Особенности национальной политики: опыт России и Казахстана
08.04.2015 | Ольга СОКОЛАЙ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Обеспечение бесконфликтности в условиях полиэтничного социума – задача сложная и многогранная. В ее решении, помимо усилий и активного взаимодействия уполномоченных органов и гражданских институтов, важным элементом успешности видится наличие в обществе определенного уровня политической культуры, опирающейся на народные традиции толерантности, на позитивное восприятие идеи общегражданского единства с учетом феномена этнического, языкового, культурного и религиозного многообразия.

На постсоветским пространстве Россия и Казахстан – самые «многоликие» государства в этническом и конфессиональном плане. Однако именно в этих государствах реализуется наиболее эффективная национальная политика. Подобная констатация определила тональность состоявшейся недавно на площадке МИА «Россия сегодня» дискуссии, организаторами которой выступили Ассамблея народов России совместно с Институтом востоковедения РАН при поддержке посольства Республики Казахстан в Российской Федерации.

Представители экспертного сообщества, анализируя состояние межэтнических отношений на постсоветском пространстве, особый акцент сделали на опыте Казахстана и России в этой сфере, который, по их мнению, может быть успешно «импортирован» в другие государства.

Тема актуализировалась свежим фактом из внутриполитической жизни России, фактом создания специального уполномоченного органа – Федерального агентства по делам национальностей. Напомню, соответствующий указ в конце марта подписал президент Российской Федерации Владимир Путин.

Поддержку инициативе формирования нового субъекта исполнительной власти от лица Общероссийского общественного объединения высказала председатель Ассамблеи народов России Светлана Смирнова. По ее мнению, необходимость подобной государственной структуры в стране, где проживают представители 193 национальностей, говорящие на 277 языках и диалектах, давно назрела. С. Смирнова убеждена, что приоритетом в деятельности органа власти должны стать практические меры по укреплению единства российской нации и общероссийской гражданской идентичности. Аналогичные цели в настоящее время определяют работу и Ассамблеи народов России.

«Безусловно, в нашей стране каждый этнос имеет право на сохранение и развитие родного языка, культуры и традиций. Для этого государством создаются необходимые условия. Но сегодня на авансцену выходят вопросы укрепления единства российской нации, формирования общегражданской идентичности. Кто мы такие, граждане Российской Федерации, россияне или же мы все русские? Этот основной вопрос сегодня очень активно обсуждается в гражданском обществе» – так пояснила С. Смирнова акценты в деятельности объединения.

Точка зрения руководителя Ассамблеи народов России интересна журналистам

Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко также высказался «четырьмя руками» за создание профильного агентства, отметив, что мнения о необходимости такового неоднократно высказывались представителями общественных этнических организаций и лидерами духовенства. По мнению эксперта, важными критериями работы структуры должны стать открытость и честность.

«Трения на национальной почве были, есть и будут. Но, к сожалению, мы часто сталкиваемся с тем, что местные власти пытаются замалчивать информацию об их наличии либо интерпретировать ее в контексте «бытового хулиганства». Поэтому, считаю, агентство должно работать абсолютно честно, давать достоверную информацию, на базе которой можно будет проводить эффективную национальную политику», – считает А. Малашенко.

Впрочем, как уже было отмечено, гармонизация отношений в потенциально наиболее конфликтогенной сфере не может базироваться исключительно на административных механизмах. Существенная роль в этом процессе отводится гражданским институтам. И такие специализированные институты на протяжении многих лет работают и в России, и в Казахстане. В первом случае это Ассамблея народов России, во втором – Ассамблея народа Казахстана (АНК).

Замечу, что при наличии во многом совпадающих целей и задач эти структуры имеют и ряд существенных различий. Так, в отличие от своей российской «сестры», Ассамблея народа Казахстана обладает конституционным статусом и собственным представительством в высшем законодательном органе страны – девять депутатов от АНК формируют в Мажилисе (нижней палате парламента РК) депутатскую группу, уполномоченную представлять интересы всех этнических групп страны.

Но главный нюанс, определяющий «уникальность» казахстанской модели, состоит в том, что бессменным председателем Ассамблеи является первый президент республики Нурсултан Назарбаев. Отсюда – высокое реноме АНК в общественно-политической жизни страны. По сути, при отсутствии в структуре исполнительной власти специализированного профильного ведомства она выступает главным проводником государственной национальной политики Казахстана, «архитектором» которой был и остается действующий глава государства. К слову, и фактом своего создания Ассамблея обязана исключительно Н. Назарбаеву.

«АНК имеет уникальный формат, поскольку возглавляет ее непосредственно президент страны, который всегда и неизменно на первое место ставит вопросы единства народа, гармонии межнациональных отношений. Любое свое выступление лидер Казахстана начинает и завершает аккордом о том, какова степень в стране культуры межнациональных отношений», – констатировал заместитель председателя АНК Анатолий Башмаков, из уст которого, кстати, 14 февраля текущего года общественность Казахстана узнала об инициативе Ассамблеи по проведению внеочередных выборов президента.

