Возможно ли добиться импортозамещения одной защитой местных производителей?
21.05.2015 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Прошло уже практически полгода с того момента, как Россия, Белоруссия, Казахстан, а затем и Армения договорились жить по новым правилам, которые были закреплены в Договоре о создании Евразийского экономического союза. Совсем недавно к союзу четырех присоединился и пятый участник – Кыргызстан, о чем было официально объявлено 8 мая на заседании Высшего евразийского экономического совета.

Таким образом,  ЕАЭС, несмотря на имеющиеся сегодня противоречия и все еще достаточно размытую стратегию дальнейшего развития, продолжает привлекать к себе внимание и в будущем вполне может стать главным центром экономического и политического притяжения в Евразии. Об этом свидетельствуют и готовящиеся соглашения о создании зоны свободной торговли с Вьетнамом, Израилем и Индией. Все больший интерес проявляет к союзу китайское руководство.

Необходимо отметить, что сотрудничество с Пекином уже давно является одним из важнейших направлений международных торгово-экономических отношений не только России, но и Белоруссии: по итогам 2014 г. Китай занял третье место среди стран вне СНГ по объему товарооборота, восьмое – по объему экспорта и второе – по объему импорта в республику. Более того, впервые в мае нынешнего года в Минске побывал и председатель КНР Си Цзиньпин, совершавший рабочее турне по странам ЕАЭС. По итогам переговоров был подписан не только Договор о дружбе и сотрудничестве между Республикой Беларусь и Китайской Народной Республикой, но и около 50 различных инвестиционных договоров и проектов. В массе своей они соответствуют нынешней общей идее сотрудничества и слияния рынка Евразийского союза с не менее грандиозным китайским экономическим проектом «Шелковый путь».

Однако вместе с открывающимися после визитов китайского руководства в Москву, Астану и Минск перспективами перед странами ЕАЭС возникает и ряд дополнительных проблем, которые неизбежно появятся в случае планируемого создания зоны свободной торговли (ЗСТ) с Китаем. Здесь речь идет, в первую очередь, об одном из главных на сегодняшний день вопросов – необходимости защиты рынка ЕАЭС от потока импортной продукции и осуществлении всеобщей программы импортозамещения. Очевидно, что создание ЗСТ с Китаем может поставить под угрозу все начинания стран Евразийского союза, так как поток китайских товаров на рынок союза в этом случае только усилится. И поэтому уже сегодня и в Белоруссии, и в России, и в Казахстане все больше стали говорить о необходимости ужесточения контроля за ростом импорта.

 Например, белорусское руководство решило в самые кратчайшие сроки разработать комплекс мероприятий, направленных на существенное снижение импорта во внутреннем товарообороте страны, так как за последние два года его доля выросла с 41% до 53,2%. И это при том, что, согласно мировой практике, отечественные производители оказываются под угрозой разорения уже начиная с 25%. Проблема усугубляется тем обстоятельством, что сегодня от импортных товаров в Белоруссии страдают наиболее развитые отрасли экономики: производство обуви (в 2014 г. в стране было произведено 13 млн. пар обуви, а импортировано 14,8 млн. пар), телевизоров и сложной бытовой техники (доля импорта в прошлом году достигала по отдельным позициям рекордные 89,8%), а также легкая промышленность и машиностроение.

Исходя из сложившейся ситуации, в Минске предполагают, что нынешнюю проблему необходимо решать комплексно, в том числе и за счет стимулирования отечественных производителей. Поэтому одной из ключевых мер по борьбе с импортом должно стать усиление влияния государственных органов на товарное насыщение рынка, хотя подобные меры, принятые еще в прошлом году, до сих пор не дали серьезных результатов. Необходимо отметить, что сегодня в республике не идет речь о каком-то простом введении заградительных пошлин, тем более что в рамках ЕАЭС сделать это крайне сложно.

