«Мисс Кольт» советского калибра
08.03.2015 | Сергей СМОЛЯННИКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

…Если спросить у молодого жителя Белой Церкви, в честь кого названа улица Павличенко, то, к сожалению, далеко не каждый сможет связать этот факт с именем прославленной землячки. А вот в Севастополе и Одессе такая ситуация, скорее всего, невозможна: здесь отлично помнят, что самая известная женщина-снайпер Второй мировой войны была в числе защитников этих городов-героев.

Такой привыкли видеть Людмилу Павличенко на фотографиях периода героической обороны Севастополя и Одессы

Людмила Михайловна Павличенко, будучи снайпером 54-го стрелкового полка 25-й Чапаевской дивизии Приморской армии, в ходе боев по обороне Одессы и Севастополя уничтожила 309 германских солдат и офицеров (в том числе 36 снайперов противника), за что удостоена звания Героя Советского Союза. Скупые строчки исторического справочника никогда не смогут восполнить весь эмоционально-психологический подтекст ратных подвигов. А без раскрытия образа невозможно понять всю глубину чувств женщины, которая вместо природной функции рожать и растить детей взяла в руки оружие.

Увидеть ее на обложке глянцевого американского журнала в самых лучших «голливудских» традициях, наверное, не ожидал никто. Но это все она – прославленный снайпер, младший лейтенант Красной армии

Во время одной из своих встреч Людмила Михайловна вспоминала: «В отбитой у врага деревне я видела труп 13-летней девочки. Ее зарезали фашисты. Мерзавцы – так они демонстрировали свое умение владеть штыком! Я видела мозги на стене дома, а рядом труп 3-летнего ребенка. Фашисты жили в этом доме. Ребенок капризничал, плакал. Он помешал отдыху этих зверей. Они даже не позволили матери похоронить свое дитя. Бедная женщина сошла с ума… Я видела расстрелянную учительницу. Тело ее лежало у обочины дороги, по которой бежали от нас фашисты. Офицер хотел изнасиловать ее. Гордая русская женщина предпочла смерть позору. Она ударила фашистскую свинью по морде. Офицер застрелил ее, затем надругался над трупом… Они ничем не гнушаются, немецкие солдаты и офицеры. Все человеческое им чуждо. Нет слова в нашем языке, которое бы определило их подлую сущность. Что можно сказать о немце, в сумке которого я увидела отнятую у нашего ребенка куклу и игрушечные часики? Разве можно назвать его человеком, воином? Нет! Это бешеный шакал, которого надо уничтожать ради спасения наших детей…»

Людмила родилась 12 июля 1916 г. в местечке Белая Церковь на Киевщине в семье служащего. До 14-летнего возраста она училась в белоцерковской школе (сегодня это школа № 3), затем семья переехала в столицу. Параллельно с учебой в десятом классе девушка с отличием окончила школу ОСОАВИАХИМа, стала обладателем почетного тогда значка «Ворошиловский стрелок». В 1937-м поступила на исторический факультет Киевского государственного университета имени Т.Г. Шевченко. Великая Отечественная война застала девушку в Одессе на дипломной практике.

В первые же дни войны, хотя и «со скрипом», ей удалось добровольцем уйти на фронт. По ее же воспоминаниям, во время пробных стрельб она перевыполнила все нормативы и получила назначение на должность снайпера в прославленную 25-ю дивизию.

Только в период обороны Одессы боец Павличенко уничтожила 187 вражеских солдат и офицеров, а во время героической обороны Севастополя – еще 122. Итого 309, среди которых 36 снайперов. Ее умение находить место для засады, терпеливо выжидая подходящего момента, стали основой воспитания нового поколения снайперов. Она и не менее прославленный Ной Адамия придерживались правила: «Один выстрел – один труп врага». Но война – это не только победы, но и боль, страдания, потери. Во время одной из дуэлей девушка потеряла своего лучшего друга (свою единственную, первую и последнюю любовь, по воспоминаниям самой Людмилы Михайловны) – снайпера Леонида (Алексея) Куценко. После того как их точка была обнаружена, враг накрыл ее минометным огнем…

