Границе Евразийского союза нужен замок понадежней
14.03.2015 | Эгамберды КАБУЛОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Вступление Киргизии в ЕАЭС не только означает снятие таможенных барьеров, но и отодвигает границы союза на юг, ближе к региону, откуда исходит террористическая опасность, экстремистская угроза, откуда начинается наркотрафик. При таких условиях не может не вызвать пристального внимания состояние пограничных войск Киргизии, условия охраны границы.

В 1999-2000 годах бандформирования ИДУ не раз вторгались на территорию Киргизии. Они шли из Афганистана, пройдя по территории Таджикистана. Тогда вооруженным силам Киргизии и пограничным войскам с трудом удалось выбить противника на сопредельную территорию. Выявилась недостаточная готовность активно и эффективно противостоять опытному противнику.

Какие-то выводы сделаны давно – передислоцированы на юг некоторые воинские части, совершенствуется вооружение. Однако пограничные силы все еще не обеспечены полностью всем необходимым. В преддверии вступления страны в ЕАЭС проблема охраны киргизской границы вызывает определенные опасения. Об этом мы побеседовали с Искандером Мамбеталиевым – первым заместителем председателя Пограничной службы Киргизии, начальником Главного штаба ПС.

– Естественно, первый вопрос о том, как киргизские пограничники готовятся к новым условиям несения службы в связи со вступлением страны в ЕАЭС?

– Мы активно участвуем в мероприятиях в рамках вступления Кыргызстана в Евразийский экономический союз. Мы подготовили свою дорожную карту, то есть карту пограничной службы. Внесли в список необходимые меры оснащения техническими средствами охраны границы, технического контроля, средства для обустройства пограничной инфраструктуры. Это все спланировано отдельно от той программы, что ведет Генеральный штаб. Ведется мониторинг некоторых участков государственной границы, сейчас там находятся представители координационной межправительственной службы, и мы готовим необходимую заявку. Скоро, в том числе и на ее основе, между Кыргызстаном и Россией будут подписаны отдельные финансовые соглашения по инженерному обустройству нашей границы, по оснащению пунктов пропуска, на что выделено немало средств. Надеюсь, что со вступлением нашей республики в ЕАЭС проекты будут успешно реализованы.

– В связи с тем, что граница Кыргызстана вскоре станет внешней границей Евразийского экономического пространства, могут ли появиться в республике в целях помощи в ее охране представители других стран-участниц союза?

– Хотел бы сразу сказать, что кыргызский участок границы ЕАЭС будут охранять исключительно кыргызские пограничники.

– Насколько остро стоит вопрос обеспечения офицерскими и техническими кадрами пограничных сил?

– Мы получаем регулярно оборудование и средства на охрану границы, в том числе и от зарубежных партнеров. Например, в прошлом году мы получили современные средства охраны. Должен признаться, с горем пополам их освоили. С чем это связано? Призывник к нам приходит с очень низким уровнем образования, а техника требует знаний. Солдат приходит на службу всего на один год. Только его обучили – и он уходит. Мы берем контрактников. Но опять же их денежное содержание составляет в среднем 10 тысяч сомов на человека ($165). И через полгода они уходят. Мы не успеваем учить людей. Вот конкретный пример. Мы получаем с застав изображение с камер наблюдения, но с этой видео- и компьютерной техникой справится даже не каждый выпускник вуза. Это проблема не только пограничной службы, это проблема общегосударственная. Надо подключать к ее решению все государственные структуры, Министерство образования например.

Далее. Мы получаем новое оборудование, и нам нужны сервисные центры. Железо имеет свойство ломаться, техника вырабатывает свой ресурс. Нужно обслуживать эту технику, создавать ресурсные и обслуживающие центры. Нужны люди со знаниями и навыками для работы.

Раньше мы как охраняли границу – солдат с автоматом, биноклем и собакой. Теперь же нам нужны офицеры с хорошими техническими знаниями. Сейчас в России, в Калининграде, готовят для нас таких офицеров. Но всего два-три человека в год, это мизер, нам нужно больше специалистов. Тем более сейчас, со вступлением в ЕАЭС, когда нам потребуются специалисты высокого уровня для решения технических задач по охране границы. Мы предпринимаем сейчас определенные усилия, стараемся, но помощь нам все же нужна как от руководства вооруженными силами страны, так и от зарубежных партнеров.

– Сообщалось, что на решение пограничных проблем Россия выделила стране порядка 200 миллионов долларов. Вы получили эти средства? И какая часть из них пойдет на нужды пограничных войск?

– Средства еще не поступили. Безусловно, часть из них пойдет на нужды пограничников. Будет подписано соответствующее соглашение. Как я уже сказал, российские представители сейчас производят мониторинг, изучают непосредственно на границе наши потребности, затем будем формировать заявку, буквально в ближайшие дни мы передадим ее в соответствующие инстанции обоих государств.

– Два с лишним года назад тогдашний глава пограничного ведомства генерал Закир Тиленов сказал, что пограничники получают из бюджета всего лишь 29% от запрашиваемых средств. Сейчас ситуация изменилась?

– Не существенно, но изменилась. Сейчас мы получаем где-то 37-40% от необходимого. Это не намного больше, чем раньше. Но нужно учесть, что и потребности растут, растут инфляция, денежное довольствие военнослужащих.

– Вы отдельно остановились на проблеме кадров. Сейчас офицерский состав состоит на 100% из выпускников пограничных училищ?

– Начиная с 2000 г., когда мы полностью взяли под охрану государственную границу после ухода с некоторых участков российских коллег, мы были вынуждены брать офицеров и из других родов войск, из милиции, даже из гражданских служб. Но процесс постепенно идет, приходят офицеры с профильным образованием. Могу сказать, что командиры застав уже на 90% состоят из выпускников специализированных вузов, прежде всего российских. Постепенно мы определим на все офицерские должности выпускников пограничных училищ. Но, как я уже сказал, сегодня главная проблема – нехватка младшего технического персонала.

Думаю, мы решим все проблемы, в том числе и при помощи российских коллег. Все-таки после вступления в ЕАЭС наша граница станет общей для всего Евразийского экономического союза.

* * *

Мнения в развитие темы

Александр Зеличенко – директор общественного фонда «Центрально-азиатский центр наркополитики»:

– Те прогнозы, которые делал наш центр по наркотрафику два-три года назад, к сожалению, оправдались. Мы говорили о существенном увеличении наркопроизводства и, соответственно, наркоторафика. Удалось мобилизовать и провести совместные успешные операции. Я не раз говорил, что следует использовать вступление Кыргызстана в ЕАЭС для укрепления границы. Я не имею в виду физическое присутствие военных сил других государств, так как никто, кроме нас, границу страны охранять не будет. Сегодня для этого нужны не только люди, но и техника, которой у нас нет, системы сигнализации, видеонаблюдения, беспилотные летательные аппараты. И наши соседи, партнеры по ОДКБ, ЕАЭС, могли бы нам помочь в этих вопросах.

Сталбек Асакеев – председатель Совета ветеранов пограничных войск Киргизии:

– Кадры нужны очень. С техническими знаниями. Можно иметь беспилотные самолеты для охраны границы, но без людей с соответствующими знаниями они будут лежать на складах. Задачу надо решать комплексно, хотя в одиночку будет трудно осилить решение всех проблем. Наркотрафик, терроризм – вот главные объекты борьбы пограничников.

Теги: Киргизия  ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1116