К унитаризму и войне. Киев отказался выполнять минские обязательства
20.03.2015 | Виктор КОРНЕЕВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Можно без преувеличений сказать, что проблема государственного устройства Украины стала не менее важным источником конфликта в Донбассе, чем её, Украины, геополитический выбор. Казалось бы, при столь очевидной важности проблемы от Киева стоило бы ожидать особенной тщательности в выполнении соответствующих пунктов минского соглашения. Тех пунктов, которые как раз и посвящены обязательствам по изменению государственного устройства – о конституционной реформе и признании особого статуса Донбасса. Однако в части требований, касающихся государственного устройства, не сделано ничего, кроме имитации.

С нарушением сроков Верховная рада рассмотрела 17 марта проект закона об определении территорий со спецстатусом. А в результате?

Главный вывод: киевский режим фактически сорвал выполнение политического блока минского соглашения, приняв такие нормы по статусу неконтролируемых им территорий, выполнение которых невозможно и которые в Минске не обсуждались.

Законопроект, внесённый президентом Порошенко в Раду и посвящённый определению особого порядка местного самоуправления в ряде районов Донецкой и Луганской областей, не обсуждался с представителями ДНР и ЛНР. Последние уже отреагировали на этот факт негативно: признавать какие-либо несогласованные с республиками законы относительно их будущего лидеры ЛДНР не намерены.

И это не единственная «мина», заложенная Киевом под минские соглашения. В перечень районов не включены территории, перешедшие под контроль ополченцев после 16 сентября прошлого года, после того как Киев неоднократно нарушил режим прекращения огня. Не включено в этот перечень и Дебальцево. В Киеве прекрасно понимают: ополчение ничего просто так не отдаст. А значит, ищет повод для оправданий в срыве соглашений.

Видимо, поэтому постановление Рады содержит перечень только тех населенных пунктов, которые обозначают линию соприкосновения; акцент сделан на них с тем, чтобы подчеркнуть, что на территории, которые Киев потерял после 16.09 вследствие ответных действий ополчения, особый режим самоуправления не распространяется. В результате режим «забыл» обозначить все районы, города, посёлки, села, которые даже по закону об особом статусе подпадали под его действие ещё с осени 2014 г., как это зафиксировано ст. 1 этого закона. Т.е. Порошенко и Рада нарушают закон, который сами когда-то приняли.

В ст. 10 закона об особом статусе внесены принципиальные и не согласованные с ДНР и ЛНР поправки, определяющие условия проведения местных выборов.

При этом, во-первых, поправкой в эту же ст.10 введение в отдельных районах Донбасса особого порядка самоуправления откладывается до выборов на территориях ДНР и ЛНР, тогда как минские соглашения и от 16.09.2014 г., и от 12.02.2015 г. предполагают, что закон о спецстатусе вводится в действие немедленно, после его нового утверждения специальным нормативным документом (законом или специальным постановлением) ВР. Однако спецстатус территорий и особый порядок самоуправления ими по минским соглашениям никак не связаны с выборами местного самоуправления. Тем более в ДНР и ЛНР уже есть выборная власть, которая контролирует вооружённые силы обеих республик. Однако Киев на ходу вносит произвольные изменения в ранее достигнутые соглашения. Таким образом, грубо нарушен п. 4 Комплекса мер, согласованного в Минске 12 февраля с. г.

Во-вторых, как справедливо указали руководители ДНР и ЛНР Александр Захарченко и Игорь Плотницкий, «полностью проигнорированы п.п. 4 и 12 Минского Комплекса мер от 12 февраля, которые обязывают Киев обсудить и согласовать модальности и вопросы, касающиеся местных выборов, с представителями Донбасса». Введение закона в действие Киев допускает лишь после проведения в ДНР и ЛНР выборов по украинским законам (со всеми украинскими партиями, в т.ч. «Свободой», «Правым сектором», – а это, в сущности, капитуляция для республик), а под этим прикрытием выдвигается ряд неприемлемых условий, как то: «вывод всех незаконных вооруженных формирований… с территории Украины» и пр. в этом же духе.

Но киевский режим, который сам пришёл к власти в ходе антиконституционного государственного переворота, не может по определению давать оценки каким-либо формированиям на Донбассе (да и в целом по стране), как законным, так и незаконным. Тем более в ситуации, когда именно Вооружённые силы Новороссии (фактически уже состоявшиеся в составе ДНР и ЛНР) как раз и гарантируют проведение местных выборов в республиках, как требуют п.п. 4, 5 дополнения к ст.10 закона об особом порядке местного самоуправления...» при «недопущении незаконного вмешательства в избирательный процесс», «соблюдении принципов политического плюрализма и многопартийности, равенства прав и возможностей участия в избирательном процессе; свободы предвыборной агитации» и пр.

