Атака хаоса в центрально-азиатском «подбрюшье» России (I)
03.03.2015 | Ольга СУХАРЕВА | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Рубеж ХХ–ХХІ веков породил новый тип войн, конечной целью которых является не захват и контроль над территорией противника, а его ослабление чужими руками путем создания зон нестабильности, которые являются постоянным источником угроз, преступности и дестабилизации во всем регионе. В этом контексте проигранные США войны в Афганистане и Ираке, разрушение государственности Ливии, гражданский конфликт в Сирии и т.д. и в самом деле являются достижениями Вашингтона, создающими условия для продвижения ими своих геополитических интересов. Впрочем, свои конечные цели США и не скрывали, открыто публикуя различные концепции «управляемого хаоса», «дуги нестабильности», «новых» Ближнего Востока и Центральной Азии и т.п.

Как и ожидалось, окончание развязанной Белым домом «войны с терроризмом» в Афганистане и Ираке не только не привело к ликвидации терроризма, но и послужило значительному укреплению террористических организаций, получению ими собственной финансовой базы и контроля над рядом государств, возникновению террористических структур нового поколения. Речь, в частности, об ИГИЛ, которая менее чем за год захватила власть в части Сирии, нефтеносных районах Ирака, появилась в Ливии и открывает «третий фронт» в Пакистане и Афганистане. Группировка отличается не только небывалыми зверствами, но и ранее несвойственной исламистам финансовой грамотностью, позволившей добиться финансовой самостоятельности за счет захвата нефтяных промыслов и торговли артефактами.

Добавим к этому восстановление влияния в Афганистане «Аль-Каиды» и «Талибана». Последний, в соответствии докладом, представленным 9 февраля в СБ ООН, наращивает преступную деятельность, в частности торговлю наркотиками и похищения людей с целью получения выкупа, а также выстраивает взаимодействие с другими преступными группировками на территории Афганистана. (1) Так, пакистанский «Талибан» полностью поддержал деятельность «Исламского государства», в северных провинциях Афганистана активно работают его эмиссары.

***

Проникновение «Исламского государства» на границы государств Центральной Азии резко повышает угрозу дестабилизации региона. В отличие замкнутого на Афганистан «Талибана» и ориентированной на арабский мир «Аль-Каиды», ИГ словно специально «заточена» на проникновение в Центральную Азию и террористическую войну против России.

Руководителем наиболее многочисленной группировки ИГ, состоящей полностью из выходцев из стран СНГ, является Омар Аль-Шишани, в миру Тархан Батирашвили, выходец из Панкисского ущелья Грузии, бывший сотрудник грузинского спецназа. По некоторым сведениям, Аль-Шишани погиб, но достоверных подтверждений этому нет.

В ряды ИГ специально вербуют именно граждан государств Центральной Азии, Кавказа и России. По данным первого заместителя руководителя аппарата Национального антитеррористического комитета Е. Ильина, в рядах ИГ воюют до 1,5 тыс. граждан СНГ, более 850 из них – из России. (2) Британский Международный институт стратегических исследований насчитал на территории Ирака и Сирии 250 граждан Казахстана, 100 граждан Кыргызстана, 190 граждан Таджикистана, 500 граждан Узбекистана и 360 граждан Туркменистана. (3) По данным Комитета национальной безопасности Республики Казахстан, на стороне боевиков «Исламского государства» воюют более 300 казахстанцев, среди которых половина – женщины. (4) За последний год число экстремистов только в Таджикистане выросло втрое, в Узбекистане организации «Талибан» и «Исламское движение Узбекистана» объявили о присоединении к ИГИЛ и концентрируют своих боевиков на севере Афганистана. Присягнул ИГ и командир ауховских боевиков, действующих на территории Хасавюртовского района Дагестана, С. Зайланабидов.

