«Во избежание "однобокости" экономики…» Вспоминая академика Некрасова
12.04.2015 | Алексей ЧИЧКИН | 00.25
A
A
A
Размер шрифта:

Многие проблемы современной российской экономики проистекают... из тех проектов и предложений, которые не были реализованы в своё время. Теперь к ним частично возвращаются, хотя кардинально изменилась система управления экономикой. Да и реальная цена нынешних российских денег, т.е. основных инвестиционных средств, едва ли сопоставима с рублем советского периода.

Тем не менее предложения и проекты выдающихся отечественных ученых-экономистов К.Ф. Катушева и Т.С. Хачатурова остаются актуальными, а потому востребованными и сегодня. К числу видных советских экономистов, сумевших заглянуть в будущее, относится и Николай Николаевич Некрасов.

Н.Н. Некрасов (1906-1984) – академик АН СССР (1968). В 1966-1978 гг. – председатель СОПС – Совета по изучению производительных сил при Госплане СССР, возглавлял Научный совет АН СССР по проблеме размещения производительных сил. Основные труды  -  по размещению производительных сил, экономике отраслей народного хозяйства. Лауреат Государственной премии СССР (1970).

Именно Н.Н. Некрасов заложил основы теории регионального хозяйствования. Он же был одним из инициаторов развития местной переработки энергетического и химического сырья в различных регионах теперь уже бывшего СССР. Ученый приложил максимум усилий для создания многоотраслевой экономики Восточной Сибири и Дальнего Востока. И не его вина в том, что развитие этой индустриальной базы к концу 70-х замедлилось, а с началом «перестройки» и вовсе прекратилось.

В книге «Международный опыт региональной экономики» (1973 г.) Н.Н. Некрасов отметил, что «требуется, во избежание "однобокости" структуры и возможностей местной экономики, развивать энергетическую и в целом сырьевую базу Европейского региона РСФСР, чтобы усилить многоотраслевой характер экономического развития этого обширного региона». Но эта рекомендация не была реализована, поскольку крупные и в тот период (1960 – начало 1980-х) легкодоступные месторождения Западной Сибири считались руководством страны вполне достаточными и, по сути, бессрочными как для экспорта, так и для нефте- и газоснабжения обширных российских регионов. К сожалению, и сегодня ситуация коренным образом не изменилась.

Как отмечалось на недавних инвестиционных форумах Вологодской, Костромской и ряда других областей РФ, значительные местные ресурсы нефти и газа, алмазов и фосфоритов, бокситов и руд цветных металлов, золота, марганца, урана по-прежнему недоизучены, хотя проекты их комплексного освоения были подготовлены еще к середине 1950-х гг. Причем реализация именно этих проектов, как считал Н.Н. Некрасов и как отмечалось на указанных форумах, приведет к индустриализации экономики центральноевропейской России с соответствующими выгодами для социальной сферы данного региона (создание стабильных рабочих мест, рост востребованности инженерно-технических кадров и т.п.)

Вместе с другими видными учёными и практиками Тиграном Хачатуровым и Максимом Сабуровым (председатель Госплана СССР в 1949-1958 гг.) Некрасов неоднократно предупреждал о долговременных негативных последствиях растущей зависимости регионов страны от поставок нефтегазового сырья только из Западной Сибири и с Крайнего Севера. Как и об опасностях растущей ориентации экономики на добычу и вывоз углеводородов.

Высокую оценку в государственных и научных кругах получила в свое время изданная еще в 1938 г. брошюра Некрасова «О размещении промышленности моторного топлива в СССР». Речь шла о целесообразности местной переработки сырья, чтобы уменьшить зависимость регионов от привозного топлива и, соответственно, сократить нагрузку на транспорт. Кстати, сегодня рекомендации учёного частично воплощаются на практике. Так, с 2011 г. восстановлена газо- и нефтедобыча в Поволжье, Ростовской области, Калмыкии. Тамошние промыслы была директивно «заморожены» ещё на рубеже 50–60-х и позже «во имя» опережающего развития месторождений опять-таки Западной Сибири.

