Кровавый уголь Донбасса
10.03.2015 | Глеб СЕЛИЖАРОВ | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

Вой сирен машин с красной полосой на бортах и эмблемой Государственной военизированной горноспасательной службы, мчащихся по Киевскому проспекту в направлении северного выезда из Донецка, вновь известил жителей города об очередной беде, постигшей шахту имени А.Ф. Засядько.

В сообщении пресс-службы шахты, размещенном 5 марта на официальном сайте предприятия, говорилось: «Утром, 04.03.15, на выемочном участке Восточной уклонной лавы №3 пласта mпроизошло газодинамическое явление, в результате которого пострадали работники шахты – 49 человек, находившиеся в тот момент на аварийном участке. По состоянию на 05.03.15 горноспасателями обнаружены 33 человека без признаков жизни, 28 из которых уже выданы из шахты. Ещё 16 человек находятся в различных медицинских учреждениях города, где им оказывают всю необходимую медицинскую помощь». 

Относительно молодое угледобывающее предприятие, эксплуатация которого началась в 1958 г., уже в первые десятилетия своей работы нет-нет да и демонстрировало свое коварство, унося жизни одного-двух, а то и нескольких горняков. И неслучайно шахта была отнесена к высшей категории опасности по выбросам и взрывам рудничного газа. В Углепроме Союза, где четко действовала система надзора за безопасностью труда угольщиков, где контролировалась обстановка на подземных горизонтах, аварии с гибелью даже трех шахтеров признавались ЧП и тщательно расследовались. Выработка, конечно, не прекращалась, ибо коксующийся уголь, добываемый в забоях шахты, был всегда затребован коксохимиками.

Шли годы, добычные лавы опускались все глубже. И выше становилась опасность работы на подземных горизонтах. Тем не менее шахта по-прежнему шла в лидерах соревнования смежников в цепочке «уголь-кокс-металл». В 1979 г. директором шахты стал Ефим Звягильский. В этой должности он проработал 13 лет, а после реорганизации предприятия из государственного в «публичное акционерное общество» стал его почетным президентом, оставшись, таким образом, опосредованным владельцем шахты. Причиной этой должностной «рокировки» стала политическая карьера Звягильского – депутата Верховной рады Украины всех предыдущих созывов, включая ее последний, «постмайданный» состав.

Примечательно, что впервые он был избран от компартии, а затем много раз проходил в парламент либо по спискам Партии регионов, либо как выдвиженец «регионалов» по мажоритарному округу. А вот в последний состав нацистской Рады разменявший девятый десяток лет Ефим Звягильский прошел уже как беспартийный. Кстати, деньги, которые шахта сегодня зарабатывает, по-прежнему оседают в Киеве.

Фактически с 1991 г. директор, а затем и президент ПАО «Шахта им. Засядько» строил свою политическую карьеру, успев при президенте Леониде Кравчуке даже какое время исполнять обязанности премьера. Что ему впоследствии и вменила в вину оппозиция. Опасаясь следствия и мало полагаясь на парламентскую неприкосновенность, Звягильский на несколько лет спрятался в Израиле, не сложив при этом депутатские полномочия. Вернувшись в 1997 г., он как ни в чем не бывало появился в зале заседаний парламента. Но все это время приглядывал за своим хозяйством. Правда, весьма своеобразно – оно приросло… агрофирмой «Шахтер», пансионатами в Святогорье и Крыму, гостиницей «Олимп» и даже сетью ювелирных магазинов.

А шахта продолжала выдавать на-гора уголь, нарезать новые лавы, уголь из которых добывался такими темпами, что за продвижением очистных забоев не успевали проходчики и вентиляционные штреки отставали. И это в шахте, где проветривание – одно из главных требований техники безопасности. Стихия дала себя знать 24 мая 1999 г. – при взрыве рудничного газа погибли 50 шахтеров. Через два года летом взрыв унес жизни еще 55 горняков, через год – снова взрыв, ставший причиной гибели 20 горняков. В сентябре 2006-го в результате выброса метана, взрыва которого не допустила сработавшая автоматика газовой защиты, смертельные отравления получили 13 шахтеров

Но самым «черным» стал 2007 г. 18 ноября произошла самая масштабная катастрофа, случившаяся на украинских угольных шахтах после обретения страной «независимости», – взрыв воздушно-газовой смеси унес в одночасье жизни 101 горняка. Через две недели 1 декабря новый взрыв, убивший и изувечивший 52 шахтера. А на следующий день в результате очередного взрыва погибли пятеро горноспасателей, ликвидировавших последствия аварии.