Впрочем, данные, скорее всего, занижены. Например, руководство Чечни признало, что в Сирии воюют от нескольких сотен до 1700 уроженцев этого горного края. Естественно, не все они жители республики. Ряды ИГ пополняют и эмигранты из террористических организаций «Имарат Кавказ», «Бригады Хаттаба», северокавказские джихадисты Шамиля Басаева и Джохара Дудаева, а также группировки, входящие в «турецкий джамаат», «джамаат Абу Ханифы». (5) Как сообщает ФСБ Кабардино-Балкарии, по состоянию на конец декабря 2014 г. в Сирии воевали от 85 до 150 уроженцев республики. (6)

Все эти отлично обученные и прошедшие через боевые действия боевики вернутся для осуществления террористической деятельности уже в России, государствах Центральной Азии и Кавказа. По мнению начальника Генштаба ВС Кыргызстана А. Алымкожоева, ИГ – одна из основных внешних угроз для его страны. Это мнение разделяют и представители других стран, ведущие активную борьбу с «возвращенцами».

Так, по информации Министерства национальной безопасности Азербайджана, задержано 26 граждан, принимавших участие в боевых действиях в составе отрядов ИГИЛ. Упомянутый Е. Ильин подчеркивает, что «буквально каждую неделю мы имеем по одному (новому) уголовному делу по возвращенцам из горячих точек». На данный момент расследуется 58 уголовных дел в отношении россиян, участвующих в военном конфликте в Сирии на стороне ИГ.

***

Но проблема далеко не исчерпывается заброской боевиков. Террористические структуры пускают глубокие метастазы в глубоком тылу стран ЦА и России. Например, вошедшее в состав ИГ Исламское движение Узбекистана еще в 1996 г. основало в Казани первую ячейку «Хизб-ут-Тахрир», которая расползлась по всему Поволжью и Уралу. Действуют ячейки и на Северном Кавказе, и в Крыму. Устав «партии» предусматривает свержение правительств и проникновение во властные структуры регионов или государств. Пропаганда радикальных течений ислама осуществляется и с использованием сети мечетей, часть из которых напрямую финансируется из-за границы. В частности, на подобную деятельность Совета муфтиев России обращает внимание казанский исследовательский центр, издающий журнал «Мусульманский мир». (7)

Расширение террористической сети осуществляется под непосредственным руководством США. Например, ФСБ Свердловской обл. в недавнем прошлом была раскрыта агентурная сеть, организованная консульством США в Екатеринбурге, одним из направлений деятельности которой была радикализация мусульман мечети «Сабр» в Первоуральске, что едва не спровоцировало в городе межнациональный конфликт после появления плаката «Смерть врагам тюркского народа». (8) Местные татары и башкиры мечеть так и не признали из-за большого количества приезжих прихожан: чеченцев, азербайджанцев, таджиков. Как и имама городской мечети, получившего духовное образование вначале в Сирии, затем в Ливане.

Происходит это не только в России. В частности, по данным киргизского эксперта Кадыра Маликова, за последнее время одно из военизированных подразделений ИГ – «Мареваннахар» получило 70 млн. долларов США для ведения террористической деятельности в регионе. Особый акцент делается на подрывную деятельность в самом сердце Центральной Азии – Ферганской долине. (9) Одновременно западные НПО осуществляют давление на правительства стран Центральной Азии, требуя расширить «религиозные свободы», либерализовать антиэкстремистское законодательство, снизить уголовные сроки членам бандформирований.

(Окончание следует)

 

  1. http://rus.ozodi.org/archive/news/20150215/11266/11266.html?id=26839568
  2. http://special.tass.ru/politika/1649861
  3. http://ria.ru/cj_analytics/20150206/1046330202.html
  4. http://www.ksgp-cis.ru/news.php?id=1661
  5. http://www.interfax.ru/russia/421161
  6. https://www.g.kavkaz-uzel.ru/articles/251513/
  7. http://www.kazan-center.ru/osnovnye-razdely/14/469/
  8. http://www.liveinternet.ru/users/dejavu57/post339652495/
  9. http://www.rubaltic.ru/blogpost/25022015_haos/
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1593