1958 г. Экспедиция СОПС в Таджикистане. Н.Н. Некрасов – в центре

В 1962 г. Николай Некрасов, будучи руководителем СОПС, выдвинул и всесторонне обосновал концепцию Генеральной схемы размещения производительных сил республик СССР на длительную перспективу. Идею одобрили Госплан и АН СССР, и уже в 1963-м был создан академический Научный совет по проблеме «Размещение производительных сил СССР». Некрасов стал председателем этого совета.

Однако объявленное Хрущевым в 1961 г. ускоренное «строительство коммунизма» и развернувшаяся кампания за увеличение экспорта нефти, как и другие схожие «мероприятия» (уничтожение травопольных севооборотов, повсеместное «обкукурузивание», ликвидация промысловой кооперации и МТС, более глубокая «заморозка» ресурсно-промышленных и энергопроектов в Российском Нечерноземье и т.п.), поставили под вопрос, по мнению Некрасова, Хачатурова и их коллег, индустриализацию всё большего числа советских регионов.

Тем не менее под руководством Некрасова были разработаны генеральные схемы размещения производительных сил в стране на 1976-1990 и на 1986-2000 гг. В частности, были составлены упомянутые схемы для Якутии, Чечено-Ингушетии, Калмыкии, Камчатской области, Ханты-Мансийского автономного округа, ещё для 25 территорий.

Это был, как отмечал Тигран Хачатуров, «первый в СССР комплексный научный прогноз оптимальных территориальных пропорций общесоюзной экономики и её территориально-отраслевой структуры. Это был всесторонний предплановый документ, досконально обосновывавший меры по совершенствованию развития и размещения производства и инфраструктуры, как и социальной сферы».

Суть упомянутых документов – максимально возможное поэтапное освоение местных ресурсов и природных, трудовых, транспортных и т. п. возможностей на местах в сочетании с минимизацией сырьевого, кадрового и технологического «иждивенчества» регионов. Но большинство предложений тех генсхем так и не были реализованы. Деятели из ближайшего брежневского окружения, в отличие от А.Н. Косыгина и его единомышленников (К.Ф. Катушев, В.И. Долгих, Г.И. Воронов, К.Т. Мазуров, П.М. Машеров), усмотрели в таком подходе некое потворство «титовской», то есть югославской политике. Он якобы вел к административному и экономическому обособлению регионов, уменьшению планово-управленческой роли общесоюзных органов и т.д. По имеющимся данным, Некрасову намекали на его якобы «чрезмерное увлечение» спецификой госрегулирования и планирования в тогдашней Югославии. В официальной пропаганде экономическая политика Белграда в основном замалчивалась.

Тем временем Некрасов продолжал заниматься и проблемами дальневосточной экономики. В монографии «Проблемы сибирского комплекса» (1973 г.) обосновывается перемещение в восточные регионы страны энергоёмких отраслей: цветной, черной металлургии и химической промышленности. Предложены рациональные пути комплексного освоения тамошней сырьевой базы этих отраслей с применением новейших достижений науки и техники. Подробно освещалась роль новых транспортных артерий в этих регионах для достижения оптимальной структуры их экономики. Как известно, решение тех же вопросов обозначено в 2010-2015 гг. в постановлениях правительства теперь уже постсоветской России. Это, например, планируемое сооружение стальных магистралей БАМ-2, Красноярск–Тува–Монголия, БАМ–Якутск, «Заполярного Транссиба», запланированные территории опережающего развития на Дальнем Востоке РФ и др.

Всё более активная, с середины 1970-х, ориентация страны на экспорт сырья, особенно углеводородного, не могла не вызвать негативную реакцию Некрасова, Сабурова, Хачатурова, других авторитетных учёных. Они направляли обращения в высшее руководство страны, подробно отмечая долговременные отрицательные последствия сворачивания индустриализации многих российских регионов и, соответственно, прекращения освоения их разнообразных сырьевых ресурсов. Однако адресаты не удостоили авторов обращений объективными ответами. С того времени Некрасов и его единомышленники, включая тогдашнего министра газовой промышленности СССР Сабита Оруджева, фактически попали в опалу.

