Помех для сотрудничества с российскими железнодорожниками нет, но…
06.03.2015 | Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Обострение отношений с Россией и падение курса рубля, в значительной степени ставшее следствием западных санкций, больно ударило по промышленности Латвии – уже несколько крупных предприятий попали в тяжелую ситуацию. Пока их руководство мечется, стараясь изыскать какие-то выходы, рядовые сотрудники мрачно присматриваются к спискам вакансий в службе занятости или на всякий случай строят планы отъезда. Один из самых ярких примеров такого кризиса продемонстрировал Даугавпилсский локомотиворемонтный завод (ДЛРЗ) – предприятие с полуторавековой историей в одночасье оказалось в ужасном положении.

Беда подкралась незаметно

В феврале НТВ выпустило сюжет, посвященный ситуации на ДЛРЗ, он наделал немало переполоха в Даугавпилсе. Из просмотра можно было сделать вывод, что всех сотрудников уже рассчитали и выкинули на улицу. Это не так – на заводе все еще не случилось массовых увольнений, и работа кое-как пока идет. Впрочем, обо всем по порядку.

Локомотиворемонтный имеет для Даугавпилса, да и всей Латвии огромное не только экономическое, но и символическое значение. Основанный еще в 1866 г. (как Двинские главные железнодорожные мастерские Петербурго-Варшавской и Риго-Орловской железных дорог) он, казалось, существовал всегда. На протяжении своей истории предприятие прошло целый ряд испытаний, самым серьезным из которых оказалась Вторая мировая война – завод был разрушен на 87%. Но потом предприятие восстановили и оно даже значительно расширило свою деятельность.

Динозавр латвийской промышленности знал в своей жизни как хорошие, так и плохие времена. Именно к последним относился период начала 1990-х, когда предприятия на всем постсоветском пространстве накрыла грязная волна массовой приватизации. Известные на весь СССР заводы и фабрики продавались за бесценок, в одночасье закрывались и, как результат, – длинные очереди перед дверьми биржи труда. Нечто подобное вполне могло постигнуть и ДЛРЗ. Но следует отдать должное его коллективу: сотрудники, от директора до пенсионера, вовремя сориентировавшись в обстановке, решили отстоять родной завод и сделали это единственно возможным способом – сообща приватизировали его.

Патриархи ДЛРЗ хорошо помнят, как руководство проводило планерки, убеждало заводчан покупать акции. Люди отдавали свои скудные сбережения, покупали эти ценные бумаги – и в итоге ДЛРЗ выстоял, ни на неделю не прекратил работу. Бывший депутат Верховного Совета Латвии Алексей Провиденко сказал автору этих строк: «В отличие от загубленного городского завода химического волокна, ДЛРЗ, хотя и обладал несравненно менее технологичным производством, сумел сохраниться. А все почему? Да потому что там руководство по-настоящему болело за свое предприятие».

Нельзя сказать, что история ДЛРЗ была потом безоблачной: его работникам пришлось пройти через сокращения и задержки заработной платы, но завод остался жить. В 2004 г. 84,5% акций предприятия приобрела входящая в группу «Северстальтранс» эстонская компания Spaceсom совместно с фирмой Skinest projekt. В 2006 г. завод отметил свое 140-летие – тогда здесь работало почти 1700 человек. В конце прошлого года здесь числилось уже 930 сотрудников, причем некоторые трудились целыми семьями и династиями. Новая полоса испытаний настигла заводчан в последние месяцы: в декабре сотрудникам некоторых цехов пришлось уйти на две недели в отпуск в счёт будущего (т.е. нынешнего) года. Зарплата выплачивается по частям, стали ходить слухи о возможных сокращениях.        

В канун новогодних праздников Даугавпилс посетил министр сообщения Анрийс Матисс. Он подтвердил то, что все и так знали: беды ДЛРЗ связаны с падением рубля. Завод выполнял много российских заказов – среди его партнеров значились Московская, Северная, Октябрьская, Горьковская железные дороги. Россия давала предприятию примерно 50% всего объема заказов. Но больше оно не может проводить работы по столь низким ценам. «С девальвацией рубля работа на этом рынке стала, мягко говоря, бессмысленной. При пересчете рубля в евро цена еле-еле покрывает материалы. На зарплату ничего не остается», – жалуются в администрации ДЛРЗ.

В свою очередь, А. Матисс подчеркнул: «ДЛРЗ – он ведь частный, и поэтому правительство имеет очень ограниченные возможности повлиять на ситуацию. Мы можем помочь найти новые рынки, но не способны руководить предприятием от имени собственников. Надеюсь, что руководство и собственники завода смогут организовать работу так, что он не закроется, но будет как-то оптимизирован. Мы, со своей стороны, станем делать всё возможное, чтобы разместить заказы на ДЛРЗ. Скажу честно: мы не можем обеспечить работой завод полностью, у нас нет столько локомотивов для ремонта. Предприятию надо найти новые виды деятельности. Например, наладить ремонт или строительство вагонов, установить сотрудничество с Крюковским заводом на Украине. Им самим нужно думать о новых рынках, мы не можем всё сделать за них…»

Все же А. Матисс надеется, что локомотиворемонтному заводу удастся избежать судьбы «Лиепайского металлурга», в результате неумелого руководства прекратившего деятельность еще в позапрошлом году.

И министр, и латвийское правительство в целом, указывая на проблемы предприятий страны, избегают разговора об их причинах. Объективность же должна побудить к простому выводу: желая введением санкций «проучить» Россию, страны Евросоюза, включая и Латвию, сами несут огромные убытки и материального, и социального плана. 