После каждой аварии создавались комиссии по расследованию причин, наказывались руководители служб и участков. На похороны погибших приезжали министры. Но главная причина роста числа аварий как на этой шахте, так и на других предприятиях отрасли старательно замалчивалась первыми лицами, хотя ее постоянно озвучивали горные инженеры и лидеры шахтерского профсоюза – изношенность шахтного оборудования, которая к началу XXI века составляла в отрасли почти 85%.

Уголь с точки зрения властей имущих должен был добываться любой ценой. То есть и ценой человеческих жизней. У шахтеров и горноспасателей нет термина «груз 200». Докладывая на поверхность об очередном обнаруженном погибшем, употребляют термин «нулевой». На шахте Засядько сегодня «нулевые» – все, кто спускается под землю. Как рассказывал мне еще несколько лет назад один из шахтеров предприятия, многие его товарищи, уходя на смену, прощаются с семьей, словно расставаясь навечно. Здесь любой горняк знает опасные участки и молит бога, чтобы его не перевели именно туда. А если переводят, отказаться не может, потому что альтернатива переводу одна – увольнение. Это было страшно и в мирное время, теперь же – страшнее во сто крат.

И вот еще один взрыв. Но страшный не только гибелью 33 шахтеров, о которых скорбит Донецк. Этот взрыв сдетонировал выброс цинизма киевской хунты, функционеры которой попытались приобрести политический капитал на беде, постигшей семьи погибших, их товарищей и всех жителей мятежных регионов. «Руководство так называемой Донецкой народной республики отказывается допустить украинских спасателей на шахту им. Засядько в Донецке, где сегодня утром произошел взрыв, – оперативно «откликнулось» на трагедию Министерство энергетики и угольной промышленности Украины. – К сожалению, несмотря на сложность аварии и большое количество пострадавших, руководство так называемой ДНР не осуществляет взаимодействие с ГВГСС Украины (Государственная военизированная горноспасательная служба. – Ред.) относительно допуска горноспасательных подразделений, которые имеют большой опыт в ликвидации подобных аварий и готовы оказать необходимую квалифицированную помощь в спасении людей и ликвидации последствий аварии». Поручение привести в боевую готовность 10 спасательных отделений с соответствующим оснащением и техникой отдал начальнику Центрального штаба ГВГСС Сергею Смоланову глава Минэнерго Владимир Демчишин.

Ладно, «так называемый министр» Демчишин недавно назначен и вряд ли знает, что указанные в этом же сообщении 18 человек, обожженных и отравившихся угарным и рудничным газами шахтеров, – единственные, кого удалось спасти. Поскольку взрыв в замкнутом пространстве лавы – это вал огня, стремительно несущийся по «трубе» и выжигающий кислород, обжигающий верхние дыхательные пути людей, оказавшихся в этом аду. Но вот начальник ЦШ Смоланов этого не знать не мог – именно он в том трагическом 2007 г. руководил аварийно-спасательными работами на этой шахте и именно при нем погибли пятеро его подчиненных. В 2011 г. по этому факту против него было даже возбуждено уголовное дело, которое было «спущено на тормозах».

И не Смоланову ли не знать о том, что «на территории, оккупированной боевиками так называемой ДНР», как изволил выразиться его начальник-министр, остались и действуют подразделения настоящих, высококвалифицированных горноспасателей, которые, к слову, еще в СССР считались костяком горноспасательной службы Минугленпрома и участвовали в ликвидации аварий на шахтах от Сахалина до Западной Украины. Именно донецкие горноспасы в считаные минуты прибыли на шахту и приступили к поиску пострадавших и погибших.

Истерику Минэнерго постарались использовать и первые лица. Сначала президент П. Порошенко выразил сочувствие семьям погибших в результате аварии на шахте им. Засядько шахтеров и потребовал допустить на место трагедии украинских спасателей и правоохранителей. «После официального подтверждения количества погибших Украина опустит флаги, объявив траур», – сообщил пресс-секретарь президента Вячеслав Цеголко. Хотя к этому моменту уже было известно о гибели более 30 человек. «Спасатели не могут пройти к месту взрыва из-за ядовитого газа», – заявил председатель гортехнадзора ДНР Владимир Цымбаленко.