Свои аргументы по упомянутым вопросам Н.Н. Некрасов представил на Государственной экспертной комиссии, направил соответствующие пояснительные записки в союзный Госплан и Совет Министров СССР, опубликовал ряд статей по тем же вопросам. По воспоминаниям Геннадия Шмаля, председателя Союза нефтегазопромышленников России, «одним из основных направлений работы по созданию Западносибирского комплекса была поддержка молодых учёных. Проводились ежегодные форумы, в которых участвовали выдающиеся учёные и специалисты, в том числе Некрасов. Общение с такими мэтрами науки и производства давало колоссальные знания и профессиональный рост».

В главном своём труде «Региональная экономика. Теория, проблемы, методы» (1975 г.) Некрасов впервые в СССР систематизировал основы нового направления в экономической науке, обосновав его место в формировании государственной политики. «Многие положения этой монографии, ориентированные на плановую экономику, сохраняют свою актуальность и при переходе к рыночным отношениям. К примеру, это вопрос целесообразности комплексного освоения природных ресурсов в регионах и их переработки на местах», – отмечал академик А.Г. Гранберг. По его мнению, с Некрасовым и Хачаутровым связаны ускорение развития восточных регионов страны, создание там научных центров, строительство таких гигантов современной индустрии, как ВАЗ, КамАЗ, Красноярская и Саяно-Шушенская ГЭС, как и предприятий металлургии, химпрома, ряда других отраслей.

Разработка и реализация под руководством Некрасова и Хачатурова территориальных схем позволили в 1970-1980 гг. решить ряд экономических проблем в СССР. Прежде всего вовлечь в хозяйственный оборот страны уголь Канско-Ачинского, Южно-Якутского бассейнов, создать новые мощные базы энергетики и ресурсоёмких производств. Результаты могли быть более внушительными и долговременными, если бы не ведомственность и местничество, срывы выполнения планов, фактическое игнорирование тогдашним советским руководством преимуществ стимулирования научно-технической революции, а также просчёты из-за недостоверной информации, подававшейся плановыми или хозяйственными органами.

Примером актуальности инициатив Некрасова, Хачатурова, Сабурова в плане развития региональной ресурсной базы являются и такие факты. После распада СССР Россия почти лишилась сырьевой базы по марганцу и бокситам: теперь это сырье в значительных объемах ввозится из сверх отдаленных Западной Африки, южноамериканской Гвианы и центральноафриканского Габона. Хотя еще в 50–70-х выдвигались вполне проработанные предложения по освоению этих ресурсов в Центральноевропейской России, Приуралье, Коми, Архангельской области.

Вот и приходится искать контакты с обладателями ценнейшего сырья. Скажем, по данным Челябинской обладминистрации, находящийся в области Саткинский чугуноплавильный завод перешел на производство ферросплавов. Основное сырьё – марганец – он закупает Габоне. На территории России нет специализированного марганцевого сырья, которое идет в сталь, поэтому сотрудничество с Габоном необходимо.

Между тем в 70-х гг. и позже активность ученых и других специалистов в плане комплексной диверсификации отечественной экономики, в том числе сдерживания диспропорций в межрегиональном экономическом развитии, воспринималась «наверху» в основном негативно. В результате в 1979-м Некрасова «понизили», назначив на должность председателя Комиссии по изучению производительных сил и природных ресурсов (КЕПС) при Президиуме АН СССР. На этом посту он трудился вплоть до своей кончины 1 мая 1984 г.

Автор был на траурной церемонии прощания с Н.Н. Некрасовым. Там никого не было из представителей ЦК партии. Впрочем, как и на прощании с Т.С. Хачатуровым в сентябре 1989 года...

Но выдающий ученый не забыт. Один лишь факт: в Сибирском отделении РАН с целью выявления и поддержки талантливой научной молодёжи, поощрения наиболее крупных работ фундаментального характера, выполненных молодыми учёными, работающими в СО РАН, учреждена премия имени Н.Н. Некрасова, присуждаемая за работы в области региональной экономики.

________________

Фото – http://mamlas.livejournal.com/3043916.html

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:753