ЕАЭС создает единый рынок госзакупок
17.04.2015 | Николай УСТИМЕНКО | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Евразийский союз заканчивает формирование единого рынка электронных государственных закупок. Со следующего года бизнес стран-участниц будет иметь равный доступ к тендерам на всей территории ЕАЭС. Об этом 20 марта в Минске сообщил министр по конкуренции и антимонопольному регулированию Евразийской экономической комиссии Нурлан Алдабергенов. Упор будет сделан на IT-технологии. Идея заключается в том, чтобы, «живя, например, в Минске или Витебске, предприниматель мог участвовать в электронных торгах в России или Казахстане, имел возможность, не выезжая, участвовать в торгах и заключать контракты», разъяснил Н. Алдабергенов.

«Песок в колесах»

Нетарифные барьеры внутри Евразийского союза все чаще становятся одной из главных тем переговоров на самом высоком уровне. Согласно докладу Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕБР), все ограничения во взаимной торговле разделяются на два вида. Барьеры доступа к государственным закупкам эксперты отнесли ко второй группе, так называемому песку в колесах, которые могут быть полностью ликвидированы в самое ближайшее время. Последние шаги ЕЭК свидетельствуют – интеграционные процессы будут постепенно углубляться, и «песок» из колес по мере движения вперед будет уходить.

От поэтапного устранения ограничений во взаимной торговле выиграют все. Эксперты ЕБР посчитали, что нетарифные барьеры добавляют к экспортным издержкам бизнеса 15-30%, а их устранение увеличит производство во всех странах ЕАЭС. Беларусь нарастит свой ВВП на 2,8%, Казахстан на 0,7%, а Россия на 0,2%, но лучше всего единый рынок отразится на людях. Кумулятивный эффект от роста производства и снижения цен позволит увеличить благосостояние белорусов на 7,3%, казахстанцев на 1,3%, а россиян на 0,7%.

Формирование единого рынка государственных закупок ЕАЭС началось еще в декабре 2010 г. в рамках Таможенного союза, но взяться за решение вопроса всерьез решили только сейчас. «Наша основная задача для участников рынка – чтобы к концу 2016 года каждый предприниматель мог участвовать в торгах и, не выходя, не выезжая, мог заключать договора в электронном формате», – озвучил конкретную цель и четкие сроки ее достижения министр ЕЭК Н. Алдабергенов. Особенно велика цена вопроса для белорусских, казахстанских и армянских товаропроизводителей. Львиная доля рынка государственных закупок ЕАЭС приходится на Россию ($250,4 млрд.), еще $9,3 млрд. -  на Казахстан, $5,1 млрд. -  на Беларусь и $1,2 млрд. на Армению.

Упрощения доступа своих производителей к госзаказу стран ЕАЭС добивался, в первую очередь, Минск. Недаром посол Беларуси в России Игорь Петришенко еще 12 марта, опередив министра ЕЭК, объявил о достижении «на высшем уровне» договоренности об участии белорусской продукции в российских госзакупках. Рад принятому решению и Казахстан, т.к. доступ к госзаказу РФ будет способствовать развитию экспортного потенциала страны. Самые молодые члены ЕАЭС – Армения и Киргизия  -  пока только работают над внедрением у себя электронных государственных закупок и едва ли сразу смогут в полную силу воспользоваться плодами открытия рынков.

Не вставая из-за монитора

Во всех странах ЕАЭС (кроме Армении) электронные торговые площадки (ЭТП) работают уже не первый год и не будут поставщикам в новинку. Для госзакупок используют систему «аукцион на понижение», который, в отличие от классического варианта, выстроен в интересах не продавца, а покупателя. Государство в таких торгах выступает единым заказчиком, а участники торгов – поставщики пошагово снижают цену до тех пор, пока не остается только один победитель. Стороны скрепляют результаты электронной подписью, а система генерирует готовый контракт. Победитель обязуется продать государству определенное количество товара обозначенного качества в четкие сроки по зафиксированной в результате торгов цене.  Сегодня электронных площадок, где происходят такие торги, в ЕАЭС восемь: одна в Казахстане, две в Беларуси и пять в России.

