Молдавский политический ландшафт после выборов
17.03.2015 | Олег НАЗАРОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Избрание нового молдавского премьера Кирилла Габурича голосами «Альянса за европейскую Молдову» и примкнувшей к нему коммунистической партии расставило несколько жирных точек над i в молдавской политической реальности.

Ничего неожиданного для наблюдателей в этом событии не было – не так давно посол США Уильям Мозер признался, что глава компартии Владимир Воронин пообещал ему поддержать идею евроинтеграции. Но это точно не то, чего ожидали избиратели от партии коммунистов. Разочарованными остались и сторонники евроинтеграции, но об этом чуть позже.

Два с половиной месяца новый молдавский парламент не мог сформировать правительство, это были долгие месяцы откровенного и мелочного торга за министерские портфели, за контроль над силовыми ведомствами, за тёплые места и хлебные должности.

Премьер-министр Кирилл Габурич (справа) принимает поздравления от президента страны Николае Тимофти

Премьер-министр Кирилл Габурич (справа) принимает поздравления от президента страны Николае Тимофти, 18.02.2015

В ходе торгов между партиями (на деле между стоящими за ними олигархами) произошёл неприличный эпизод – визит европейских чиновников, пытавшихся вразумить местный политикум. Западные кураторы не захотели заезжать в столицу, а вызвали «туземцев» для получения указаний прямо в аэропорт.

Когда дым рассеялся, оказалось, что из Альянса выпала (отстранена от власти и получения доходов) Либеральная партия (не путать с российскими «либералами» – так называется партия прорумынских националистов), которая вполне могла бы войти в состав кабинета, но не сумела сторговаться. По идеологическим соображениям в оппозиции оказалась Партия социалистов, последовательно выступающая за Таможенный и Евразийский экономический союзы.

Положение на левом фланге

Последние пятнадцать лет всю левую часть молдавского политического спектра занимала Партия коммунистов, активно пользовавшаяся коммунистической риторикой и символикой, выдававшая себя за защитника широких трудовых масс, но в реальности – партия крупного (по молдавским меркам) капитала, представляющая экономические интересы олигархического клана В. Воронина и примыкающих к нему предпринимателей. В годы правления ПКРМ (2001-2009 гг.) Служба безопасности и информации РМ довольно жёстко подавляла все попытки появления левых движений вроде «Народного сопротивления». После прихода к власти правых партий (в результате беспорядков 7 апреля 2009 г. и последовавших за этим нарушений Конституции) левые партии заметно оживились, однако накануне выборов для Партии социалистов успехом считалось попадание в парламент. Никто даже подумать не мог о том, что ПСРМ наберёт голосов больше других партий. Социалистам удалось привлечь протестный электорат, образовавшийся в результате провала проевропейской политики правящей коалиции и откровенного соглашательства коммунистов. Формально коммунисты набрали не намного меньше, но всем очевидно, что социалисты стали лидерами левого фланга, а ПКРМ продолжает терять позиции. Социалисты не просто появились на левом фланге, а положили конец многолетнему монополизму воронинцев.

Партия коммунистов сделала всё возможное, чтобы не выиграть парламентские выборы 2014 г. – преднамеренно не вела предвыборную кампанию, не предпринимала самых необходимых и очевидных действий, фактически устранилась от политической борьбы. Незадолго до выборов Воронин удалил из партии всех сколько-нибудь заметных лидеров – Ткачука, Петренко, Петкова, Мунтяна. Общепринятая точка зрения состоит в том, что лидер партии пытается обезопасить имущество своего семейного клана – банковские вклады и недвижимость за рубежом. Но в любом случае это выглядело жалко.

В какой-то момент у сторонников партии была надежда, что опальные лидеры коммунистов попытаются создать альтернативную левую партию, тем более что в какой-то момент рядовые члены покидали партию целыми райкомами. Но довольно быстро стала очевидна незначительность этих лидеров вне системы ПКРМ – уж слишком несостоятельны все эти мимикрирующие левые, слишком много времени провели с Ворониным, а точнее – за его спиной.

Сегодня у ПКРМ нет внятной идеологии, нет ярких лидеров, нет тактики. Голосуя за проевропейский альянс правых и националистов, коммунисты выговорили себе кресла и портфели, что, безусловно, улучшит их материальное положение, но вместе с тем они разделят ответственность с непопулярным правительством и олигархами, что только ускорит развал этой политической силы.

Детище Владимира Воронина только по большому недоразумению зовется партией коммунистов

Детище Владимира Воронина только по большому недоразумению зовется партией коммунистов

Альтернативой на левом фланге может стать возвращение в политику бежавшего из страны Ренато Усатого, партию которого власти сняли с выборов под надуманным предлогом, что недавно подтвердил и молдавский суд, впрочем, никто в этом и не сомневался. Идеология Р. Усатого откровенно популистская и непоследовательная, но его лозунги ближе к левым, и потому возможно пересечение с электоратом социалистов. Однако для возвращения Усатого необходимо прекращение уголовного преследования, а молдавскую правоохранительную систему контролируют олигархи Плахотнюк и в какой-то степени Филат.

