Донбасс: мир «по-мински» – затишье перед бурей (II)
11.04.2015 | Глеб СЕЛИЖАРОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Часть I

Участь пенсионеров и других слабо защищенных категорий населения печальна. Волонтеры, проникающие в удаленные от центра поселки, рассказывают, как старики просят хлеба, а потом плачут над полученным впервые за год продуктовым набором, как дети, не отходя от машины с гуманитарной помощью, начинают пить молоко и соки, ставшие для них лакомством.

В Донбассе с 1 апреля магазины стали принимать рубли. «Брали их и раньше, – говорит волонтер Галина Созанчук,но неофициально. Теперь к ценам в гривнах дописали цены в рублях. Но сдачу пока дают в гривнах. В ближайшие дни обещали дать пенсии, возобновилось производство выпечки – хороший знак! Выпечка здесь очень вкусная».

Галина – волонтер «со стажем». Практически с лета она регулярно доставляет необходимые вещи и продовольствие жителям пострадавших регионов ЛНР и ДНР. Ее знают в лицо и давно уже пропускают без досмотров на блок-постах бойцы ВСН. И Галина хорошо знакома с обстановкой, поэтому весьма точно охарактеризовала решение властей ДНР и ЛНР о разоружении определенной категории лиц. «Ребята, без паники! –призвала она. – В стране наводят порядок. Разоружают отдельные казачьи подразделения, которые занимались в Донбассе уголовщиной. Отправляют на хозяйственные работы. На их место приходит милиция, проверенные и хорошо зарекомендовавшие себя бойцы. Страна делает первые шаги к мирной жизни, это хорошо».

 Как выживают дончане и луганчане – ведомо лишь им самим. Живут наперекор усилиям Киева. И даже порой не без его помощи. В феврале после ликвидации дебальцевского «котла» на позиции бежавших «укропов» пришли местные жители, которые, не обращая внимания на артиллерийскую канонаду, разбирали залежи т.н. гуманитарной помощи, якобы направлявшейся Киевом для мирных жителей в зону АТО, но бесцеремонно присвоенной «освободителями Донбасса от российских оккупантов». Люди, месяцами голодавшие в подвалах, с помощью ополченцев стали обладателями рыбных и мясных консервов, круп и макаронных изделий, муки, несли домой сахар и соль, растительное масло, вкус которого уже успели забыть (и это в краю, где подсолнечником засевались сотни гектаров!).

В Дебальцево в первые дни после освобождения

Фронтовой Донецк до складов нацистов еще не добрался. Жители шахтерской столицы настороженно ждут возобновления военных действий, пытаясь угадать, откуда на город двинет нацистская саранча. Но город-миллионник живет и по мере возможности продолжает работать, залечивая нанесенные войной раны. К сожалению, это не везде удается. Северная часть Донецка постоянно обстреливается из Авдеевки, Песков и Опытного. Чаще всего из минометов, а порой и из ствольной артиллерии. В результате Киевский район смотрит на мир пустыми глазницами оконных проемов, на которые дымом пожаров наведены черные тени. Перфорированным дуршлагом стало двенадцатиэтажное здание издательства «Донетчина», где когда-то размещались редакции всех местных газет.

Восстанавливать здесь здания, а также Путиловский мост не спешат – позиции украинских вояк практически в нескольких километрах.

И совсем другая картина предстает, когда попадаешь в Петровский район. Здесь благодаря стройматериалам, доставленным гумконвоями России, рукастые хозяева с помощью соседей уже успели залатать пробитые крыши, вставить стекла. Об артналетах напоминают только посеченные осколками снарядов заборы, но их чинить пока не торопятся.

Киевские СМИ заваливают остающуюся под их «протекторатом» часть Украины страшилками о донецких «сепаратистах», изображая их чуть ли не людоедами. Ложь в кубе – на самом деле, война сплотила людей. В городском волонтерском центре своими глазами видел горы теплых вещей, которые принесли горожане для передачи их жителям только что освобожденного Дебальцево. Сейчас формируются комплекты для жителей освобожденных от «освободителей»-мародеров прилегающих к Дебальцево сел, куда волонтеров пока не пускают военные – все заминировано. «Укропы» при отступлении минировали даже тела своих погибших бойцов.

Саперы трудятся без отдыха. Впрочем, это же можно сказать о специалистах многих служб, особенно тех, которые в мирное время зачастую становились героями обывательских анекдотов. В первую очередь пожарные. Огнеборцев Донбасса можно без преувеличения поставить вровень с теми, кто сражается на передовой. В Донецке, Горловке, Макеевке, Ясиноватой бойцы пожарных подразделений тушили под артобстрелами, спасали из огня людей, старались отстоять их жилье. А сколько предприятий удалось им уберечь от полного уничтожения – счету пока не поддается. Героями войны считают сегодня в Донецке и специалистов-ремонтников горводоканала, газовщиков и энергетиков, благодаря усилиям которых город не оставался без тепла, света и воды даже в самые напряженные месяцы, когда по Донецку безжалостно били из пушек и РСЗО.

