Мы победили… И помогал нам фронтовой юмор
05.04.2015 | Николай ГОЛОВКИН | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Ноябрь 1941 года… Фашисты рвутся к Москве. Тогда-то весьма ограниченным тиражом вышел первый номер военно-сатирического журнала «Фронтовой юмор».

Журнал – своеобразная художественная летопись Великой Отечественной, он издавался политуправлением Западного, а потом 3-го Белорусского фронта. Его программа изложена в обращении редакции к читателям – бойцам, командирам и политработникам: «Наш журнал, рождённый в суровые дни борьбы с фашистскими захватчиками, призван острым словом и разящим рисунком разоблачать зверское лицо гитлеровских убийц, помогать воинам нашего фронта истреблять всех до единого немецких оккупантов. «Фронтовой юмор» призван бодрить наших славных воинов, повышать их боевой дух, вселять в них жизнерадостность, смелость и уверенность в победе над фашистскими варварами».

В редакции журнала служил своим творчеством находящемуся в опасности Отечеству выдающийся мастер книжной графики, живописец, педагог Андрей Дмитриевич Гончаров[1]. Он был выпускающим и художником в журнале «Фронтовой юмор», а затем главным художником выставки «Политработа в частях 3-го Белорусского фронта». Награждён медалями «За боевые заслуги», «За взятие Кёнигсберга», «За победу над Германией».

А.Д. Гончаров за работой. Восточная Пруссия, 1945 г.

А.Д. Гончаров за работой. Восточная Пруссия, 1945 г.

Мы рассматриваем работы Андрея Дмитриевича военных лет и беседуем об этом малоизвестном периоде его жизни и творчества с дочерью художника и моей троюродной сестрой профессором Московского государственного университета печати имени Ивана Фёдорова Натальей Андреевной Гончаровой.

Фронтовые рисунки Андрея Гончарова

Первый, ненумерованный, выпуск журнала «Фронтовой юмор» появился в июле 1941 г., а всего за годы войны вышло 48 номеров. Последний, тиражом 75 тыс. экземпляров, вышел в марте 1945 г., и читали его наши бойцы уже на земле Германии.

Инициатор и создатель журнала – Николай Эрнестович Радлов[2]. В декабре 1942 г. он погиб от разрыва бомбы. Ответственным секретарём и художественным редактором стал Виталий Николаевич Горяев[3], проработавший в нём до конца войны.

«Рисунки и тексты для журнала, – вспоминал он, – гравировались на дереве и линолеуме, и с них печатался весь тираж в два-три цвета, порой не только в городских типографиях, но и прямо в поездах, блиндажах. Этот журнал удобного небольшого формата мог уместиться в походной сумке».

А.Д. Гончаров. Неравный бой

А.Д. Гончаров. Неравный бой

После освобождения Смоленска редакция журнала получила поезд-типографию и разместилась в нём. Сотрудники журнала в этот период – О.Г. Верейский[4], А.Д. Гончаров, Е.Н. Евган[5].

Редакция заказывала рисунки также таким мастерам политической сатиры, как Кукрыниксы, Б.Е. Ефимов[7], И.М. Семёнов[6]. Их работы – срочно в номер! – доставлялись в редакцию самолётами. Кроме злых карикатур на врагов, в журнале печатались сделанные с большим мастерством фронтовые зарисовки В.Н. Горяева, О.Г. Верейского, А.Д. Гончарова.

Бойцы очень любили «Фронтовой юмор». На страницах журнала регулярно помещались и их рисунки, и юморески, которые они присылали с фронта.

Вот что вспоминает В.Н. Горяев о первой встрече с А.Д. Гончаровым на фронте: «Мне, капитану Горяеву, начальником политуправления Западного фронта было поручено доставить в расположение редакции журнала «Фронтовой юмор» рядового Гончарова. К этому времени маленький фронтовой журнал стал «полнеть» от числа страниц, тираж резко подскочил, и нужен был выпускающий по штату и художник-карикатурист по необходимости – заполнить карикатурами 32 полосы. Я был по штату также секретарь редакции.