Правый фланг

Демократическая партия (олигарха Влада Плахотнюка) заявляет о приверженности социал-демократическим ценностям, но, скорее, является партией правоцентристского толка. Во всяком случае, эта партия идеологически всеядна, чего нельзя сказать о Либерально-демократической партии (олигарха Влада Филата), в рядах которой довольно много националистов, хотя и более умеренных, чем в Либеральной партии Михая Гимпу.

Либеральная партия не попала в правящий Альянс (ЛДПМ и ДПМ) не из-за каких-то идейных разногласий и не из-за нежелания участвовать в коррупционных схемах (губернатор Нацбанка Дорин Дрэгуцану – одна из ключевых фигур коррупционного скандала в «Банка де Экономий» является креатурой и племянником М. Гимпу). Причина отсутствия Гимпу во власти – его тяжёлый характер и непомерные амбиции, хотя, казалось бы, кого в политике можно удивить амбициями? От Гимпу партнёры по коалиции явно устали и его возвращение во власть не состоялось.

Отлучённый от власти может набрать какие-то электоральные очки за счёт падения популярности ЛДПМ, но больших перспектив у него нет. Ядерный электорат Гимпу – это 10% твердолобых крайне правых избирателей. Отнять или раздробить этот электорат трудно, но и добавить к нему что-то ещё труднее.

Смещенный с поста премьер-министра Юрие Лянкэ покинул ЛДПМ и заявил о создании собственной политической силы. Но возглавляя Кабинет министров на протяжении последних двух лет, Лянкэ, вольно или невольно, был вовлечён в коррупционные схемы, и ему неминуемо об этом напомнят, как только он станет опасен для своих бывших соратников – Филата и Плахотнюка. А других альтернатив на правом фланге пока нет.

Настроения электората

Несмотря на победу на выборах, «проевропейский» правый избиратель разочарован событиями последних месяцев, и это легко объяснимо. Кишинёв – город маленький, и республика у нас небольшая: для всех очевидно, что выборы были сфальсифицированы, все помнят, что партия Р. Усатого, которая несомненно попадала в парламент, была снята с выборов за три дня до голосования. Никого не радует и появление в республике политзаключённых в лице Павла Григорчука и Михаила Амерберга. Иначе говоря, всем понятно, что «проевропейские» партии проиграли бы, если бы выборы прошли без нарушений. И даже «проевропейские» избиратели этому не рады. Больше того, союз с коммунистами правый электорат воспринимает как отход от принципов, но особого выбора у него нет.

Разочарованные и оскорблённые в лучших чувствах проевропейцы бросаются к западным кураторам, создателям молдавской «истории успеха», которых правильнее назвать колониальной администрацией, требуя приструнить коррупционеров, призвать к порядку молдавских олигархов, восстановить демократию и права человека. На что западные хозяева разводят руками: «Ничем помочь не можем, мы же не Советский Союз, чтобы так грубо вмешиваться во внутренние дела такого независимого государства».

Но молдаване хорошо помнят, как «цивилизованные страны» вмешивались в 2005 г. (парламентские выборы), в 2009 г. («революция булыжников») и множество раз по более мелким поводам. Тем не менее проевропейский избиратель по сей день не понимает, что колониальной администрации недосуг заниматься борьбой с коррупцией, поскольку она делает молдавских олигархов легко управляемыми, как это и случилось с товарищем Ворониным.

Аргументы экономического порядка вроде того, что экономика Молдавии будет разрушена соглашением с ЕС, на правых избирателей не оказывают никакого воздействия: евроинтеграция для её последователей стала чем-то вроде культа карго. Для мистических ритуалов туземцы Океании сооружают из кокосовых пальм и соломы копии самолётов, посадочных полос и вышек, надеясь, таким образом, получить небесные дары. Верующие проводят марши, рисуя на теле ордена и надписи «USA».

Справедливости ради надо сказать, что представители левого электората годами голосуют за коммунистов, считая бизнесменов Воронина и Рейдмана защитниками пролетариата, а Марка Ткачука – «революционером». Их безмерная наивность сравнима только с наивностью проевропейцев, хотя и первых, и вторых становится меньше.

Местные выборы

Следующим важным этапом политической жизни станут местные выборы и особенно борьба за должность мэра Кишинёва. Но власти слишком хорошо понимают сегодняшние настроения избирателей и потому постараются, насколько возможно, отсрочить местные выборы.

––––––––––––––––––––––

Фото – http://svpressa.ru/world/article/113405/

Теги: Молдова 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:728