Единая валюта или Совет по финансовой стабильности?
04.04.2015 | Кирилл СОКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Поручение президента РФ В. Путина Банку России проработать к 1 сентября совместно с правительством и центробанками других стран ЕАЭС возможность создания валютного союза вызвала самые разные комментарии политиков, экспертов и финансистов. С одной стороны, необходимость реализации данной идеи в перспективе ни у кого сомнений не вызывает, с другой - для ее воплощения в жизнь предстоит сделать еще так много, что установить какие-то сроки в настоящее время трудно.

За оперативное введение единой валюты ЕАЭС высказался ряд российских и белорусских экспертов и аналитиков, выступающих за ускорение евразийской интеграции. Так, по мнению директора аналитического департамента «Альпари» Александра Разуваева, новая валюта может появиться уже с 1 января 2016 г. И причина этого заключается в геополитическом кризисе, который охватил мир из-за событий на Украине. Единая валюта позволит устранить риски, связанные с колебаниями курсов национальных валют, и исключить вызванные этим ценовые диспропорции в торговле. Проблема заключается в том, что экономики ТС имеют разную структуру и размер. «Экономика России намного больше, чем экономика Белоруссии и Казахстана, – отмечает он. – При этом по своей структуре экономики РФ и Казахстана очень близки». Устранить эти перекосы можно было бы за счет предоставления Белоруссии лимита кредитования в Евразийском центробанке.

В поддержку создания валютного союза выступил заместитель председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации Георгий Гриц. «Предложение президента России я считаю своевременным. Должна быть некая дорожная карта», – отметил он, пояснив, что падение в прошлом году российского рубля, казахстанского тенге, а затем и белорусской валюты говорит о необходимости координировать валютную и денежно-кредитную политику в рамках ЕАЭС. Для начала можно было бы принять соглашение о «валютном коридоре» – обязательствах поддерживать курс национальных валют союзных государств по отношению друг к другу. Кроме того, целесообразно было бы увеличить в расчетах внутри ЕАЭС долю российского рубля, который вполне может претендовать на роль региональной валюты, а Центробанк РФ – на статус «генератора валютной интеграции». Но к 2016 г. ввести единую валюту все же нереально, так как всех сложностей за такое время не решить.

В пользу валютной интеграции высказался и председатель верхней палаты белорусского парламента, бывший глава правительства Михаил Мясникович. Однако заключаться она, на его взгляд, должна не столько в создании единой валюты, сколько в повышении роли национальных валют. «Валютный союз – одна из последних фаз интеграции. Мы полагаем, что та дата, которая установлена договором о создании ЕАЭС, то есть 2024 год – это поздно, – приводит его слова белорусское информационное агентство «Белта». – В условиях, когда нет достаточной стабильности на финансовых рынках, безусловно, мы должны приближать этот срок и рассматривать вопросы о единой платежной системе, увеличении доли национальных валют во взаимных расчетах».

Причем вопросы валютно-финансовой интеграции белорусской стороной уже обсуждались с российским премьером Д. Медведевым и председателем Совета Федерации В. Матвиенко. Главной темой переговоров было ускорение интеграции с тем, чтобы первые этапы валютного союза заработали в ближайшие 3-4 года.

Против поспешного создания валютного союза высказались в Евразийской экономической комиссии, которая, хорошо представляя себе все трудности практической интеграции правовых, экономических и финансовых систем стран ЕАЭС, предпочитает действовать в этом вопросе постепенно. «Я очень осторожна по вопросу создания единой валюты, создания монетарного союза, – заявила на круглом столе по вопросу развития ЕАЭС в Вашингтоне министр по интеграции и макроэкономике ЕАЭС Татьяна Валовая. – Сначала нам нужно иметь единый рынок, а затем говорить о возможности единой валюты. Но координировать денежную политику – необходимо». Ранее в том же духе высказывался председатель коллегии ЕЭК, бывший министр промышленности и энергетики РФ В. Христенко, который в апреле 2014 г. на вопрос о перспективах введения единой валюты отметил, что в повестке дня он не стоит.

Не торопиться с введением единой валюты предлагает и первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов. «Мы совсем недавно наблюдали… как девальвируется национальная валюта Белоруссии, России, Казахстана, – заявил он в интервью телеканалу «Россия 24». – Теперь Армения, Киргизия будут нашими партнерами. Можем ли мы, когда еще не достигнуты параметры по инфляции, когда не достигнуты параметры по реальной стабильности национальной валюты, перейти к формированию валютно-монетарного союза… Здесь очень много вопросов, нельзя совершить ошибки… не нужно торопиться». По его словам, на данный момент вопрос создания валютно-монетарного союза является предметом переговоров между центробанками государств ЕАЭС, о результатах которых будет доложено руководству всех стран-участниц.

Существуют и компромиссные варианты создания валютного союза и финансовой интеграции стран ЕАЭС. Так, по мнению первого заместителя главы Минэкономразвития РФ Алексея Лихачева, валютный союз может создаваться постепенно. «Я бы предложил двигаться поэтапно, – заявил он, – …имея в виду, что изначально в него могут войти не все страны интеграционной пятерки». По-видимому, предполагается, что основой валютного союза первоначально станут наиболее сильные экономики ЕАЭС, например Россия и Казахстан, валюты которых в настоящее время обеспечены нефтяным экспортом и потенциально являются более устойчивыми. В дальнейшем к ним присоединятся и другие участники ЕАЭС.

По мнению министра по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимура Сулейменова, ключевым институтом финансово-экономической интеграции ЕАЭС должен стать Совет по финансовой стабильности, который возьмет на себя координацию макроэкономической, валютной, монетарной, налоговой и бюджетной политики. О необходимости его создания он заявил 13 марта в ходе выступления на международном экономическом форуме «Интеграция – новые возможности и пути выхода из кризиса». В течение прошлого года экономики стран ЕАЭС продемонстрировали различные темпы роста ВВП, а их национальные валюты – разный уровень падения по отношению к доллару. Если российский рубль упал на 83,6%, то белорусский – на 50,3%, армянский драм – на 16,3%, а казахстанский тенге – на 18,5%. В результате возникла опасность «конкурентных девальваций», что негативно влияет на всю структуру экономических связей, подрывает доверие к национальным валютам и негативно сказывается на реализации инвестиционных проектов.

Заместитель министра экономического развития Алексей Ведев провел первое заседание Совета по обеспечению финансовой стабильности Евразийского экономического союза

Для предотвращения подобных рисков в ЕЭК и предлагается создать Совет по финансовой стабильности, который будет координировать ключевые вопросы финансово-экономические политики, мониторить деятельность национальных правительств и вырабатывать соответствующие рекомендации. Фактически он должен стать консультационным и координационным органом, обеспечивающим реализацию общей финансовой и макроэкономической политики союза, включая выработку мер по предупреждению кризисных явлений. Такие структуры, по словам Т. Сулейменова, сегодня действуют в рамках «Большой двадцатки» (Совет по финансовой стабильности) и Европейской комиссии (Совет министров экономики и финансов).

Без создания подобного совета при Евразийском экономическом союзе дальнейшее углубление интеграции столкнется с трудностями, так как проблемы будут только нарастать.

________________

Фото – http://www.analitika.kz/novosti-na-glavnoj/25-02-2015-v-moskve-proshlo-pervoe-zasedanie-soveta-po-obespecheniyu-finansovoj-stabilnosti-eaes

Теги: ЕАЭС  ЕЭК 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:987