Конституционная реформа в Армении: цели заявленные и реальные
31.03.2015 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Президент Армении Серж Саргсян 14 марта одобрил представленную ему специализированной комиссией по конституционным реформам концепцию реформ. Отметим, что данная комиссия была создана 4 сентября 2013 г., т.е. на следующий день после того, как президент впервые публично заявил о том, что он принял решение о членстве Армении в Таможенном союзе/Евразийском экономическом союзе.

Дальнейший ход событий подтвердил предположение о том, что конституционная реформа, по сути, стала главным политическим проектом действующего президента во время его второго срока легислатуры. Стало также очевидно, что суть конституционной реформы заключается в смене формы правления страной с президентско-парламентской на парламентско- президентскую/парламентскую.

Поначалу такие действия главы государства вызвали определенное удивление, т.к. в его предвыборных программах к президентским выборам как в 2008 г., так и в 2013 г. не было положений о проведении конституционной реформы и тем более о смене формы правления страной. Отметим, что предшественник нынешнего президента Роберт Кочарян дважды включал в свои предвыборные программы (1998 г. и 2003 г.) положения о конституционной реформе, которые в итоге были реализованы и приняты на референдуме 2005 г.

Согласно статье 50 действующего Основного закона страны, одно и то же лицо не может быть избрано на должность президента республики более двух раз подряд. Срок второй легислатуры С. Саргсяна истекает в 2018 г. Таким образом, действующая Конституция не дает ему права баллотироваться на третий президентский срок.

Де-факто выстроенная в Армении полуавторитарная система правления предполагает, что действующий глава государства должен оставить после себя преемника. Собственно, так и поступил Р. Кочарян, который в 2008 г. публично поддержал кандидатуру С. Саргсяна. Есть и другой вариант: изменить действующую Конституцию таким образом, чтобы снять ограничения срока правления, как это было сделано в соседнем Азербайджане. Но тут есть одна проблема: в свое время С. Саргсян дал слово европейским организациям в том, что не будет баллотироваться на пост президента и занимать кресло премьер-министра.

В сложившейся ситуации, желая сохранить за собой реальную власть, действующий президент Армении намерен пойти по тому же правовому пути, по которому намерен был пойти экс-президент Грузии М. Саакашвили, а именно: через конституционные реформы трансформировать систему управления из президентской в парламентскую республику. Затем, как глава правящей партии, он мог бы занять пост спикера парламента и назначать как будущих президентов, так и премьер-министров.

Немного о парламентской форме правления на

постсоветском пространстве

Именно такими были планы Саакашвили в 2010 г., однако, как известно, они реализованы не были, так как на парламентских выборах победу одержало движение «Грузинская мечта - Демократическая Грузия», а партия президента «Единое национальное движение» осталась в оппозиции. Напомним также, что решающим фактором в массовом перетоке голосов избирателей стал информационный вброс в виде видеозаписи пыток в Глданской тюрьме. По мнению некоторых экспертов, данный информационный вброс был организован американскими кураторами Саакашвили, принявшими решение о переводе своего протеже «на другую работу». Последний, как известно, в настоящее время занимает пост одного из внешнеполитических советников президента Украины П. Порошенко и усиленно лоббирует поставки американского летального оружия Киеву.

Отметим, что завершение срока легислатуры М. Саакашвили и избрание президентом Грузии Г. Маргвелашвили постепенно выявило недостатки парламентской системы для страны с неустойчивой многопартийной системой. Так, минувшей осенью правящую коалицию «Грузинская мечта» покинула одна из системообразующих партий «Свободные демократы», что создало предпосылки предкризисной внутриполитической ситуации. Лишь ценой больших усилий теневому руководителю страны Б. Иванишвили удалось стабилизировать ситуацию в парламенте.

Таким образом, стало очевидно, что несформировавшаяся многопартийная система в Грузии и ряде других стран постсоветского пространства является серьезным препятствием для создания устойчивого и эффективного механизма управления страной.

Отметим, что пример Грузии является самым близким с географической точки зрения для Армении, но есть и другие. Это, например, Кыргызстан, где в 2010 г. были существенно расширены полномочия парламента, что не добавило политической стабильности стране (в оппозиции последовательно побывали 4 из 5 парламентских партий), а также Молдова и Украина. Не будем подробно останавливаться на украинской тематике, но очевидно, что усиление роли парламента не сказалось на эффективности управления страной позитивно. Более того, впервые в истории постсоветского пространства в исполнительной власти Украины десантировалось столь много иностранцев для проведения соответствующих «реформ».

Неоднозначный опыт привлечения иностранцев в исполнительные структуры власти есть и у самой Армении, которая в 1990-е годы привлекла к управлению страной специалистов из диаспоры для работы в сфере внешней политики, энергетики и в силовых структурах. Успех в основном сопутствовал тем, кто приехал из России либо из бывших союзных структур. Они помогли с формированием армии, которая по положению на сегодняшний день является самым состоявшимся государственным институтом страны. Успехи представителей диаспоры из т.н. дальнего зарубежья были, мягко говоря, значительно скромнее.