Это случилось под Севастополем, и она дала себе клятву за смерть любимого боевого товарища мстить до конца. Однажды Павличенко увидела, как, прячась за макет коряги, вражеский снайпер передвигается едва заметными толчками вперед. Все ближе и ближе к ней. Она двинулась навстречу. Сантиметр за сантиметром, преодолевая холодную каменистую подстилку, держа винтовку перед собой, Люда не отрывала глаз от оптического прицела. Секунда приобрела новую, почти бесконечную протяженность. Вдруг в прицел Люда уловила водянистые глаза, желтые волосы, тяжелую челюсть. Вражеский снайпер смотрел на нее, глаза их встретились. Напряженное лицо исказила гримаса, он понял – женщина! Мгновение решало жизнь – она спустила курок.

Выстрел Люды опередил на спасительную секунду. Она вжалась в землю и успела увидеть в прицеле, как моргнул полный ужаса глаз. Немного выждала, потом поползла к снайперу. Тот лежал, все еще целясь в нее. Она вынула снайперскую книжку гитлеровца, прочла: «Дюнкерк». Рядом стояла цифра, а рядом еще и французские названия с цифрами. Более четырехсот французов и англичан приняли смерть от его руки. Он открыл свой счет в Европе в 1940 г., а сюда, под Севастополь, его перебросили в начале 1942-го, и цифра 100 была прочерчена тушью, а рядом общий итог – 500. Люда взяла винтовку врага, поползла к своему переднему краю. После этого боя ее тяжело ранило.

Уже находясь на излечении в госпитале в Новороссийске, она получила внезапный вызов в Москву, в Главное политическое управление Красной Армии, где ей сообщили, что она в составе делегации советской молодежи через Англию направляется в США и Канаду как член «народного посольства». Для снайпера, находящегося постоянно в гуще боевых событий и не привыкшего к публичности, это было серьезное испытание. Помог секретарь ЦК ВЛКСМ Николай Красавченко, который посоветовал Людмиле ехать в военной форме одежды, тем более что к тому времени она уже стала младшим лейтенантом – в петлицах сияли «кубари».

В ходе поездки она была на приеме у президента Соединенных Штатов Франклина Рузвельта. Позже Элеонора Рузвельт пригласила Павличенко в поездку по стране. Американская молодежь, видя снайпера-девушку, была, мягко выражаясь, в шоке. Откровенные выступления гостьи вызывали восхищение у американских девушек и шокировали парней, ведь она откровенно рассказывала об ужасах войны, о том, что творят изверги с женщинами и детьми…

В Америке Людмиле подарили именной кольт, а в Канаде – винчестер. Именно тогда ей сказали: «В Америке все мужчины уважают Мистера Кольта, но теперь будут уважать и Мисс Кольт». Каждая ее поездка по США и Канаде собирала тысячи людей, которые узнавали о правде войны из первых уст. По свидетельству посла СССР в Великобритании И.М. Майского, эта девушка сделала больше, чем могла бы сделать дюжина дипломатов. В ее честь промышленники и политики давали приемы, ее имя и подвиг стали символом грядущей победы Советского Союза.

Встрече с ней были рады и политики, и их жены

А когда в Америке узнали о начале Сталинградского контрнаступления, интерес к Павличенко вырос до космических высот. Ни одной встречи не пропустила Людмила Михайловна, она знала: ее пребывание в США – это шанс ускорить открытие второго фронта. Она неизменно повторяла: только вместе мы сможем победить «коричневую чуму». И видя русскую девушку в гимнастерке с боевыми наградами на груди, американцы восхищались ею.

К тому же Людмила оказалась не только прекрасным снайпером, но и замечательным оратором. Она, как принято говорить в таких случаях, за словом в карман не лезла, а как будущий учитель-историк вела урок мужества для американских граждан. Многим американцам запомнилось тогда ее короткое, но жесткое выступление на митинге в Чикаго: «Мне двадцать пять лет. На фронте я уже успела уничтожить триста девять фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?..» Толпа замерла на минуту, а затем взорвалась неистовым шумом… одобрения.

