет белорусским таможенникам без зазрения совести облагать штрафами такой товар на своей территории, фактически считая его контрабандой.

Правда, даже такой вид получения доходов ничто по сравнению с теми упущенными выгодами, которые теряют белорусские производители из-за неразберихи в документации ЕАЭС. Поэтому сегодня в Минске готовы сделать все, чтобы в срочном порядке определиться с понятием «товар Евразийского экономического союза». По мнению белорусов, таким статусом могли бы наделяться товары, произведенные в Белоруссии, а также в России, Казахстане и Армении, при этом производители получили бы статус «отечественного производителя союза». На сегодняшний день определенные предпосылки для решения данного вопроса есть.

Так, в соответствии со статьей 41 договора о создании ЕАЭС для развития экспорта в третьи страны предполагается введение единой маркировки по аналогии с маркировкой «Произведено в Европейском союзе». Однако, по мнению Минска, этого совершенно недостаточно, так как главным является не экспорт, а импортозамещение. И вот здесь кроется самое интересное. В Белоруссии считают, что «преференции, применяемые к национальным производителям, должны распространяться на все товары, произведенные в Евразийском союзе. Независимо от страны происхождения и окончательного места производства этих товаров». Но это не соответствует интересам России, где считают, что «евразийским будет считаться товар, произведенный на территории ЕАЭС и имеющий достаточный уровень локализации производства». Проще говоря, для российской стороны важен уровень локализации товара, а не просто географическая привязка, как предлагают в Минске.

На первый взгляд в предложениях двух стран нет особых противоречий. Однако на самом деле ситуация довольно непростая. Предложение белорусов означает, что Минск всерьез намерен вклиниться в российский план по импортозамещению в промышленности, который предполагает к 2020 г. сократить долю импорта по различным отраслям обрабатывающей промышленности с 51 до 39%. Причем сделать это планируется не за счет модернизации предприятий и повышения уровня производства, а за счет более дешевой рабочей силы и серьезного лоббирования собственных интересов при помощи государственных и наднациональных структур. Если добавить к этому, что в случае принятия белорусского предложения перед Минском фактически не будет преград к российскому рынку госзакупок, то его выгоды очевидны: все это поможет местной экономике остановить падение, сократит напряжение на рынке труда и позволит сохранить экстенсивный путь развития без проведения реформ. В таких условиях вопрос о недополучении сверхприбыли от перепродажи российской нефти и нефтепродуктов будет звучать уже менее актуально.

Однако необходимо помнить, что сегодня для белорусских и казахстанских компаний уже де-факто нет существенных преград для участия в российских государственных закупках, так как они считаются резидентами ЕАЭС. Хотя в законодательстве РФ и есть жесткие требования к уровню локализации товара, а значит, российские компании имеют определенное преимущество. Именно поэтому, как считают в Минске, белорусские производители и не ведут своего активного участия в российских госзакупках. Правда, в данном случае белорусы лукавят, так как главной причиной низкой активности является не столько законодательство России, сколько неспособность конкурировать и отсутствие серьезных предложений со стороны белорусских компаний.

Для примера можно привести статистику за 2014 г., когда с белорусскими подрядчиками через электронные торги на сайте zakupki.gov.ru было заключено всего около 20 контрактов. При этом самым крупным и знаковым контрактом, реализованным в России, стал договор с компанией «ITM House», которая является центром разработки канадской фирмы с центральным офисом в Торонто и подразделением в Белоруссии (учредители – канадские бизнесмены, а также венчурные инвесторы из России (BGS Group)). Белорусский офис стал исполнителем контрактов на создание информационных систем Московской городской думы (около 6 млн. российских рублей). Самым же активным участником торгов в 2014 г. стала компания «Ассомедика», которая, являясь крупным производителем оборудования и расходных материалов для медицинских учреждений, заключила контракты с рядом учреждений здравоохранения России.

Из ситуации 2014 г. получается, что белорусы вели поиск контрактов не в тех областях, которые интересны государству, а там, где наиболее активными являются частные компании. При этом официальный Минск объясняет это тем, что в России все еще остаются ограничения по допуску на местный рынок, так как у разных производителей качество и уровень локализации зачастую серьезно отличаются. Например, белорусский МАЗ по линии гражданской продукции отвечает требованиям качества, но по линии обороны и безопасности – нет, поэтому его и не допускают к участию в оборонном заказе РФ. Проще говоря, белорусская сторона предлагает изменить российские стандарты, а не повысить уровень качества собственной продукции.

Поэтому сегодня для Белоруссии действительно важно получить для своих товаров статус «товара ЕАЭС». Правда, есть еще один замалчиваемый официальным Минском факт, который является серьезным тормозом процесса: в Белоруссии практически нет ни одной товарной позиции, полностью произведенной на собственной территории. В иной продукции доля импорта достигает 80-90%. То есть существует отверточное производство, которое вряд ли можно соотнести с российской программой импортозамещения. Например, белорусская сторона считает, что статус «товара ЕАЭС» крайне необходим для производителей легковых и грузовых автомобилей, станков, приборов, бытовой электроники, а также дорожной, строительной и специальной техники. Он также нужен и белорусскому легпрому, и для товаров двойного назначения. То есть для всех тех белорусских государственных компаний, кто завязан на экспорт в Россию. Однако практически все эти направления в республике крайне импортозависимы, а тот же МАЗ, который хочет попасть в оборонзаказ РФ, из-за своей зависимости от импортных комплектующих и вовсе не является конкурентом российским автопроизводителям.

Помимо всего прочего, белорусы, к сожалению, не прочь прибегнуть к двойным стандартам. По словам заместителя директора департамента госрегулирования и торговой деятельности Минпромторга РБ А. Алиханова, «непонятно, зачем, например, нужен статус «товар ЕАЭС» производителям молока… разве что для проведения маркетинговых компаний, для пиара: вот, смотрите, наш товар имеет статус товара ЕАЭС». Таким образом, в Минске на фоне призывов к единым условиям торговли на территории союза считают необходимым защитить своих производителей сельхозпродукции, которые с каждым годом все больше теряют конкурентоспособность в России и держатся только на госдотациях и компенсации убытков за счет высоких цен на внутреннем рынке.

Конечно, появление статуса «товар ЕАЭС» должно будет способствовать укреплению позиций производителей стран-участниц союза, так как это определенным образом закроет местный рынок от нашествия импортной продукции и станет стимулом для развития промышленности. Однако при этом приходится констатировать, что сегодня до решения данного вопроса достаточно далеко, так как в рамках Евразийского союза все еще продолжается деление на своих и чужих. Это, пожалуй, главное препятствие для дальнейшей интеграции.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1300