Среди приоритетных мер, в первую очередь, намечается более жесткое регулирование торговых сетей в части наличия на полках отечественных товаров. Планируется усилить контроль и за деятельностью интернет-магазинов. Особое внимание будет уделено решению вопроса эффективности работы государственных оптовиков, которые должны стать основой для продвижения белорусских товаров. Поэтому и предлагается наделить подразделения Министерства торговли статусом товароведческих республиканских центров по оценке потребительских характеристик белорусских товаров. Насколько эффективными будут предложенные мероприятия, покажет время. Однако уже сегодня понятно, что подобная политика может натолкнуться на ряд проблем в рамках ЕАЭС, где сами же белорусы и являются главными инициаторами отмены любых ограничений, барьеров и прочих заградительных механизмов. И в данном случае действия Минска должны быть скоординированы с политикой партнеров, которые не менее озабочены поддержкой национальных производителей.

 В том же Казахстане, деятельность которого в рамках ЕАЭС всегда исходила из национальных интересов, уже неоднократно поднимался вопрос о необходимости защиты местных производителей от более доступной продукции из России. По имеющейся сегодня информации, Национальной палатой предпринимателей РК из-за падения курса российского рубля уже неоднократно предлагалось ввести временные торговые ограничения в отношении импортной продукции. Дополнительно к этому сегодня предлагается осуществить точечное субсидирование предприятий, занятых в сельском хозяйстве и пищевой промышленности, а также внедрить комплексный план по импортозамещению в рамках действующих государственных программ развития промышленности. При этом казахская сторона оперирует статьями Договора о создании ЕАЭС: ст. 46 «Меры нетарифного регулирования», ст. 48 «Применение специальных защитных, антидемпинговых и компенсационных мер», ст. 49 «Меры защиты внутреннего рынка», а также ст. 50 «Иные меры по защите внутреннего рынка». Правда, все они, так или иначе, связаны с торговлей с третьими странами и их довольно сложно применить в рамках работы внутри союза.

Поэтому в Казахстане в настоящее время ищут дополнительные инструменты защиты местных производителей. Например, расширяется применение механизма выбора в процедуре государственных закупок только местных товаров, даже несмотря на их завышенную стоимость по сравнению с зарубежными аналогами. К слову, нечто подобное применяется сегодня и в России с целью развития программы импортозамещения и уже не раз вызывало крайнее недовольство со стороны ее партнеров.

Применяя схожие с российскими механизмы, Казахстан преследует главную цель – ограничить увеличившийся поток импортной продукции не только из России, но и Китая, с которым, как уже указывалось выше, ЕАЭС планирует заключить соглашение о ЗСТ. И с этой точки зрения действия Астаны, как впрочем, и Минска, абсолютно понятны и предсказуемы – Евразийский экономический союз, дав республикам возможность получить более свободный доступ к российскому рынку, поставил перед ними новые вызовы, решить которые в одиночку, не нарушив достигнутые ранее договоренности, оказалось достаточно сложно.

Необходимо отметить, что в подобной ситуации оказалась и Россия. Москва, которая максимально открыла рынок для своих партнеров по союзу и в тоже время начала санкционное противостояние с ЕС и США, оказалась, по сути, не готова к проблеме импортозамещения. Хотя в руководстве страны и заявляют об определенных позитивных моментах в данном направлении. Например, еще зимой было отмечено, что «доля российских товаров на полках сетевых магазинов с момента введения продовольственного эмбарго выросла на 2-10% – в зависимости от формата торговой сети», а на фоне резкого сокращения импорта наметилось и увеличение внутренних поставок. Однако данная тенденция по-прежнему выглядит недостаточной.

Поэтому, как и в иных странах ЕАЭС, в России не прекращают поиск вариантов изменения сложившейся ситуации. Так, еще в прошлом году Минсельхоз РФ предложил запретить государственные закупки импортных продуктов. Зимой российские парламентарии задумались о запрете торговым сетям осуществлять прямые закупки сельхозпродукции за рубежом, а в марте в Госдуме и вовсе предложили обязать торговые сети отдавать часть площадей (50-70% от общей площади) продуктам российского производства, как это уже фактически сделано в Белоруссии.

Правда, большинство экспертов в последнем предложении видят низкую эффективность, что подтверждается и нынешней белорусской реальностью: административные меры не смогли остановить импорт, а только привели к росту различных махинаций со стороны предпринимателей. Теперь импортные товары попросту перефасовываются или проходят незначительную доработку (например, к иностранным ваннам прикручивают ножки, или продуктовые товары переупаковывают в местную тару), после чего отправляются в продажу под брендом «Сделано в Беларуси». Нечто подобное многие эксперты ожидают и в России, а потому крайне скептично относятся к предложениям российских парламентариев.

