Приднестровье: возможна ли новая блокада и к чему она приведет?
26.02.2015 | Андрей МОСПАНОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Несмотря на то, что ситуация на приднестровско-украинском участке границы остается в целом спокойной (хоть часть украинских пограничников и находится там с автоматами), различные информационные вбросы в отношении Приднестровья продолжаются. Исходят они главным образом от украинских военных кругов, а также от националистических радикалов вроде членов «Правого сектора», утверждающих, что ПМР – это «вражеская территория» и «очаг российской агрессии, где РФ готовит контингенты для отправки на Донбасс».

Результатом всего этого становятся учащающиеся призывы «помочь Молдове разобраться с Приднестровьем». По предположениям, одним из инструментов здесь могут стать одновременные действия РМ и Украины по ужесточению таможенного режима для приднестровских товаров.

При этом все более проявляется и другая тенденция: стремление украинских милитаристов расходится с региональными экономическими интересами той же Одесской области, граничащей с ПМР. Её губернатор Игорь Палица не раз заявлял, что «никакой контингент в Приднестровье не увеличивается и не нарастает», «надо перестать бояться внешнего врага, а договариваться». В конце января нынешнего года на пресс-конференции в Луцке он отметил: «На сегодняшний день угрозы со стороны Приднестровья нет. А почему делается нагнетание обстановки по этому поводу – я не понимаю».

И одесского губернатора можно понять – разговоры о военных угрозах действительно безосновательны (в чем по-прежнему может убедиться любой), при этом между ПМР и Одесской областью есть взаимовыгодный торговый обмен, прервать или нарушить который было бы плохо для всех.

***

Насколько все-таки возможен сегодня вариант, при котором Украина и Молдова с двух сторон перекроют таможенные границы для ПМР, и республика окажется отрезанной от своих рынков? Конечно, опасность этого всегда есть хотя бы в силу чисто географических причин – больше Приднестровье ни с кем, увы, не граничит. С начала года доносятся сигналы о том, что Киев по просьбе Кишинева готовит некие меры по усилению контроля над товаропотоком на приднестровском участке границы. В самом Кишиневе, где только недавно было, наконец, утверждено новое правительство, правда, говорят, что ни о чем таком пока не известно.

Давайте пойдем от противного – предположим, что закрытие таможенных границ для ПМР случилось. На бумаге это кажется простым – заблокировали, и все. Но на самом деле здесь в нынешних условиях не уйти от ряда вопросов:

1. Как это повлияет на региональную стабильность? Понятно, что блокада приднестровского экспорта ее ну никак не укрепит.

2. Считают ли европейские политики, что это улучшит внедрение Соглашения об ассоциации «Молдова–Евросоюз», частью которого является создание углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли (УВЗСТ) между ЕС и РМ? Думается, нет, не считают, по крайней мере, единодушия у них здесь нет. ЕС, как известно, предлагает Приднестровью до 1 января 2016 г. вместе с Молдовой присоединиться к УВЗСТ. До этой даты остается 10 месяцев. Станет ли Брюссель сейчас внезапно менять планы в сторону блокады ПМР? Логика говорит о том, что вряд ли.

3. Если бы Евросоюз вдруг все-таки поддержал такую блокаду, то мог ли он оставаться эффективным участником молдо-приднестровских переговоров?

4. Кто подсчитал конкретно, как это отразится на экономике самой Молдовы? Таких подсчетов никогда не было и нет, а между тем даже навскидку из цифр товарооборота можно сказать, что влияние, и влияние негативное, будет.

5. В Приднестровье много российских граждан, но еще больше молдавских и украинских (если брать в сумме). Если Молдова и Украина экономически заблокируют ПМР, то, получается, они нанесут удар прежде всего «по своим». Учитывается ли это?

В общем, «помочь Молдове разобраться с Приднестровьем» для Украины не получится безболезненно – пострадают интересы почти 100 тысяч украинских граждан здесь, будут нарушены торговые связи. Точно также не получится это и для самой Молдовы.