К чему я это все говорю? А к тому, что при неустоявшейся многопартийной системе в странах постсоветского пространства (и Армения здесь не исключение) высока вероятность перманентных парламентских и политических кризисов, т.е. политической нестабильности. Реальную политику страны начинают определять не депутаты, президенты и министры, а управленческий аппарат. Если аппарат профессионален и предан своей стране, то он в состоянии выстроить грамотную экономическую и социальную политику.

Все важные политические решения будут готовить чиновники,

а не политики

В этой ситуации, возникает вполне естественный вопрос: по каким принципам формируется управленческий аппарат в Армении?

Налицо явная тенденция к тому, что многие будущие высокопоставленные гражданские служащие (именно так называется государственная служба в Армении) проходят учебу в магистратуре, как и различные стажировки в США, а из европейских стран – более всего в Великобритании. Весьма солидным по численности представляется именно тот контингент будущих чиновников, которые собираются работать в банковской и финансовой сфере, а также среди обучающихся государственному менеджменту, внешней политике и управлению муниципальными образованиями.

Обитание такого большого количества выпускников западных вузов в кабинетах власти создает определенные предпосылки к тому, что как минимум часть из них будет лоббировать интересы страны обучения. А это именно то, что нужно некоторым внешним игрокам, ибо главными политическими вопросами в Армении являются те, которые имеют ясно очерченный геополитический вектор. При этом целью внешних игроков является изменение этого вектора по следующим важным направлениям:

- урегулирование нагорно-карабахского конфликта,

- членство Армении в ОДКБ,

- членство Армении в ЕАЭС.

Для изменения настроений в Армении будут использованы различные внешнеполитические площадки, в том числе и «Евронест» (парламентская ассамблея стран ЕС и стран входящих в программу «Восточное партнерство»), на последней сессии которого в Ереване была принята антироссийская резолюция в связи с кризисом на Украине. На заседании 16 марта армянские депутаты попытались смягчить содержавщиеся в соответствующем проекте резолюции жесткие антироссийские формулировки на более мирные и компромиссные. Однако большинство в «Евронесте» предпочло поддержать воинственный настрой, заданный украинскими и польскими депутатами.

В складывающейся ситуации президент С. Саргсян и его администрация делают ряд шагов для переформатирования политического поля: в частности, в течение последних полутора месяцев (с 12 февраля) была ослаблена партия «Процветающая Армения», фракция которой в парламенте составляла 35 депутатов и была второй по численности. Целью переформатирования является своеобразное «упорядочение» оппозиции, которая по замыслу должна контролироваться главой государства и его окружением, с тем чтобы в преддверии конституционных реформ обеспечить должный уровень «политической консолидации». При этом требование «политической консолидации» вокруг конституционных реформ выдвигается европейскими экспертами (Венецианская комиссия Совета Европы) и функционерами. Странным образом под политический «каток» правящей администрации попали именно те партии, которые поддержали своими голосами ратификацию договора о членстве Армении в ЕАЭС, но являются при этом противниками конституционной реформы.

Конечно, президенту для реализации его главного политического проекта необходима поддержка европейских структур. И есть немало оснований полагать, что он имеет неплохие шансы для того, чтобы получить её от Европейской народной партии (ЕНП). 19 марта С. Саргсян побывал с рабочим визитом в Брюсселе на саммите ЕНП, членом которого является возглавляемая им Республиканская партия Армении. На полях саммита состоялись его встречи с председателем Европейского совета Д. Туском и канцлером ФРГ А. Меркель. О реформах речь шла на встрече с Туском и председателем ЕНП Ж. Долом.

Блиц-визит С. Саргсяна в Брюссель начался с его участия в саммите ЕНП и встречи с председателем партии Ж. Долом

Блиц-визит С. Саргсяна в Брюссель начался с его участия в саммите ЕНП и встречи с председателем партии Ж. Долом

Очевидно, что президент С. Саргсян прилагает значительные усилия по реализации своего главного политического проекта – трансформации системы управления страной в парламентскую республику. Как полагают его соратники, успех конституционной реформы даст ему возможность остаться у власти достаточно долго и после 2018 г.

Не совсем ясно отношение к этой реформе со стороны Москвы – главного внешнеполитического партнера и союзника Армении. Скорее всего, оно и не будет высказано публично на уровне официальных лиц. Это понятно: хотя основные положения конституционной реформы обсуждались с европейскими структурами, вопрос, конечно же, является чисто внутренним делом Еревана. Однако, учитывая известный опыт трансформации в парламентско-президентские республики Кыргызстана, Грузии, Молдовы и Украины, Москва вряд ли будет в восторге от реальных, а не заявленных целей конституционной реформы в Армении.

___________________

Фото – http://news.am/rus/news/257867.html

Теги: ОДКБ  ЕАЭС  ЕС  Армения 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1032