Систему электронных закупок часто критикуют. Например, сетуют на то, что заказчик не может оценить качество товара непосредственно на месте, обсудить с поставщиком детали сотрудничества, да и контракт, скрепленный цифровой печатью, некоторые пока не воспринимают как полноценный документ. В то же время у госзакупок посредством ЭТП есть ряд неоспоримых достоинств. Сокращаются финансовые и временные издержки всех участников торгов, растет число поставщиков, тендер можно выиграть, не вставая из-за монитора, а главное – система выстроена по принципу обезличивания сторон, что значительно снижает коррупционные риски. Как показала российская практика, с введением электронных торгов среднее количество заявок повысилось в 1,8 раза, а дополнительная экономия бюджетных средств оценивается в 6,9%.

Начиная с 2011 г. в России, Казахстане и Беларуси доля государственных закупок через ЭТП лавинообразно растет. Отчитываясь 20 марта о проделанной работе, Н. Алдабергенов подчеркнул, что ЕЭК проводит мониторинг нормативных актов, принимаемых во всех странах союза, и «если мы видим, что тот или иной акт ограничивает конкуренцию, ущемляет права поставщиков другого государства, то комиссия вмешивается и отменяет решение».

Но главная задача, которая сейчас стоит перед руководящими органами ЕАЭС, это окончательно сформировать из разрозненных электронных систем единый союзный рынок госзакупок. Самое сложное на интеграционном пути, как признался министр ЕЭК, стало создание криптографической подписи участника торгов и безопасного его использования. На решение этой задачи ушло полтора года, и совсем скоро поставщики из стран ЕАЭС смогут участвовать в торгах, не обращая внимания на границы.

Следующим шагом может стать унификация законодательства в отношении ЭТП, а в будущем объединенный евразийский рынок госзакупок сможет функционировать даже в рамках единой электронной площадки.

Синхронная интеграция

Бесспорно, создание единого рынка электронных тендеров принесет выгоду всем участникам ЕАЭС. В идеале конкуренция за госзаказ будет повышаться, а стоимость товаров падать или, по крайней мере, расти не так быстро, как могла бы. Эффективный бизнес должен получить возможности для роста, коррупция исчезнуть, а экономия бюджетных средств увеличиться. Особенно актуальными нововведения станут для бизнеса, базирующегося в приграничных регионах.

Очевидно, что барьеров внутри Евразийского союза становится все меньше. На данном этапе главным инициатором ускорения интеграции выступает Беларусь. Но, возвращаясь к исследованию ЕБР о нетарифных барьерах, стоит отметить, что, кроме госзакупок, к подлежащему скорейшему устранению «песка в колесах» относятся также и столь любимые Минском субсидии и институт специмпортеров. И в ликвидации этих ограничений Белоруссия едва ли будет готова выступить застрельщиком.

Последние годы белорусские власти не устают придумывать новые преференции для собственного товаропроизводителя. После отказа присоединиться к российскому продовольственному эмбарго Беларусь не раз обвиняли в использовании статуса члена ЕАЭС для создания «сельскохозяйственного офшора», через который запрещенная европейская продукция попадает на российский рынок. Памятной остается и попытка Минска ввести исключительное право на ввоз в свою страну целого ряда товаров для таких госпредприятий, как МАЗ, МТЗ, «Белшина», «Горизонт», «Атлант» и других. Кроме очевидного риска реэкспорта, российский и казахстанский бизнес, связанный с импортом данных товаров, просто разорился бы. В свете получения доступа к российским госзакупкам настораживает и принятое 17 марта решение Минска до конца года продлить срок торговли товарами легпрома без документов о происхождении. Конечно, при наличии национальных преференций белорусский товаропроизводитель всегда будет в более выгодных условиях, чем его российские или казахские конкуренты.

Вполне возможно, что все вышеперечисленные действия Минска имеют объективную подоплеку, а их «офшорная» трактовка ошибочна. В данном случае критерием истины должна стать практика. Вслед за профессором кафедры внешнеполитической деятельности России ФНБ РАНХиГС Александром Михайленко нужно признать: «Если белорусы хотят расширить свой доступ к российскому госзаказу, то имеют на это полное право». А вот готов ли Минск пойти на уступки по своим чувствительным позициям, если ЕЭК возьмется выравнивать субсидирование субъектов предпринимательской деятельности или таможенную политику Евразийского союза, мы увидим в ближайшем будущем.

Теги: ЕАЭС  ЕЭК 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1180