В 1930-е уже была попытка решить проблемы Европы без России (II)
11.03.2015 | Яков КЕДМИ | 22.58
A
A
A
Размер шрифта:

Часть I

О Китае

– Как вы оцениваете влияние Китая на политическую и экономическую ситуацию в Европе? Эта тема редко поднимается, но КНР, как первая экономика мира, вероятно, не может не иметь здесь своих интересов.

– В мире происходят две вещи. Первая – это растущее противостояние между США и Китаем из-за все более усиливающейся мощи Пекина, в первую очередь в сфере экономики. Задача Соединенных Штатов не допустить более быстрого или более эффективного развития экономических отношений между Европой и Китаем. Открытие Северного морского пути сокращает на 60% время и стоимость доставки из Китая в Европу. И этим очень обеспокоены в США. И совершенно ясно, что Европа становится все более и более большим партнером Китая. Европе не остается другого выхода, как на это идти, если только американцы их не остановят. И Молдова, как новое развивающееся государство, я думаю, должно стремиться развивать свои отношения с Китаем насколько это возможно. И Китай заинтересован входить в Европу своей экономикой.

О США

– Несколько месяцев назад вы заявили, что США принесли больше зла, чем ИГИЛ. Изменили ли вы своё мнение?

– Было не совсем так. Я спросил, в чём проблема с ИГИЛ? В том, что они убивают людей, или в том, как они их убивают? Если говорить, что они убивают, то американцы убили больше – только во Вьетнаме убили два миллиона человек. Как они убивают? А какая разница – человека сжигают напалмом или его сжигают, облив бензином? Человечество сегодня пожинает то, что посеяло. Убивать людей, даже сжигая их живьём, включая женщин и детей, целые деревни – это легитимно для достижения политических целей. Если для достижения политических целей самая демократическая страна в мире может убивать женщин и детей, сжигать их, то почему другая организация не займётся этим? Да, они отрезали головы. А сколько голов отрубили в прошлом году в Саудовской Аравии, вы знаете? Восемьдесят. А сколько рук отрубили? Это нормально?

Изменил ли я своё мнение? Я могу изменить своё мнение, если меняются данные. Пока этого не произошло, я остаюсь при нём.

Только надо учесть, что всегда найдутся силы, включая товарища, который вчера выступал (заместитель госсекретаря США Э. Блинкен. – Ред.), которые будут пытаться использовать ваше положение. И вы должны помнить: никогда в ваших интересах, а всегда в своих. Страна, которую представляет этот товарищ, уже пыталась вмешаться в нескольких странах мира, особенно в нашем районе. Результаты таковы, что мы – все, кто живёт на Ближнем Востоке, – не можем оправиться и не оправимся много лет. Если сейчас во всём мире заговорили про ИГИЛ, про угрозу, которую оно представляет Европе и другим странам, то ИГИЛ – на совести этого государства. Это они сделали, не понимая, что делают. Я не скажу, что они не виноваты, потому что не понимали. Я говорю о том, к чему приводят их неразумные действия.

Об Израиле

– Судя по опросам, 60% европейцев считают, что Израиль является самым агрессивным государством. Как Израилю удаётся избегать прямой угрозы для своего населения?

– Я никогда не говорил, что мы белые и пушистые. Ни страна, в которой я живу, ни народ, к которому я принадлежу. У меня претензий к моему народу больше, чем у многих антисемитов, и критика ещё более резкая. Потому что я исхожу из того, кем мы можем быть и кем должны быть, а они исходят из того, какими они хотят нас видеть.

Что касается мнения об Израиле… Как создаются мнения, вы знаете. Особенно когда пропаганда однобокая, предвзятая и пытается служить чьим-то целям. Я приведу один пример из своей жизни. Когда я добивался выезда, я отказался от советского гражданства, и для того чтобы как-то себя обезопасить, я письмо с отказом от гражданства передал за границу. Это письмо попало в самую известную, самую демократическую газету самого демократического свободного государства – «Нью-Йорк таймс». Мало того, эта газета всегда принадлежала евреям. И там отказались его печатать. Почему? «Оно слишком антисоветское и слишком сионистское». Тогда это письмо попало в известную еврейскую организацию. Еврейские деятели прочитали и сказали: «Не будем помогать печатать письмо, оно слишком антисоветское и слишком сионистское» Если вы думаете, что с тех пор пресса и журналисты стала более свободными и более демократичными – и в той стране, и в мире – я должен вас разочаровать. И какое воздействие это оказывает на общественное мнение, меня мало волнует.

Я не всегда согласен с тем, что делает моё правительство. Точнее, редко бываю согласен. Мы не очень успешно решаем наши проблемы. В том числе военные проблемы, и внутренние, и связанные с отношениями с нашими соседями. В стране сильнейший системный кризис. И если ситуация в стране не изменится, я не уверен, что страна будет существовать.

– Бывший министр иностранных дел, лидер политической партии «Наш дом – Израиль»  Авигдор Либерман в недавнем интервью «Огоньку» сказал, что ИГИЛ – во многом надуманная проблема, что пара дивизий регулярной армии легко бы справилась с ним.