Попробуем дать такой прогноз (в том числе имея в виду ту линию, которую лидеры европейских стран заняли при выработке новых Минских соглашений по Донбассу): в 2015 г. блокады приднестровского экспорта со стороны Молдовы и Украины все-таки не будет, что, правда, не исключает различных локальных мер Кишинева и Киева, направленных на то, чтобы усложнить жизнь предприятиям ПМР.

Думается, что молдавское правительство во главе с Кириллом Габуричем, которое не имеет ясного большинства в парламенте, не пойдет на резкие шаги в отношении Приднестровья, поскольку в нынешних условиях это может обернуться для властей РМ политическим кризисом и выступлениями оппозиции. В 2006 г., когда Молдова и Украина предприняли совместные шаги против ПМР, ситуация в Кишиневе была другой: у правивших тогда коммунистов был весь властный ресурс – большинство в парламенте, пост президента, подконтрольное правительство, слабость политических оппонентов.

Сейчас в РМ мы видим миноритарное правительство и активную оппозицию в лице пророссийской Партии социалистов, которая имеет собственное видение, как разрешить молдо-приднестровский конфликт. На все это накладываются коррупционные скандалы, а также колебания на валютном рынке, приведшие к падению уровня жизни молдавского населения. А впереди у проевропейских партий, стоящих за правительством Габурича, еще местные выборы.

Другой вопрос – что будет с приднестровским экспортом, начиная с 2016 г.? К концу нынешнего года завершится двухлетний срок, который ЕС отвел ПМР, чтобы она присоединилась к европейской зоне свободной торговли. Однако вхождение туда означает для Приднестровья отказ как от экономической (а значит, и от политической) самостоятельности, так и от идеи евразийской интеграции.

Помимо европейских пошлин, которые сделают приднестровскую продукцию неконкурентоспособной, в 2016 г. как раз может возникнуть одновременное давление Молдовы и Украины, которое выразится в блокировании границ для экспорта из ПМР. Это чтобы не оставить Приднестровью выбора и в короткие сроки вынудить его вместе с Молдовой присоединиться к УВЗСТ. Но есть здесь и теневая сторона, которая возвращает нас ко всем тем вопросам, которые были заданы выше.

***

Если посмотреть на последние данные по географии приднестровской внешней торговли, то мы увидим, что проблема переориентации экспорта из ПМР на страны Евразийского экономического союза так и остается нерешенной. Более того, доля ЕАЭС снижается. В январе нынешнего года на него пришлось всего лишь менее 5,4% общего объема поставок из ПМР (в январе прошлого года – 13,4%). Это – критически низкий уровень с точки зрения евразийской интеграции. В то же время около половины приднестровского экспорта сейчас уходит в Молдову, а еще 30%, как и раньше, – в Европейский союз.

Многое в таком раскладе обусловлено произошедшей в 2014 г. девальвацией российского рубля при том, что курс приднестровского рубля по отношению к доллару остается неизменным уже три года. Из-за курсовой разницы неконкурентоспособной на российском рынке становится продукция машиностроения, легкой и пищевой промышленности из ПМР.

Республика сегодня стоит перед дилеммой: чтобы вернуть конкурентоспособность в РФ, нужно существенно девальвировать местный рубль, но если это сделать, то снизится уровень жизни населения, который и так поддерживается с трудом. Однако как тогда не потерять позиции на рынках России и ЕАЭС в целом?

Думается, ответ на этот вопрос должен быть найден, в том числе и совместным «мозговым штурмом» приднестровских и российских специалистов. Кроме того, по-прежнему необходимо решать многие другие проблемы, связанные, например, с участием приднестровской промышленности в российских программах импортозамещения и госзаказе. Нужно иметь и довольно детальный план действий на тот случай, если экономика ПМР действительно окажется наглухо «зажатой».

__________________

Фото – http://newsmoldova.md/21072014/economika/40026.htm

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1335