Но больше всего поражают асфальтовые заплаты на дорогах в Петровском районе, куда продолжают прилетать снаряды и мины из Марьинки и Красногоровки – практически примыкающих к областному центру городков, все еще остающихся под контролем нацистских «тербатальонов». А в центре работает театр и библиотека, проходят спортивные состязания и литературные вечера. Работники зеленстроя уже раскрыли прикопанные на зиму кусты роз. Их в свое время высаживалось по кусту на каждого жителя, благодаря чему Донецк снискал славу «города миллиона роз».

 Конечно, сегодня его население вряд ли дотянет до полумиллиона – уехали многие. Оставшиеся уже четко разделили их на своих и чужих. «Свои» – те, кто постоянно на связи, кто сопереживает, пусть и вдали. Парадокс – остающиеся в блокированном городе успокаивают уехавших, но и на расстоянии душой болеющих за родные места и за остающихся под огнем врага!

А вот в «чужие» теперь уже бесповоротно отошли вчерашние друзья и даже родственники, которые если и выходят на связь, то лишь для того, чтобы выплеснуть свою злобу. «Моя двоюродная сестра осела в Мариуполе, – рассказала хорошая знакомая Лена. – Позвонила, трубку взял муж и такое услышал! Мол, вы там, в вашем Донецке, враги, не даете остальным жить спокойно! Он даже растерялся и не успел ей достойно ответить. Хотя реакция у него отменная: мы парковали машину в своем дворе в присутствии нескольких парней в камуфляже и с автоматами. И когда один из них бросил: «Тут ополченская стоянка – ищите другое место!», мой муж пошел на него: «Мы – врачи, лечим людей, в том числе и тех, кого с передовой привозят. Ты же, здоровый и до зубов вооруженный, почему здесь «воюешь» с теми, кого там защищать должен?» А кузине своей я от души ответила, когда она позвонила и посетовала на то, что они полдня мотались по Мариуполю, но так и не смогли купить… лосося. Меня просто взорвало: мы именно в этот день объездили пол-Донецка в поисках стерильной ваты для работы. Ведь с медикаментами в городе еще хуже, чем с продовольствием».

Те, кто остается в Донбассе, не просто выживают – они живут вопреки всему, живут не только для себя: кто по службе, кто по душе, но все вместе помогают друг другу, подставляют плечо не когда их кто-то попросит, а по зову своего сердца, делятся тем, что есть, в том числе и гуманитарной помощью. Сострадают тем, кто оказался на оккупированной украинскими «освободителями» территории области. Даже в Славянске, куда «укропы» вошли прошлым летом и где ситуация сегодня просто катастрофическая, что вынуждены признавать даже прохунтовские СМИ. По свидетельству журналистов киевского еженедельника «Корреспондент», в городе нет работы, растет преступность, жители с наступлением темноты стараются не выходить на улицы. Одно утешает – не стреляют пушки. Хотя до сих пор люди при громких звуках инстинктивно пригибаются и ищут глазами укрытие.

Свадебными генералами выглядят на этом фоне т.н. наблюдатели ОБСЕ. Стаи их белоснежных джипов носятся почему-то главным образом по безопасным районам города с редкими выездами «на природу», где они проверяют выполнение исключительно Вооруженными силами Новороссии минских соглашений. Не раз ополченцы говорили мне, что видят в наблюдателях ОБСЕ пособников хунты, а никак не беспристрастных наблюдателей. «Когда представители ОБСЕ спросили меня о том, можно ли договориться с Киевом о мирном разрешении конфликта, я сказала, что Киев недоговороспособен, – говорит профессор-экономист Галина Губерная, претерпевающая вместе с земляками все тяготы войны и оккупации. – И разрыв с Россией невозможен, потому что экономика Украины взаимоувязана с российской тысячами нитей». Но таких аргументов Запад предпочитает не слышать.

 Кстати, и «Минск-1», и «Минск-2» вызвали в Донбассе, мягко говоря, лишь досаду. Даже школьники считают, что оба эти перемирия спасли ВСУ от полного разгрома. В лживости Киева за минувший год Донбасс убеждался многократно, поэтому не только военные, но и мирные жители уверены – хунта не успокоится, пока ее каратели не будут разбиты. И никто не намерен прощать нацистам крови, пролитой на земле Донбасса – русского региона, некогда, в 1920-х, в целях «политической целесообразности» прирезанного к чуждой ему ментально и никогда в истории не существовавшей, а созданной в революционном порыве Украине.

_______________________

Фото – Р. Осадчий и автор

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1944