То самое историческое выступление в Чикаго

В Штатах десятками тысяч распространялись открытки и листовки с изображениями Людмилы Павличенко и описаниями ее подвигов. Для американских солдат было за честь держать у себя в нагрудном кармане такую открытку, ведь если эта девушка смогла защитить русских женщин и детей, то уж свою Барби Джон защитит тем более.

 Имя «Мисс Кольт», данное Людмиле в США, так пришлось по вкусу американской общественности, что в ее честь певец и композитор Вуди Гатри написал песню «Мисс Павличенко» («Miss Pavlichenko»).

В. Гатри исполняет «Мисс Павличенко»

После возвращения из-за океана Павличенко уже не попала на фронт, ее опыт и мастерство были востребованы в снайперской школе «Выстрел». Она подготовила немало снайперов, научила их военным хитростям, делилась с ними военным опытом. Спустя почти год, 25 октября 1943-го «за отвагу, военное мастерство, мужество, проявленные в борьбе с гитлеровцами», старший лейтенант Людмила Павличенко удостоилась звания Героя Советского Союза. Она единственная из снайперов-женщин, получившая это звание при жизни, а не посмертно.

Победный май 1945-го Людмила встретила в родном Киеве, куда прибыла, чтобы закончить университет. Она нашла себя в новой мирной жизни, но ее звездные годы пришлись, конечно, на военное время. После войны Павличенко не сменила привычную для нее гимнастерку на легкое платьице, а уже как майор береговой обороны стала научным сотрудником Главного штаба Военно-Морского флота, затем вела работу в Советском комитете ветеранов войны.

На Крещатике с прославленным партизанским командиром С.А. Ковпаком и с колхозницами родного Белоцерковского района

В обыденной жизни Людмила Михайловна была проста, не кичилась своими заслугами. В Центральном музее Вооруженных сил Российской Федерации есть посвященная ей экспозиция, где представлены личные вещи и подарки знаменитого снайпера-женщины: винтовка, оптический прицел, книжка снайпера и многое другое. Но самый трогательный подарок – обыкновенная рогатка от ребятишек с надписью: «Не промахнись»… Все послевоенное время она жила в Москве, но никогда не забывала родной Киев и Украину.

Последняя прижизненная фотография Людмилы Михайловны Павличенко

Легендарный снайпер умерла 27 октября 1974 г. Ей было не так уж много – 58 лет, но война, ранения, переживания, смерть любимого на ее глазах и на ее руках – все это не проходит даром…

*  *  *

«Мисс Павличенко»

(перевод с английского песни В. Гатри)

 

Мисс Павличенко, ее слава известна,
Россия твоя страна, сражение – твоя игра.
Целый мир полюбит ее на долгие времена
За то, что более чем три сотни нацистов пали от ее оружия.
Пали от ее оружия, да пали от ее оружия,
Более чем три сотни нацистов пали от твоего оружия.
Мисс Павличенко, ее слава известна,
Россия твоя страна, сражение – твоя игра,
Твоя улыбка сияет, как утреннее солнце,
Но более чем три сотни нацистских собак пали от твоего оружия.
В горах и ущельях притаилась, как олень,
В кронах деревьев, не ведая страха,
Ты поднимаешь прицел, и падает Ганс,
И более чем три сотни нацистских собак пали от твоего оружия.
В летнюю жару, холодной снежной зимой,
В любую погоду ты выслеживаешь врага,
Мир полюбит твое милое лицо, так же, как и я.
Ведь более чем три сотни нацистских собак пали от твоего оружия.
Не хотел бы я приземлиться с парашютом в вашей стране, как враг.
Если ваш советский народ так сурово поступает с захватчиками,
Не желал бы я найти свой конец, пав от руки такой красивой девушки,
Если ее имя – Павличенко, а мое три-ноль-девять…
 

Рейтинг Ритма Евразии:
5
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:3418