По-моему, Андрей Дмитриевич тогда впервые начал рисовать карикатуры, а кончил в День Победы, в кёнигсбергском, последнем номере журнала. Помню, по дороге из военкомата меня поразил необычайного размера вещевой мешок за спиной Андрея Дмитриевича, и формы этот мешок тоже был необычайной – какой-то скорее угловатый, чем округлый. Этот необычный мешок сразу же вызвал удивление и Верейского, и Слободского, и Суркова, но это было до тех пор, пока Гончаров не приступил к выполнению своих обязанностей и не оказался оснащён материалами более, чем кто-либо из нас. Не говоря о красках и бумаге, там были такие необычные вещи, как полированные пальмовые доски и набор инструментов для гравирования.

Но более всего Андрей Дмитриевич меня поразил в городе Хайльсберге. Наши войска только что заняли город, во дворе выделенного для редакции дома лежали трупы немецких солдат, и я должен был мобилизовать оставшееся женское население для их захоронения. Другой группе немецких женщин Верейский передавал для стирки наше бельё. Гончарова же я заметил в окне второго этажа. Он писал ветви расцветающей яблони на фоне пейзажа. Писал масляными красками на холсте. Тайна необычайного мешка была окончательно раскрыта.

Я вспомнил здесь странную экипировку бойца не только для того, чтобы вы могли представить фигуру чуть смешного солдата, а для того, чтобы рассказать, что Андрей Дмитриевич оказался хорошо подготовлен, чтобы во всеоружии встретить необычные, военные условия.

Журнал преобразился от его присутствия, как-то подтянулся и стал приобретать своеобразие стиля. Он до сих пор остается лучшим образцом солдатского журнала.

Мы стали заботиться о том, чтобы извлечь из нашей бедности не предполагаемое до этого богатство. Стали подгравировывать цинковые клише, и они стали похожи на гравюру. Легко подтравливали цинковую пластинку, рисовали прямо на ней литографским карандашом и сами травили её, добиваясь впечатления автолитографии».

А.Д. Гончаров. Разведчики

А.Д. Гончаров. Разведчики

«…«Тёркина» очень ценю…»

В газете 3-го Белорусского фронта «Красноармейская правда» публиковались по мере написания главы поэмы Александра Трифоновича Твардовского «Василий Тёркин» («книга про бойца без начала и конца»), которая сразу же стала невероятно популярной на передовой. Однажды в редакции газеты с А.Т. Твардовским встретились В.Н. Горяев и О.Г. Верейский (в дальнейшем появились его известные иллюстрации к «Василию Тёркину»). Их знакомство переросло в дружбу, которая продолжалась многие годы.

Вот что вспоминал о А.Т. Твардовском и его поэме А.Д. Гончаров: «"Тёркина" очень ценю и рад был слышать части "Тёркина", ещё не до конца доделанные, которые два-три раза в 1945 году автор читал в нашей воинской части сотрудникам "Фронтового юмора"… Твардовский числился по "Красноармейской правде", с которой мы двигались на фронте вместе».

«Считаю его своим главным учителем…»

Андрей Владимирович Васнецов[8] – внук выдающегося русского художника Виктора Михайловича Васнецова, это предопределило его жизненный путь и профессию. В годы Великой Отечественной в составе 77-го отдельного дорожно-эксплуатационного батальона он провоевал от Курской дуги до Восточной Пруссии. Здесь А.В. Васнецов встретился с А.Д. Гончаровым, который стал для него, по мнению самого художника, главным учителем.

Из воспоминаний А.В. Васнецова: «Август 1945 года, город Гумбинен в Восточной Пруссии. В большом доме опустевшего города собраны все, кто хоть в какой-то степени мог считаться художником. В том числе и я. Нам поручено создать выставку «Боевой путь 3-го Белорусского фронта». Главным художником выставки назначен Андрей Дмитриевич Гончаров, но его пока никто не видел. Ранним утром я выглянул в окно, когда во двор дома, где мы находились, входил крупный тяжёлый человек в военной фуражке, в гражданском сером пальто и в больших сапогах. Это был Андрей Дмитриевич Гончаров.

С тех пор прошло много лет. Те, кто помнит это время, знают, как в первые месяцы после Победы светло и вольно было на душе, какие были надежды, какие ожидания. Всё казалось прекрасным, и будущее виделось ясным и восхитительным. И хотя потом всё оказалось сложнее и не таким безоблачным, как представлялось, всё же счастлив тот, кто пережил радостную окрылённость этих первых послевоенных месяцев.

