Кредиты для Белоруссии – спасение или очередная ловушка?
02.06.2015 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Приходится констатировать, что нынешний экономический кризис в Белоруссии вполне может затянуться не на один год, а возможности государства в преодолении как его причин, так и последствий, к сожалению, являются весьма ограниченными. Конечно, создание Евразийского экономического союза должно способствовать различного рода реформам, направленным на исправление ситуации в республике, однако, как показывает мировая практика, одних только благоприятных условий бывает недостаточно. Поэтому белорусское руководство всеми силами пытается найти дополнительные источники финансирования, чтобы не только удержать страну от экономического коллапса, но и попытаться создать современное и конкурентоспособное производство в условиях формирования общего евроазиатского пространства.

Сегодня у Белоруссии возможностей привлечения как прямых инвестиций, так и кредитных ресурсов с формальной точки зрения довольно много. Однако на деле все они сводятся всего лишь к трем основным направлениям, и на некоторых из них белорусов могут ожидать серьезные разочарования и непредсказуемые последствия. Во-первых, это финансирование со стороны международных валютно-кредитных организаций, контролируемых США и Евросоюзом, таких как, например, Международный валютный фонд, Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития. Во-вторых, кредиты от Китайской Народной Республики. В-третьих, субсидирование и кредитование Россией. И каждое из трех направлений скрывает в себе ряд особенностей, которые могут негативно сказаться на будущем страны.

Начать, пожалуй, стоит с западных кредитных организаций, о сотрудничестве с которыми в Минске в последнее время говорят все больше, заявляя о своей готовности пойти на любые условия ради получения финансовой помощи от МФВ или иной международной структуры, которые также активизировались на белорусском направлении. По мнению ряда местных аналитиков, которые, как правило, финансируются западными фондами, более тесное сотрудничество с МФВ или ВБ может позволить стране не только получить дополнительные финансовые вливания и западные технологии, но и станет инструментом, который принудит Минск пойти на реформирование своей экономики по западному образцу.

Однако подобные радужные заявления являются, скорее, очередным проявлением преклонения перед Западом и доказывают общую направленность белорусской оппозиционно настроенной элиты. Выступая за западные кредиты, никто, как правило, не хочет вспоминать о том, что тот же МВФ является, по сути, обыкновенной коммерческой организацией, главной задачей которой всегда являлось зарабатывание денег. Поэтому абсолютно все его рекомендации в конечном счете сводятся лишь к тому, что страна-кредитополучатель должна обеспечить стабильную выплату долга и процентов по нему, вне зависимости от ее реальных возможностей. В том случае, если государство не в состоянии заработать, оно обязано залезть в карманы к своим гражданам.

И такое отношение к должникам практикуют абсолютно все международные структуры, а результат этого всегда одинаков – преддефолтное состояние экономики, рост социальной напряженности, переход собственности должника в руки западных кредиторов и т.д. Примером может служить нынешняя ситуация в Аргентине и Греции, а также будущее Украины. Нечто подобное предлагается сегодня и Белоруссии, у которой, к слову, все еще есть что отобрать: по имеющейся информации, республика располагает собственностью на сумму в 100 млрд. долларов, что является лакомым куском для западных толстосумов, как с точки зрения наполнения своих карманов, так и для уничтожения конкурентов.

Дело в том, что, предлагая свои кредитные программы под проценты, которые, как правило, ниже, чем, например, у России, МВФ и ему подобные организации ставят кредитополучателя в куда более жесткие рамки, требуя от него проведение весьма своеобразных реформ. Например, по так называемой программе stand-by Международный валютный фонд выделяет деньги только на заранее согласованные с ним цели, что тщательно контролируется различными мониторинговыми миссиями. Более того, условия выделения подобного кредита практически одинаковы для всех стран, которые его запрашивают, в том числе для Белоруссии, что в очередной раз было подтверждено в середине мая, когда исполнительный совет директоров МВФ опубликовал свой отчет о состоянии дел в экономике республики.