Столь «не косвенное» вовлечение первого лица государства в процесс регулирования сферы межэтнических и межконфессиональных отношений некоторыми политологами истолковывается как признание слабости демократических институтов Казахстана. Однако факт остается фактом: в определяющей степени именно это обстоятельство позволило республике избежать серьезных межэтнических конфликтов. И именно благодаря четкой и предметной позиции казахстанского лидера в этом вопросе в стране реализуется полноценная, дееспособная национальная политика, базирующаяся на традиции совместного проживания различных этнических групп, неприятии подавляющим большинством общества идей этнического или религиозного превосходства.

Генеральный курс этой политики определяет сформулированный в первые годы независимого развития страны постулат: «единство в многообразии». О том, как воспринимается он гражданами страны, свидетельствует статистика. По данным социологического исследования, проведенного недавно Казахстанским институтом стратегических исследований (КИСИ) при Президенте РК, 88,7% респондентов, представляющих разные этнические группы, чувствуют себя в Казахстане комфортно, 61,8% опрошенных оценивают межэтнические отношения в своем регионе как дружественные, 28,9% – как нейтральные. 75% респондентов готовы вести с представителями других этносов совместный бизнес, более 90% – работать и учиться в одном коллективе, быть соседями и друзьями, 63% – вступать в межэтнические браки.

Опираясь не только на статистику, эксперт Международной Тюркской академии Тимур Козырев констатировал еще один феномен казахстанской модели межэтнических отношений – особую культуру неконфликтного поведения, которая стала достоянием всего населения страны и обеспечила обществу иммунитет от межэтнических конфликтов.

«Скептиками порой высказывается мнение, что этот феномен существует по «инерции советского сознания», однако подобная оценка принципиально некорректна и несостоятельна: советское наследие является общим для всех стран СНГ, но, увы, таким иммунитетом обладают не все постсоветские страны», – подчеркнул Т. Козырев.

Справедливая ремарка. Особый дух толерантности, присущий Казахстану, отмечают все, кто хотя бы единожды посетил эту страну. И это понятие закрепилось здесь в сознании народа на генетическом уровне задолго до того, как вошло в активный политологический лексикон. Были к тому объективные исторические предпосылки. На протяжении нескольких веков Казахстан был местом массовых и не всегда добровольных перемещений «людских ресурсов». За этим обезличенным определением – тысячи, десятки, сотни тысяч незаурядных личностей различного этнического происхождения, людей, как правило, с прогрессивным мышлением, высоким интеллектуальным потенциалом. С благоволения гостеприимных и не воинственных по натуре казахов, при их помощи и действенном сочувствии они обретали на этой земле новую родину и уже ей посвящали все свои устремления.

Таким образом, фактор «совместного преодоления» оказал существенное влияние на формирование казахстанской модели гармонизации межэтнических отношений, в которой многообразие стало фундаментом единства полиэтничной нации.

Директор Московского центра Льва Гумилева Павел Зарифуллин считает, что такая модель есть реальное воплощение евразийской идеологии в национальной политике, которая позволяет не только нивелировать потенциальные межэтнические и межконфессиональные конфликты, но и упразднить их как явление.

«Нурсултан Назарбаев практически сделал евразийство идеологией Казахстана. Когда он говорит о том, что мы все вместе не просто живем в Казахстане, но мы еще и строим Евразийский союз, то вопросы о том, зачем в республике находиться русским, например, отпадают сами собой. Такое отношение к евразийству, на мой взгляд, не только перспективно, оно сейчас необходимо. Евразийство базируется на идее совместной жизни народов на территории Евразии, согласно принципу общей исторической судьбы, когда берутся за основу не разъединяющие, а объединяющие факторы. В этом случае все идеи конфликтов на этнической почве исчерпываются сами собой. Сейчас мы можем настаивать на том, чтобы евразийство стало национальной идеологией и для России, но этого никуда не нужно прописывать, это должно произойти естественным путем в процессе углубления евразийской интеграции», – уверен эксперт.

С подобной точкой зрения согласен и научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Станислав Притчин, по мнению которого в условиях Евразийского экономического союза ответственность за межэтнический мир и согласие из прерогативы национальных правительств переходит на наднациональный уровень. Это – общая проблема, которую нужно научиться совместно решать.

«Пока в ЕАЭС нет других наднациональных форматов, кроме Евразийской экономической комиссии. Но она решает сугубо экономические проблемы. К сожалению, еще не создано совместных институтов, которые занимались бы вопросами информационного, культурного, идеологического обеспечения союза. Об этом эксперты дискутируют, но многое еще только предстоит сделать», – резюмировал эксперт.

Участники дискуссии согласились с тем, что идеология евразийства действительно видится универсальной для таких масштабных и сложных по составу объединений, коим является Евразийский экономический союз. По их мнению, потребность в имплементации такой идеологии есть, и она день ото дня растет.

________________________

Фото – http://anrussia.ru/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/eksperty-po-nacionalnym-otnosheniyam-rossii-i-kazaxstana-vstretilis-v-moskve/

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:758