Как видно, в настоящее время страны ЕАЭС рассматривают практически идентичные друг другу пути решения проблемы импорта, которая повсеместно имеет единый корень – недостаточную конкурентоспособность местной продукции в сравнении с импортными аналогами. Если к этому добавить возможную легализацию всего товарного потока из Китая, значительная часть которого сегодня попадает в Россию, Казахстан и в меньшей степени Белоруссию нелегально, то масштаб грядущей проблемы выглядит потрясающе. Поэтому помимо самостоятельных действий участники Договора о ЕАЭС уже сегодня рассматривают возможность совместных мер по защите национальных и общего рынков.

Например, помимо совершенствования законодательства, достаточно перспективным видится появление статуса «Товар ЕЭАС», что могло бы ограничить поставки импортной продукции и создать более комфортные условия для конкуренции внутри союза. Об этом в очередной раз было заявлено 13 мая на пресс-конференции в Минске членом коллегии по промышленности и агропромышленному комплексу ЕЭК Сергеем Сидорским. По его словам, через год-два страны ЕАЭС смогут перейти на единую маркировку своих товаров, что позволит не только защитить внутренний рынок, но и «даст нашим производителям возможность активно продвигать свою продукцию под единой маркой на рынках третьих стран».

Помимо этого, в связи с отсутствием доступной информации как об отечественных производителях и аналогах импортной продукции, так и о заказчиках, в Белоруссии, Казахстане и России планируется создать специализированые органы информационной поддержки. Например, в России с 1 июля 2015 г. вступит в силу закон «О промышленной политике», один из разделов которого посвящен реализации государственной информационной системы промышленности, частью которой станет Национальный центр поддержки импортозамещения. В Белоруссии подобные функции возложены на Министерство торговли и ряд иных государственных органов, а в Казахстане, в первую очередь, на Национальную палату предпринимателей.

Однако при всех положительных моментах необходимо констатировать, что нынешний процесс импортозамещения и защиты внутреннего рынка ЕАЭС продолжает тормозиться одинаковыми для всех стран проблемами. Во-первых, это серьезная бюрократическая волокита и нежелание торговых сетей упускать прибыль, которую гораздо проще получить, работая с уже зарекомендовавшими себя товарными брендами. Во-вторых, невозможность быстрого расширения местного производства из-за несовершенства структуры сырьевой базы и достаточно больших сроков окупаемости новых проектов. В-третьих, до конца несформированное и порой противоречивое законодательство ЕАЭС. О последнем, в частности, свидетельствует недавнее предложение ЕЭК с 2016 г. разрешить параллельный импорт на территорию союза некоторых групп товаров народного потребления.

Если данный закон будет принят, то его применение, по мнению ряда экспертов, может крайне отрицательно сказаться на отечественных производителях, так как ввоз товаров из-за границы начнет расти, а не уменьшаться. Справедливости ради необходимо отметить, что в нынешних условиях в целях защиты внутреннего рынка уже вряд ли будет достаточно просто ввести ограничения или повысить пошлины. Сегодня наряду с поддержкой отечественного производства поиск все же надо вести в направлении выработки экспортно ориентированной политики. При создании конкурентоспособных предприятий местные рынки со временем будут насыщены качественными товарами местного производства, и необходимость в заградительных мерах отпадет сама по себе.

Таким образом, можно констатировать, что нынешняя проблема защиты национальных производителей в странах ЕАЭС как по отдельности, так и в целом имеет весьма серьезный характер. К сожалению, из-за несовершенства существующего законодательства, а также несогласованности действий защитные меры стран-участниц союза зачастую входят в противоречие друг с другом и не позволяют пока найти компромиссное решение. В этой связи единственно возможным путем выхода из сложившейся ситуации видится совместная работа по выработке общих принципов процесса импортозамещения, а также повышение конкурентоспособности местных товаров. Только в этом случае странам ЕАЭС удастся избежать новых «торговых войн», а значит, и продолжить процесс интеграции и вовлечения в него новых участников.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:999