Сегодня, как и прежде, фонд настоятельно призывает Минск «принять и решительно реализовать смелую программу реформ с хорошо спланированной последовательностью действий»: провести либерализацию цен, что неизбежно приведет к их повышению, в том числе и на энергоносители в 2-3 раза; вывести тарифы на услуги предприятий коммунального хозяйства и транспорта на уровень полного возмещения затрат (повышение цен в 3-3,5 раза), остановить рост заработной платы, что якобы поможет ограничить спрос и закрепить повышение конкурентоспособности в результате снижения курса белорусского рубля; ликвидировать большинство из нынешних социальных льгот, оставив лишь адресную поддержку; повысить пенсионный возраст, отказаться от обязательных целевых показателей для предприятий, а также провести приватизацию промышленного и банковского сектора и продолжить либерализацию курса национальной валюты. Все это, по мнению западных финансистов, позволит белорусам модернизировать экономику и начать выход из экономического кризиса.

Правда, международные эксперты предпочитают не говорить о возможных последствиях подобной политики. С одной стороны, это резкое обнищание населения и рост социальной напряженности вследствие сокращения государственных расходов в социальной сфере. С другой же – постепенная деградация национальных производителей, что связано с дополнительными условиями МВФ: кредитные линии всегда включают в себя список определенных «предпочтительных» технологий и компаний, которые должны прийти в страну. Это означает, что крупные корпорации получают возможность беспрепятственно проникать на кредитуемый рынок, используя МВФ как гаранта выплат по реализации своих проектов. В результате местные компании, как правило, не выдерживают конкуренции и вынуждены либо закрываться, либо «вливаться» в состав западных структур. При этом все это делается с невинным видом под лозунгами спасения экономики.

К сожалению, официальный Минск сегодня действительно готов пойти на любые условия, чтобы получить западную финансовую помощь, что отмечают и в самом МВФ. По заявлению исполнительного совета директоров фонда, они с радостью восприняли информацию о снижении в Белоруссии роста целевого кредитования в прошлом году (новое кредитование, по их мнению, надо еще больше сократить в текущем году и отменить в среднесрочной перспективе), а также намерении властей и дальше повышать гибкость обменного курса и ограничивать рост зарплат. Причем западным толстосумам этого все еще мало – от Минска по-прежнему требуют «надежной и твердой приверженности на самом высоком уровне в реализации комплексного пакета глубоких структурных реформ и последовательной макроэкономической политики». К чему может привести подобное заигрывание с МВФ и схожими ему структурами в будущем, указывалось выше.

Не лучшим образом обстоят дела и с кредитованием со стороны Китая, который в Белоруссии сегодня объявили чуть ли не спасителем экономики страны. Последнее особенно ярко проявилось во время посещения республики китайской делегации во главе с председателем КНР Си Цзиньпинем 10-12 мая. К данному визиту белорусское руководство готовилось весьма основательно, стремясь продемонстрировать свое особое расположение к Пекину в расчете получить от него финансовую и иную помощь. В результате официально было объявлено о крайне удачных переговорах, которые позволили заключить несколько десятков различных договоров и соглашений, в том числе и по вопросу кредитования белорусской экономики. Однако на самом деле получение заявленных 18 млрд. долларов потенциальных экономических выгод от сотрудничества с Пекином в будущем выглядит крайне сомнительным, особенно если учитывать, на каких условиях подписываются белорусско-китайские договоры.

 Ситуация заключается в том, что из объявленных в свое время министром экономики Белоруссии В. Зиновским более 7 млрд. долларов китайских кредитов речь сегодня может идти о сумме в два раза меньшей. Её составляют: 330 млн. для строительства инженерной и транспортной инфраструктуры стартовой зоны Китайско-белорусского индустриального парка и организации производства по сборке легковых автомобилей «Geely»; две 15-летние кредитные линии для реализации проектов в транспортной сфере, энергетике, промышленности, инфраструктуре и в малом и среднем бизнесе на общую сумму в 1 млрд. долларов; еще 1,4 млрд. на строительство нового горно-обогатительного комплекса на сырьевой базе Нежинского участка Старобинского месторождения калийных солей, а также 500 млн. долларов для развития инфраструктуры Белорусской железной дороги в рамках реализации китайской концепции «Экономический пояс Шелкового пути». И это, пожалуй, все, что Белоруссия может получить в ближайшей перспективе.