Требование Киевом доступа населения Донбасса к украинским средствам массовой информации неправомерно, так как оно не сопровождается ответными обязательствами режима по доступу населения остальной Украины к СМИ ДНР и ЛНР, а также к российским каналам, которые население этих республик как раз смотрит и заинтересовано в их постоянном присутствии в публичном пространстве Украины.

По факту же большинство требований п.4 дополнений к ст. 10 – это требования киевского режима о безоговорочной капитуляции восставшего населения Донбасса перед ним. Ему словно невдомек  смысл (зафиксированный в букве и духе минских соглашений) политического процесса урегулирования этого конфликта, состоящий в том, чтобы совместно договариваться об условиях дальнейшего сосуществования восставших территорий с киевским режимом и в коррекции украинского законодательства, в том числе и в части госустройства, с тем чтобы такое сосуществование стало возможным. Но киевский режим не хочет меняться и потому торпедирует минские договоренности.

В-третьих, как справедливо отмечают лидеры двух республик, «Киев также ставит вопрос о введении миротворцев в зону конфликта, что также не предусмотрено ни Минским протоколом от 5 сентября 2014 г., ни Меморандумом от 19 сентября, ни Комплексом мер от 12 февраля этого года. Нарушается, таким образом, вся логика мирного плана, выработанного с таким трудом. Это прикрытая благими намерениями очередная попытка выйти из Минских договоренностей».

В-четвёртых, как будто в издёвку над минскими договорённостями, вместо определения статуса территорий, которые режим не контролирует, была внесена поправка о том, что территории признаются «оккупированными РФ», где Россия определена как страна-агрессор. Это вообще невменяемое поведение депутатов, которые сочинённый собственный пропагандистский миф сделали нормой закона и приняли его вместо факта. А факт, о котором вынуждены официально говорить даже представители США, НАТО и начальник Генштаба МО Украины, состоит в том, что вмешательства РФ в конфликт на Донбассе ни в каком виде нет.

В-пятых, законопроект, внесённый президентом Порошенко в Раду, не содержит ни единого слова об особом статусе для территорий ЛНР и ДНР. Как заявил спикер Рады В. Гройсман, речь идет и должна идти не об особом статусе, а всего лишь об особом порядке местного самоуправления. Гройсман намеренно запутывает, затуманивает смысл минских соглашений.

Представитель ЛНР Владислав Дейнего напомнил о минских договорённостях в этой части: изменения в Конституцию и вопросы местных выборов должны обсуждаться с представителями районов особого статуса и с контактной группой минских переговоров. В. Дейнего отметил: особый статус должен оставлять Донбассу право на выход из состава Украины, иначе он не будет иметь смысла. Однако после фокусов порошенковского режима, 17 марта фактически отказавшегося от собственноручно взятых в Минске обязательств, с трудом верится, что это право будет зафиксировано Киевом документально. Не случайно, когда Порошенко подписал указ о создании конституционной комиссии по разработке изменений в главный закон государства, никого из представителей непризнанных республик в составе комиссии предсказуемо не оказалось.

Трудности конституционных переговоров заметили и в России: сенатор Константин Косачёв заявил, что при отсутствии других вариантов разрешения кризиса Россия может пойти на признание независимости ДНР и ЛНР. Что ж, в ситуации ультимативного поведения Киева, возможно, дойдёт дело и до этого. Уже не в первый раз Киев, выпросив перемирие после очередного тяжёлого военного поражения, ведёт себя так, будто одержал окончательную победу в войне: требует, ставит ультиматумы, игнорирует ранее взятые на себя обязательства и даже не вспоминает о минских соглашениях.

Лидеры ДНР и ЛНР А. Захарченко и И. Плотницкий даже обратились накануне к канцлеру ФРГ Ангеле Меркель с просьбой оказать давление на киевского президента в этом вопросе. Давление не помешало бы: закрепление особого статуса республик и включение их представителей в конституционный процесс – это единственный шаг со стороны Киева, который продемонстрирует искренность его намерений разрешить кризис мирным путём.

В итоге ВР отложила введение местного самоуправления в Донбассе, а фактически, учитывая несогласованные с руководством ДНР и ЛНР и выходящие за пределы минских соглашений от 12.02.2015 г. принципиальные изменения и поправки, сорвала его и отказалась выполнять политический блок минских соглашений. При таком подходе какие-либо политические шаги заранее обессмысливаются, поскольку Киев выполняет не минские соглашения, а какие-то собственные их толкования.

На этом фоне заявление Порошенко о «безальтернативности Минска» выглядит обычным лицемерием, красноречиво свидетельствующим о намерении Киева спровоцировать очередной виток войны, переложив ответственность за срыв мирного процесса на народные республики Донбасса.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1090