А вот премьер-министр А. Яценюк, по сообщениям украинских СМИ, и вовсе закусил удила, заявив на заседании правительства: «Я обращаюсь к Российской Федерации, укажите этим подонкам (боевикам) пропустить наши горноспасательные бригады для того, чтобы спасти жизни шахтеров». Премьер поручил Министерству энергетики и угольной промышленности продолжать переговоры о доступе спасателей на шахту.

Про подонков – это сильно! Вот кто на самом деле является таковыми. Шахта расположена почти на северной окраине города и ее отделяют всего несколько троллейбусных остановок от Донецкого аэропорта, откуда не имеющими к России никакого отношения подонками-«киборгами» нацгвардии на протяжении девяти месяцев регулярно обстреливались жилые кварталы и предприятия Киевского района. Несколько раз в результате артобстрелов шахта оказывалась обесточенной, то есть просто парализованной: останавливаются подъемники, насосы, откачивающие подземные воды, но главное – вентиляторы главного проветривания, что представляет уже смертельную угрозу для людей, оказавшихся на более чем километровой глубине в выработках, куда просачивается рудничный газ. Причем, по словам шахтеров, в своих раздевалках они неоднократно находили маяки для корректировки артиллерийской стрельбы. К тому же шахта Засядько – как бревно в глазу еще и потому, что добытый здесь в ходе дегазации выработок метан используется для отопления как административно-бытового корпуса, так и прилегающего к шахте микрорайона, а также для заправки автомобилей.

Глава ДНР Александр Захарченко вообще не исключает, что взрыв на шахте им. Засядько мог быть диверсией. «…Информация о подготовке украинской стороной терактов и диверсий у нас была», –  приводит его слова, сказанные 7 марта, Донецкое агентство новостей.

Газ… Судя по всему, именно в нем причина не просто полного безразличия хунты к судьбе региона, где добывается единственный для Украины собственный энергоноситель, но и старательного уничтожения предприятий углепрома. Отступающие под натиском ополченцев каратели умышленно взрывают или затапливают шахты, как это было в Луганской области. И уже мало у кого остались сомнения в том, что так называемая антитеррористическая операция по сути является заказной террористической зачисткой территории для приведения ее в удобное для добычи сланцевого газа состояние.

Подтверждением этого стало сертифицированное в США оборудование для разведки и добычи сланцевого газа, обнаруженное ополченцами Луганской народной республики в числе трофеев после разгрома дебальцевского «котла» на окраине поселка Шишково. Обслуживалось оно сотрудниками компании «Укргаздобыча», в большинстве своем жителями Западной Украины – местных, как категорических противников добычи сланцевого газа, на работу даже не пытались приглашать.

И уже секретом Полишинеля является причина заинтересованности США в развязанной хунтой войне с Донбассом – сланцевый газ. Еще одно подтверждение этому – поспешность, с которой уже забуриваются в выжженную и окровавленную карателями землю Славянска «изыскатели». На Западе считают, что запасы газа в т.н. Юзовском месторождении могут кардинально изменить энергетику не только Украины, но и всей Европы. И тем, кто намерен вести здесь добычу газа, абсолютно безразлична судьба Донецкой, Луганской и Харьковской областей, на территории которых проживает почти четверть населения Украины. Что станет с индустриальным краем – американским дельцам и их украинским сервам (от лат. servus – раб) абсолютно все равно. Бизнес – прежде всего!

И поэтому понятна истерика Яценюка, как и понятно нежелание ДНР допускать на аварийную шахту «горноспасателей» с Крещатика. Тем паче под руководством такого спеца, как Сергей Смоланов. Донбасс умеет восстанавливать шахты, разрушают их только пришлые.

Донецк проводил в последний путь погибших шахтеров. Обычно большинство горняков хоронили на Щегловском кладбище, расположенном рядом с воздухоподающим стволом шахты имени Засядько. Но каратели не пощадили и мертвых – их последнее пристанище в течение лета и осени было неоднократно обстреляно, и сейчас изрытый воронками погост выглядит как лунная поверхность…

___________________________

Фото – http://www.aif.ru/dontknows/file/shakhta_Zasiadko; автор

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1228