Угроза «Исламского государства» для России реальна
13.04.2015 | Владислав МАКАРОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Международная террористическая организация, называющая себя «Исламским государством», из проблемы локальной превращается в проблему как минимум регионального масштаба. Своим появлением «ИГ» обязана политике Соединенных Штатов и их союзников по демонтажу ближневосточных государств, отличавшихся некоторым запасом прочности на фоне соседей, и независимым поведением. Обстановка на Ближнем Востоке всегда была напряженной, но окончательно она взорвалась после вторжения войск западной коалиции в Ирак, логическим продолжением которого стала попытка свергнуть легитимного президента Сирии Башара Асада руками исламских радикалов.

Запад сделал ставку на радикализацию региона, надеясь этим достичь сразу нескольких стратегических целей – ослабить позиции Ирана, переформатировать внешнюю политику Сирии и создать потенциальную угрозу для Турции на случай, если та вздумает выстраивать отношения с Россией без учета рекомендаций Вашингтона и Брюсселя. Наличие у границ этих государств террористического гнойника должно по замыслу Запада сделать их сговорчивее.

После ряда кадрово-административных метаморфоз этот гнойник принял формат т.н. ИГ с шариатским строем правления и навязчивой идеей соорудить всемирный халифат. Это позволило расширить его оперативные возможности и угрожать не только Сирии или Ираку, но и республикам Средней Азии и Кавказа.

По данным первого заместителя директора ФСБ РФ генерала армии Сергея Смирнова, в рядах ИГ воюют около 1,7 тыс. российских граждан, 300 граждан Таджикистана, а также выходцы из других стран-членов ШОС. Тема противодействия ИГ стала ключевой на заседании Военного совета ОДКБ в Таджикистане, где главы военных ведомств России, Белоруссии, Армении, Казахстана, Киргизии и Таджикистана обсудили ситуацию в Афганистане с учетом деятельности ИГ.

Появление ИГ несет в себе сразу несколько угроз как отвлеченно-идеологического, так и конкретно-практического характера. В лице ИГ создается центр идеологического притяжения для радикальных исламистов со всего мира. Это единственное (квази)государство, открыто провозгласившее терроризм основным средством достижения своих интересов и грозящее силой насадить шариат и халифат на внушительном пространстве от Аравийского полуострова до Средней Азии.

До последнего времени боевики ИГ оставляли без внимания свои южные фланги. Острие их террористической деятельности было направлено в сторону Турции и Ирана, в то время как Саудовская Аравия и Иордания (союзники Запада) оставались вне поля их зрения. Ситуация изменилась только после того, как Соединенные Штаты принялись сколачивать коалицию для противодействия ИГ, к которой присоединились Эр-Рияд и Амман. После этого Саудовская Аравия и Иордания были внесены боевиками ИГ в список врагов.

Разрекламированная западными СМИ война против ИГ не должна вводить в заблуждение. Запад не воюет с ближневосточными исламистами, а разыгрывает грандиозный геополитический спектакль, одним из актов которого является мнимая борьба с приверженцами построения всемирного халифата.

Впечатляет оперативность и стратегическая дальновидность боевиков ИГ, численность которого СМИ оценивают всего в 30 тыс. штыков. Они одновременно успевают воевать в Сирии и Ираке, угрожать России, Ирану и Турции, создавать тренировочные лагеря в Ливии, оказывать влияние на обстановку в Афганистане и Средней Азии, устраивать теракты в Йемене и т.д. Похоже, что у них нет недостатка ни в оружии, ни в средствах и методах идеологического влияния в странах, непосредственно с ИГ не граничащих (Ливия, Йемен и др.).

Распространенное мнение: деньги исламистам приносит незаконная торговля нефтью. Но разве может стихийно сбившийся в кучу террористический интернационал в такой короткий срок сконструировать политико-идеологическую и военно-экономическую систему, претендующую на звание государства, пусть и с приставкой «квази», лишь на торговле нефтью? Без внешней поддержки это вряд ли возможно.

И такая поддержка имеет место, но заключается она не в прямых указаниях закулисных опекунов ИГ своим подопечным, кого и где атаковать. Это было бы слишком топорно. Запускается более тонкий алгоритм развития ситуации, при котором весь геополитический сценарий реализуется на «автопилоте»: сначала создаются необходимые условия для того, чтобы идея всемирного халифата охватила неискушенные умы исламской молодежи во многих странах; затем в ряды ИГ начинают вливаться новые боевики, а проект ИГ переходит в фазу самореализации. Дальше заинтересованным силам нужно только корректировать его основные этапы, в зависимости от геополитической конъюнктуры.

Конъюнктура эта такова, что ИГ можно использовать сразу против нескольких неугодных Западу стран. К примеру, Пекин обеспокоен ростом террористической активности в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) – самой неспокойной провинции КНР, населенной уйгурами-мусульманами. Некоторые из них уже успели повоевать в рядах ИГ и вернуться домой.

СУАР граничит с Россией и среднеазиатскими республиками, чьи граждане тоже замечены среди ближневосточных исламистов. Взорвав СУАР, Запад не только создаст сильную головную боль Китаю, но и взорвет «южное подбрюшье» России. Это превратит пространство от Кавказа до Китая в пояс полыхающей террористической войны и поможет США существенно ослабить сразу трех конкурентов – Россию, Китай и Иран.

Зеркальный вариант – использование ИГ против Ирана с одновременным давлением на КНР и Россию. Тасовать карты можно как угодно, но главной целью остается создание протяженных зон нестабильности у границ Ирана, России и КНР – трех государств, которые ставят под сомнение гегемонию Вашингтона. Между ними возможны различные формы сотрудничества, идущие вразрез с интересами Соединенных Штатов.

Красноречивый факт: в Комитете Совбеза ООН США, Иордания, Франция и Великобритания заблокировали заявку Сирии, поддержанную Россией, о признании ИГ самостоятельным фигурантом террористической деятельности и о внесении ее в таком качестве в санкционный список ООН. Возражение формальное: американцы и их союзники настаивают, что ИГ – это результат трансформации террористической группировки «Аль-Каида в Ираке» (АКИ), а не отдельный игрок. Вашингтон поспешил переименовать АКИ в своем санкционном списке в ИГ и предлагает то же сделать другим странам.

Российская сторона ответила, что такой подход не отражает истинного положения вещей, а за попытками Соединенных Штатов и их единомышленников представить ИГ в виде бывшей АКИ стоит стремление снять с себя моральную и правовую ответственность за создание нового террористического монстра в ходе реализации планов по свержению законного президента Сирии Б. Асада.

* * *

В ходе состоявшегося в минувшую пятницу в Ташкенте заседания Совета региональной антитеррористической структуры ШОС первый заместитель директора ФСБ РФ генерал армии Сергей Смирнов сообщил журналистам, что спецслужбы России считают угрозы, исходящие от боевиков «Исламского государства», абсолютно реальными для нашей страны. «На заседании были обсуждены меры противодействия "Исламскому государству". Речь идет об оперативно-розыскной деятельности, внесении оперативных данных о перемещении подозреваемых лиц», – заявил С. Смирнов. По его словам, переговоры и обмен информацией идут как на двустороннем уровне, так и в рамках ШОС.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1276