И на войне хотелось быть красивой…
12.05.2015 | Елена БУЕВИЧ | 00.08
A
A
A
Размер шрифта:

В старину прекрасному полу приходилось маскироваться, чтобы защищать Родину наравне с мужчинами. Но в Великую Отечественную наши женщины нарушили существующий порядок. Всех профессий, возрастов, национальностей они массово пошли в ряды вооруженных защитников Отечества. Причем не только в ополчение, но и в действующую Красную армию. Подсчитано, что на фронтах сражались до 1 млн. женщин. Они служили во всех без исключения родах войск, включая, конечно, и разведку. Связистки, например, составляли до 80% бойцов подразделений связи. И конечно, неоценим вклад прекрасной половины человечества в военно-медицинскую службу. Среди фронтовых врачей женщины составляли 41%, в числе военных хирургов их было 43%, военных фельдшеров – 43%, медицинских сестер – 100%, а санинструкторов и санитарок – 40%. За годы войны в строй были возвращены 72% раненых и 91% больных воинов.

Трудно ли было им на войне – вопрос риторический. Среди документов той эпохи обращает на себя постановление бюро МГК ВЛКСМ «О мобилизации комсомолок и некомсомолок в тыловые части и учреждения Красной Армии» – пример человеческой заботы о девушках, призываемых в армию: «Обязать РК ВЛКСМ позаботиться о том, чтобы каждая мобилизованная девушка была тепло одета, имела постельные принадлежности, две смены белья, крепкую обувь, предметы личной гигиены, вещевой мешок, кружку, ложку, полотенце».

Красноармейская книжка девушки-бойца

Конечно, этого было мало. Служившие в пехоте наравне с мужчинами – пешком, в сапогах – отмеряли тысячи километров по военным дорогам. Ночевали в лесу, в поле, в стогах сена – на передовой редко удавалось попасть в деревню и заночевать под крышей. Белья выдавалось не больше положенного, а нужно было всегда больше. Гигиенические средства и смену белья приходилось придумывать буквально из подручных средств – иногда доходило до того, что девушки незаметно снимали сушившиеся рубахи бойцов-мужчин. Многие реагировали на это с пониманием, а некоторые командиры распоряжались выдавать девушкам запасную пару исподнего белья…

Обо всем этом мы поговорили с 93-летней Галиной Дмитриевной Соболевской, живущей в небольшом селе Леськи, что под Черкассами на Украине. Уроженка Кировоградской области, участница боевых действий, орденоносец, инвалид Великой Отечественной войны I степени, она полвойны прошла как санинструктор в составе пехотного подразделения, а ближе к концу воевала уже как связистка в артиллерии…

Много пришлось вытерпеть на войне женскому сердцу, ко многому привыкнуть, приспособиться: разрывам бомб, горю утрат, а ещё постоянному контролю своих эмоций, своего поведения в мужском коллективе. О том, каков был быт на войне и как складывались отношения с бойцами-мужчинами, наши женщины-ветераны не любят говорить: дескать, выдержали мы все, прошли войну достойно, что вспоминать?

Но мы думаем, стоит. Стоит гордиться нашими героическими освободительницами Родины от фашизма.

Страх

– Я всегда молилась, когда летели бомбардировщики: «Господи, помоги!» Плакала… Очень боялась – фронт очень страшный. Но я верила Богу всегда. Жаль, что мы тогда воспитаны были по-другому. Моя мама была швея, модистка. Ей некогда было в церковь ходить – она ночью шила людям, а днем – в колхоз на работу ходила. Троих дочек растила. Когда мне было 2 года, отец умер… А крестилась я уже совсем недавно, когда умер муж.

Замуж – на войне

 – Солдаты и офицеры обращали на меня внимание. Но я по характеру – не очень доверчивая. Подруга, помню, говорит мне: «Ой, как мне нравится наш командир!» А я думаю: никогда бы никому не сказала, что мне кто-то нравится. Мне тогда многие говорили: «Галя, ты какая-то особенная…»

Было это в 44-м, под осень. Сидим мы всей ротой в хате (я служила в роте автоматчиков). А я разулась, чтобы ноги отдохнули. И такая там была лавка, что можно ноги поставить. И я ноги голые поставила на нее. И вдруг – заходит капитан: симпатичный, говорун такой, поздоровался со всеми, с командиром роты. И громко: «А! У вас девушка!» (А он обо мне уже слышал!). Я была обычная, не слишком красивая – обыкновенная девушка. Но он пришел, чтобы меня увидеть. Стал расспрашивать, откуда, может, землячка? И предлагает: «Девушка, а пойдемте, прогуляемся?» Я отвечаю: «Товарищ командир, никуда я не пойду. У меня в ремонте сапоги».
Когда он ушел, все сразу заговорили: «Вот какая у нас хорошая Галя!» Солдаты очень любили, когда так ответишь…

Но он меня из виду, конечно, не упустил. Я и не собиралась замуж, говорила ему: «Товарищ капитан, я не собираюсь ни с кем дружить» А он: «Война скоро закончится, будем одной семьей…» И так и уговорил меня – нас расписали в полку, я перешла на его фамилию. Уже потом, после войны, мы зарегистрировали брак еще раз – в обычном ЗАГСе.