Однако и в этом случае Минску особо рассчитывать на то, что деньги будут работать на местную экономику, не стоит, так как все китайские кредитные линии являются «связанными». Это означает, что Пекин вкладывает свои средства в собственный экспорт, а не в белорусскую экономику: общая доля китайского оборудования, работ, услуг и прочего должна составлять не менее 50% от общей стоимости каждого согласованного индивидуального проекта. То есть большая часть денег в Белоруссии даже не появится, оставшись в Поднебесной, а Минск при этом останется еще и должен. Да и положить полученные средства в свой золотовалютный резерв, как того очень хочется белорусским чиновникам, также вряд ли удастся, так как все проекты должны осуществляться под контролем партнеров из Китая.

Единственное, что белорусы могут записать себе в актив, это возможность получения новых технологий, что, впрочем, также таит в себе определенную опасность. Известно, что Китай неохотно делится собственными разработками, но успешно занимается промышленным шпионажем. Поэтому можно ожидать, что все выше обозначенные проекты и соглашения призваны не принести в Белоруссию технологии, а «украсть» то последнее, что еще осталось у местных разработчиков. И в этом плане Минск может потерять куда больше, нежели приобрести.

На сложившуюся ныне ситуацию с кредитованием белорусской экономики и ее дальнейшими перспективами не лучшим образом влияет и сокращение субсидирования со стороны России, которая, несмотря на собственные проблемы, никогда не отказывалась от реальной помощи белорусам. Однако сегодня в Кремле уже нет ни серьезных возможностей, ни особого желания финансировать Белоруссию в прежних объемах, особенно на фоне неприкрытого сближения Минска и Запада. Правда, по мнению ряда экспертов, именно последнее и толкает белорусов в объятия Брюсселя, по сути, замыкая круг.

Как известно, сегодня по-прежнему не решен вопрос о возможности выделения Россией запрошенных Минском ранее 2,5 млрд. долларов: Москва выделила лишь 110 млн. долларов на обслуживание процентов по предыдущим кредитам. Хотя вместе с этим российское руководство и решило провести «пролонгацию существующих кредитных обязательств» белорусов, чтобы облегчить их задачу по выплате долгов в 2015 г., что уже немало, учитывая, что Минску необходимо выплатить по своим обязательствам около 4 млрд. долларов. К тому же нельзя забывать и о том, что, в отличие от Запада и КНР, Россия, как правило, не предъявляла к Белоруссии каких-то особых требований, кроме «выполнения обязательств по уплате процентов и погашению основного долга по ранее предоставленным Российской Федерацией госкредитам, а также кредитам, полученным из Антикризисного фонда ЕврАзЭС». И даже когда Минск не до конца выполнял взятые на себя ранее обязательства, Москва все равно продолжала финансировать белорусскую экономику, даже в ущерб себе. Проще говоря, попытки найти компромисс между двумя сторонами никогда не прекращались, что в очередной раз подтвердил приезд в Минск вслед за китайской делегацией главы Сбербанка России Г. Грефа.

Таким образом, на сегодняшний день перед белорусами стоит поистине глобальная проблема – получить максимально возможное финансирование с наименьшими для себя потерями. Однако, как уже указывалось выше, решить ее при помощи Пекина или международных валютных организаций будет практически невозможно. С одной стороны, Западу Белоруссия интересна не в качестве равноправного партнера, а как очередная возможность неплохо заработать и позлить Россию. С другой – китайские товарищи рассматривают Минск всего лишь как «важную узловую платформу» в своем проекте «Экономический пояс Шелкового пути», а значит, только в связке с Россией и Казахстаном, что также не способствует поступлению в республику значительных средств напрямую.

Поэтому наиболее вероятным и менее проблемным путем, как и прежде, является сотрудничество с Россией и финансовыми структурами Евразийского экономического союза, для которых удержание белорусской экономики на плаву и ее дальнейшее развитие также важно, как и для самих белорусов.

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1092