Тогдашние настроения, наверное, наложили отпечаток на моё отношение к Андрею Дмитриевичу. Впрочем, под его обаяние трудно было не подпасть и в любое другое время.

Помню, как умно и спокойно организовал он нашу группу, где опытных художников почти не было. Как сумел каждому дать тот участок работы, на котором он был наиболее полезен. С каким энтузиазмом взялись за дело изголодавшиеся по работе вчерашние фронтовики, и как весело и споро всё шло под руководством Андрея Дмитриевича. Помню наши выезды на этюды, рисование по вечерам с натуры. Как просто и ясно отвечал Гончаров на вопросы, объяснял проблемы искусства, о которых я, да и не только я, не имел до тех пор почти никакого понятия… От него я тогда узнал многое о Фаворском, Петрове-Водкине, Сарьяне, Павле Кузнецове, Истомине, о которых раньше имел очень смутное представление или вообще ничего не слышал. Можно сказать, что именно тогда у Андрея Дмитриевича Гончарова начал я своё художественное образование и с тех пор считаю его своим главным учителем».

Не теряли задора и чувства юмора

Завершилась Великая Отечественная… Мы победили. Именно так назвали своё панно, написанное в 1945-м в Бобруйске для выставки «Политработа в войсках Западного – 3-го Белорусского фронта», А.Д. Гончаров и А.В. Васнецов.

Вот что писала об этой работе в октябре 1945 года газета «Красноармейская правда»: «Покидая выставку, вы невольно останавливаетесь перед огромной картиной «Мы победили», изображающей один из моментов парада Победы в Москве. Это момент, когда советские воины бросают знамена гитлеровских полчищ на мостовую перед мавзолеем».

Фотография панно А.Д. Гончарова и А.В. Васнецова «Мы победили» (1945 г.) с автографом Андрея Дмитриевича

Фотография панно А.Д. Гончарова и А.В. Васнецова «Мы победили» (1945 г.) с автографом Андрея Дмитриевича

* * *

Да, сатира и юмор, как образно отмечал один из критиков, «мобилизованные в первые же дни войны, прошли с советскими воинами весь тяжёлый и длинный военный путь, помогая своим вдохновенным, ярким искусством поднять настроение бойцов, вселить в них бодрость, неугасимую веру в Победу».

По словам Н.А. Гончаровой, из полусотни номеров журнала «Фронтовой юмор» сохранились лишь несколько. Эти выпуски, как и фронтовые работы Андрея Дмитриевича, других мастеров политической сатиры – ценное документальное свидетельство того, что даже в самое суровое фронтовое время люди не теряли чувства юмора. Благодаря такой силе духа и победили.

А.Д. Гончаров с боевыми друзьями, 1945 г.

А.Д. Гончаров с боевыми друзьями, 1945 г.

_____________

Фото из семейного архива Н.А. Гончаровой

 

[1] А.Д. Гончаров (1903-1979) – народный художник РСФСР, лауреат Государственной премии СССР.

[2] Н.Э. Радлов (1889-1942) – русский и советский художник, искусствовед, педагог, лауреат Сталинской премии. В годы Великой Отечественной войны был также одним из создателей «Окон ТАСС».

[3] В.Н. Горяев (1910-1982) – советский график-иллюстратор, живописец, карикатурист, народный художник СССР, лауреат Государственной премии СССР.

[4] О.Г. Верейский (1915-1993) – советский художник, книжный график, народный художник СССР, лауреат Государственной премии СССР.

[5] Е.Н. Евган (1905-1948) – советский художник-карикатурист.

[6] Б.Е. Ефимов (1900-2008) – советский и российский художник-график, мастер политической карикатуры, академик Академии художеств СССР, народный художник СССР, Герой Социалистического Труда.

[7] И.М. Семёнов (1906-1982) – советский график, народный художник СССР.

[8] А.В. Васнецов (1924-2009) – крупнейший художник-монументалист, народный художник России, действительный член Российской Академии художеств, лауреат Государственной премии.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2243