На краю социальной катастрофы?

Вскоре после визита министра руководство завода сделало заявление для биржи NASDAQ. Оно гласит, что сегодня у ДЛРЗ нет помех для сотрудничества с российскими железнодорожниками, но в связи с девальвацией рубля работа над такими заказами становится невыгодной. Тогдашний глава правления предприятия Наталья Петрова признала «экономическую нецелесообразность» контрактов с россиянами. Она оповестила, что в последнее время завод вложил 7 млн. евро в совершенствование своих производственных процессов, однако политический, а затем и экономический кризис обрушились так быстро, что вложенные деньги не успели «отбить». «Поэтому приоритетом года для ЛРЗ является поиск рынков сбыта и освоение новой продукции, включая машинообрабатывающую отрасль. Материальная база для этого у завода есть – в том числе новые станки, приобретенные в процессе воплощения совместного с европейским фондом ERAF проекта модернизации производственной базы предприятия», – утверждала Н. Петрова. По ее словам, сейчас ДЛРЗ активно участвует в международных отраслевых выставках, ведет переговоры с потенциальными заказчиками, а руководство старается внушить работникам, что «трудности временные и связаны с кризисом». Массовых увольнений не планируется, но, дескать, запланированная оптимизация производства, уменьшение текущих расходов могут отрицательно сказаться на численности персонала. По словам председателя правления, предприятие получилось худо-бедно загрузить заказами на первый квартал текущего года. Отчасти якобы готова выручить «Латвийская железная дорога». Удалось получить ряд заказов на ремонт локомотивов и продажу запчастей из Узбекистана, Казахстана, Белоруссии и Латвии.

Сложившееся положение не радует ни самих заводчан, которых сейчас осталось 890 человек, ни их коллег на городском железнодорожном участке, у которых ожидается серьезное падение объемов перевозок. Работники ДЛРЗ рассказывают: «Пенсионеров уже проводили, говорят, что скоро еще какое-то количество уволят. Зарплата? Почти не платят…» В свою очередь, в городском филиале Государственного агентства занятости признают, что, если дела у локомотиворемонтного пойдут совсем плохо, это может оказаться чревато для города социальной катастрофой.

Нынешний глава правления Айвар Кескюла снова пообещал, что массовых увольнений не будет, но пока верят этим посулам очень слабо. Впрочем, и он признает: «2014 год для нас оказался очень плохой. Все большие контракты были заключены в начале года, когда курс евро колебался в пределах 40-42 рубля. А к концу года дошло до 100 рублей…» В отчаянной попытке спасти предприятие его эстонские владельцы решили вложить 4 млн. евро (1,5 млн. из которых предоставило Латвийское агентство инвестиций и развития) в новые станки, пытаются договориться с возможными клиентами...      

Однако та информация, что поступает от СМИ, оптимизма не прибавляет. Так, мэр Даугавпилса Янис Лачплесис заявил на телевидении, что хоть на данный момент Дума пока и не получила сообщений о коллективных увольнениях сотрудников ДЛРЗ, только чудо может предотвратить снижение количества рабочих мест. Мэр отметил, что сейчас самоуправление проводит много встреч с руководством завода, профсоюзом и представителями «Латвийской железной дороги», пытаясь хоть как-то сгладить ситуацию. В парламенте уже поднимают вопрос о том, как обеспечить большому количеству новых безработных переквалификацию. Депутат Сейма Андрей Элксниньш напрямую обвинил в бедах завода государство, напомнив, что до недавнего времени «Латвийские железные дороги» не покупали ни одной из произведённых там деталей. Скажем, сейчас государство планирует приобретать за границей новые поезда, так как те, что сейчас курсируют по его магистралям, почти полностью выработали свой ресурс годности. При этом вопрос о том, что они могут быть построены на локомотиворемонтном или Рижском вагоностроительном заводах, даже не рассматривается, хотя тот же ДЛРЗ в последние годы очень старался расширить спектр своих возможностей. Вот такая поддержка отечественного производителя…

Ситуация с ДЛРЗ, как в капле воды, высветила бедственное состояние латвийской промышленности в целом. Так, с нового года одно из крупнейших предприятий Прибалтики «Рижский электромашиностроительный завод» (АО «РЭЗ») начало массовые увольнения работников. Дело в том, что премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, реагируя на экономические санкции, наложенные на Россию странами Запада, подписал закон о запрете импорта в Россию товаров машиностроения для государственных и муниципальных нужд, в связи с чем РЭЗ лишился значительного количества партнеров. В декабре объявил о почти полном прекращении своей деятельности и «Вентспилсский рыбоконсервный завод» и тоже – из-за обвала рубля. О серьезных проблемах сообщили ориентированные на Россию предприятия Лиепаи, в том числе швейная фабрика «Лайма» и рыбопереработчик «Колумбия».

Руководители всех этих компаний обещают, что будут пытаться компенсировать потери за счет замены российского на иные рынки. Выйдет ли? В короткий срок переориентироваться на другие рынки невероятно сложно – особенно с учетом того, что никто не захочет пускать к себе новых конкурентов. Опять же мало кто согласится сразу же доверить свои контракты неизвестным пришельцам в обход старых, проверенных партнеров. Конечно, можно попытаться выехать на дешевизне предлагаемой услуги, но снижать стоимость бесконечно не получится – ведь никто не станет работать себе в убыток…

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:578