Галина Соболевская, фото 1945 г.

Не болтай!

Однажды, это было уже после Днестра, я работала ночью на коммутаторе. А там всегда сидишь и слышишь, как разными голосами – девичьими и мужскими – переговариваются в эфире. И вот один парень кричит: «Девушка, девушка, война закончилась!» Словом, бери шинель, иди домой! А утром меня сменили, иду я к себе и подходят солдаты: «Ну, что, Галя, что там слышно нового?» Я возьми, и скажи на радостях: «Кончилась война!»

Что тут началось! Все бросились палить в воздух. Командир дивизиона ничего понять не может – было строго-настрого запрещено тратить боевые патроны. Спрашивает их, а они: «Галя сказала, что война кончилась!»
Вызывает меня:

– Так что, Галя, говоришь, война закончилась?

– Товарищ капитан, закончилась…

– Галя, и ты поверила тем сплетням? Ты же разумная девчонка. Что же ты рассказала такое? Видишь, к чему это привело?

Я, конечно, оправдывалась, что сказала, не подумав. Но он меня оборвал: «Галя, чтобы ты больше не ошибалась – пять суток гауптвахты». Это была большая неприятность. Но сидеть мне не пришлось, потому что поступил приказ срочно совершить бросок на Чехословакию. Там уже шли бои за освобождение Праги…

Перманент у фрау в Дрездене

– Когда мы были в Дрездене, я однажды посмотрела в зеркало: какая же я страшная. Лицо загорелое, губы полопались, волосы – жалко смотреть. Мы, передовые части, всю войну круглые сутки находились под открытым небом. Редко когда удавалось ночевать в хате. Если ночь застала в поле – зарывались в кучу соломы и так спали.

Думаю: что мне сделать, чтобы похорошеть как-то? Я в то время уже была расписана со своим мужем, только мы не виделись, так как воевали в разных частях. И вот я придумала: пойду и сделаю завивку у немцев в городе.

Иду по Дрездену. А навстречу мне – женщина. Я говорю: «Фрау, мне бы перманент сделать» (немецкий мы все тогда в школе немного учили, а слово «перманент» я специально употребила, как международное!). А она отвечает: «О, русская фрау, ферштейн… Комм, комм! Брама: подойдете и войдете в нее. И там фрау сделает вам прическу…»

До Дрездена мы немцев не видели – они убегали, оставляя все, бросая свои дома. А здесь относились к нам очень хорошо. Я постучалась, выходит молодая немка. «Перманент», – говорю. А она: «Битте, битте!»

Завела меня в летнюю постройку, усадила и стала готовить к химической завивке. Потом накрутила бигуди в проволочках, подключила их к какой-то электрической машине, типа нашей керосинки. Вода кипела, и бигуди нагревались. И тут вдруг – стук в двери. Она говорит мне: «Битте, подождите меня здесь». И ушла. И нет ее. И нет! У меня уже все печет, я стала подумывать: может это все специально организовано и она уже не придет, а я тут сейчас сгорю? Присмотрелась к прибору, дернула проводок, который шел от меня, и гул прекратился, «машинка» остановилась.

Ну, что же делать дальше? Вся голова у меня в перекрученных между собой проводках, сама не выпутаюсь. Идти я не решилась – решила ждать. Часа два ее не было. Вдруг – прибегает: «Битте фрау, извините – проверяли документы!»

Она быстренько поснимала бигуди, расчесала меня и сказала, что я правильно все сделала. И тут я вспомнила, что ни у кого не отпросилась и, скорее всего, в части сейчас уже паника из-за моей пропажи. Спрятала я тщательно прическу под берет, сказала «данке» и побежала. Она меня проводила очень вежливо.

Улица пустая – иду, переживаю. А на входе в часть – солдат как закричит на меня: «Ты где лазила? Ее весь дивизион ищет, а она расхаживает! Вот сейчас тебе дадут!» Возмутилась я: «Ты почему со мной так разговариваешь!» А сама понимаю: сейчас будет еще хуже…

Пришла к начальнику дивизиона, он: «Галя, где ты была? Почему без разрешения пошла? Тебя дивизион искал по Дрездену! Я тебя недавно на гаупвахту отправлял, а ты – опять? Это же враги, тебя могли схватить, убить, закопать, и никто бы никогда не узнал, где ты делась!»

Я отвечаю: «Буду правду говорить – завивку делала...» Кстати, сделала мне немка ее тогда хорошо, я потом помыла голову и увидела, как получилось.

В Дрездене, перед Победой, мы встретились с мужем…

Страничка Г.Д. Соболевской на сайте «Подвиг народа» с фрагментом представления к медали «За боевые заслуги»

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1159