– ИГИЛ не представляет опасности для государства Израиль. Соседи вообще не представляют военной опасности для Израиля. Единственная более или менее существенная арабская армия – иорданская. Египетская армия занята своими проблемами и никогда не представляла для нас проблемы. А других армий нет.

ИГИЛ – это результат той ситуации, которую создали американцы. Наступление ИГИЛ в северном Ираке было успешным потому, что 2 тысячи бойцов ИГИЛ обратили в паническое бегство 60 тысяч солдат иракской армии. Американцы вложили в нынешнюю иракскую армию 20 млрд долларов. Сегодня этой армии не существует, надо всё начинать сначала. Ну, вот так американцы умеют создавать армии для своих союзников. И тем, кто мечтает о том, что американцы вооружат украинскую армию, стоит подумать, к чему это приведёт.

ИГИЛ – это около 8 тысяч бойцов, союзники которых – суннитские племена, которые стали таковыми после того, как посаженный на престол шиит аль-Малики начал подавлять суннитские племена. Мы его предупреждали не делать этого. Другая часть ИГИЛ – бывшие офицеры иракской армии, которых американцы выбросили на улицу. Мы их предупреждали – не разгоняйте армию. Но это проблема Северного Ирака, Турции, Сирии, курдов, а от нас это далеко, и нас группа в 10-15 тысяч бандитов, вооружённых легким оружием, абсолютно не волнует.

Попытки американцев решить эту проблему с воздуха заканчиваются, как всегда, – ВВС не решает ни одной военной проблемы никогда ни в какой войне. И что же говорят американцы? Мы, мол, сейчас соберём новую армию и в апреле начнём наступление. Бог им в помощь. Или Аллах. Мы к этому не имеем отношения.

– Как вы оцениваете состояние стратегического партнёрства между Израилем и США и допускаете ли возможность того, что Израиль поменяет стратегического партнёра?

– Соединённые Штаты нам много помогали и много помогают как в экономике, так и в военном деле: 3 млрд долларов каждый год военной помощи и политическая поддержка. Я бы хотел, чтобы мы в этом не нуждались. Мы могли бы в этом не нуждаться, если бы наше государство развивалось так, как оно должно было развиваться. После войны 1967 года, если бы мы не проводили такую политику в отношении наших соседей, а прежде всего территорий, которые оказались под нашей властью, которые требуют политической защиты и постоянной опеки в ООН, тогда бы нам это не было нужно. Я не считаю, как считали руководители Израиля в те годы, когда государство было слабым, что нам нужен стратегический партнёр, какая-то мировая держава и мы должны заручиться её поддержкой. Не всегда это было полезно.

Я не думаю, что мы будем менять стратегического партнёра, что мы достаточно сильны и если будем проводить правильную политику, то будем ещё сильнее. И тогда нам не нужны будут партнёры, потому что все угрозы мы решаем сами. Сегодня израильская армия больше и сильнее любой армии, которая есть в Западной Европе. Наши ВВС уступают только ВВС США. А что касается стратегической составляющей, то у нас нет врагов за 10 тысяч километров от нашей земли.

О России

– Россия предлагает подумать о новом договоре общеевропейской безопасности. Понятно, что США не в восторге от этого предложения. Как вы думаете, в ближайшие 10-15 лет будут какие-то результаты или это перетягивание каната между геополитическим игроками будет продолжаться?

– Я редко соглашаюсь с канцлером Меркель. Но две недели назад она сказала, что Европа должна перестать противопоставлять себя России, что должна решать европейские проблемы вместе с Россией, что должна создать единое экономическое пространство от Атлантического океана до Тихого. Это говорит о том, что они начинают менять своё мнение, несмотря на давление вашего вчерашнего гостя. И здравый смысл рано или поздно возьмёт верх в Европе, и они поймут, что без России нельзя решить ни одну проблему в Европе. Ни украинскую, ни молдавскую, никакую. Я хочу напомнить, что в 1938 году уже была попытка европейских стран решить проблемы в Центральной Европе без России. Это было в Мюнхене. К чему это привело – мы знаем.

– В чём интерес Израиля в сильной России?

– Я думаю, это интерес не одного Израиля, это интерес всего мира. Когда стало ясно, что Советский Союз распадается, самое большое сожаление и возмущение по этому вопросу высказал «папа Буш», который одно время был директором ЦРУ. Я говорю об этом не потому, что я знаю и понимаю Россию. Я не считаю, что какое-то государство должно перестать существовать или должно распасться, тем более Россия, это нарушит мировое равновесие и может привести к таким катастрофам – одному Богу известно.

Распад Советского Союза вне зависимости от того, насколько он был целесообразен, сопровождался и сопровождается таким кровопролитием на этом пространстве, которого никогда не было. Хотя бы с этой точки зрения я считаю, что Россия как государство должно сохраниться.

 

Интервью подготовил Олег Назаров

Теги: ЕС  ИГИЛ   США   Китай 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1077