Украинско-грузинский экспансионизм в Причерноморье
04.06.2015 | Владислав МАКАРОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

В Киеве во время митинга, посвященного Дню независимости Грузии, из уст Тамары Шавладзе, активистки Альянса балто-черноморских наций, прозвучали следующие слова: «Я верю, – ответила она, – когда в Причерноморье не будут стоять российские войска, у нас не будет границы. У нас будет общее море, Черное море, которое будет и грузинское, и украинское. Это будет обязательно. Чуть-чуть дадим туркам. Но турки еще должны вернуть то, что они в свое время забрали».

Что это? Умышленная провокация или геополитическое невежество? Неужели Украина и Грузия, не обладающие ни геополитическим весом, ни экономическим потенциалом, намерены диктовать свои условия двум самым мощным черноморским державам – России и Турции? Очевидно, что популизма в этом заявлении больше, чем здравого смысла. Но само по себе такое заявление родилось в дни обострения российско-украинских отношений не случайно.

Черное море всегда находилось в фокусе внимания украинского национализма. Его адепты, понимая, что самостийную державу на отрогах Карпат не создать, грезили Украиной «от Сана до Дона». Такая Украина имела бы выход сразу к двум морям – Черному и Азовскому.

Для оправдания таких аппетитов украинские националисты выдали на-гора массу псевдоисторических версий о будто бы извечном присутствии украинской государственности на черноморских берегах. Географ-националист Степан Рудницкий, уроженец Австро-Венгрии, рисовал Украину от Сана до берегов Каспия; террорист-неудачник Николай Михновский (в 1904 г. пытался взорвать памятник Пушкину в Харькове) был скромнее в запросах и видел Украину от Сана до Кавказа.

И это еще самые скромные варианты территориальных претензий самостийной Украины! Михаил Колодзинский (1902-1939), основоположник «военной доктрины» украинского национализма, видел восточную границу Украины на Алтае (!): «Мы, выстраивая украинскую державу, должны отодвинуть границу Европы до Алтая и Джунгарии. Европе как раз не хватает этого пространства. Украина призвана связать это пространство с Европой политически, экономически и культурно… а фраза «на грани двух миров» получит реальный смысл... Как Цезарь, добывая Галлию, открывал целую Европу для римской культуры и цивилизации, так и наши националистические революционные армии должны открыть для западноевропейской культуры пространство, простирающееся на юг и юго-восток от Украины...»

Может, эти воспаленные сентенции остались в далеком прошлом? Отнюдь нет. Командир карательного батальона МВД Украины «Днепр-1» Юрий Береза заявил, что до 1917 г. Украина имела с Грузией общую границу и теперь эту границу надо вернуть. О том же говорила и упомянутая выше Т. Шавладзе.

Видимо, под общей украинско-грузинской границей они подразумевают весьма недолгое существование в годы Гражданской войны кубанского сепаратизма, которому покровительствовала прогермански настроенная Украинская Народная Республика. Присоединения Кубани к УНР желало меньшинство казаков, и тайные интриги УНР окончились явным «пшиком».

Ю. Береза, очевидно, вдохновился идеями Юрия Липы (1900-1944). Сей «геополитик» украинского национализма в своей «Черноморской доктрине» выказывал желание создать антироссийский блок причерноморских государств, утверждая, что ключевой геополитической осью для самостийной Украины должен быть не запад-восток, а север-юг. Украина в его изложении – это геополитическая скрепа, цементирующая черноморское пространство и способная сплотить вокруг себя Румынию, Болгарию, Турцию, Грузию и т. д. В мечтах Ю. Липы удачное претворение этого плана в жизнь привело бы к тому, что постепенно прибалтийские страны переориентировались бы на Украину и ведомый ею черноморский союз.

Экстраполируя эти мечты на сегодняшнюю ситуацию, зададимся вопросом: кого в состоянии объединить Украина и Грузия, которые сами существуют, как высказался Бисмарк, «милостью соседей» и откуда стремглав бегут национальные меньшинства? Львиную долю украинского и грузинского бюджетов составляют денежные переводы из России, против которой они собрались воевать.

Чтобы быть геополитическим магнитом для всего региона, государство-инициатор должно обладать стабильным политико-экономическим потенциалом, в разы превышающим таковой у других стран региона. Иначе сила политического притяжения государства-инициатора не сможет конкурировать с силой их центробежного отталкивания.

Украина и Грузия, даже сложенные вместе, таким потенциалом не обладают. Ноль – всегда ноль, пока перед ним не поставят единицу. Такой единицей сегодня выступают не Украина или Грузия, а Соединенные Штаты и Евросоюз. Это с их подачи в 2014 г. в Киеве было объявлено о создании Альянса балто-черноморских наций как антироссийского союза фашиствующих государств. Сегодня в Румынии, Молдавии, Литве, Латвии, Эстонии, Украине и даже в Болгарии «коричневое» объявлено белым, коллаборационизм с Третьим рейхом – проявлением патриотизма.

Альянс балто-черноморских наций – не что иное, как «дуга фашизации» от Балтики до Кавказа. Определенная ставка делается на кавказских радикалов-исламистов, с которыми у Тбилиси сложились партнерские отношения, а Украина такие отношения стремится установить.

Гремучая смесь «неонацизм плюс исламский экстремизм» способна превратить пространство от Балтики до Кавказа в зону кровавого хаоса, но не стабилизировать его. Это и есть задача созданного в Киеве в 2014 г. Альянса балто-черноморских наций. Никакого конструктивного объединения не будет. Будет лишь аккумулирование деструктивных импульсов, передатчиками которых служат Киев и Тбилиси.

Присутствие флага Грузии на киевском майдане никого не удивляло

Остаются еще вопросы к рассмотрению. Киев собирается строить общую границу с Грузией. Тбилиси, видимо, не «против». Как быть с населением, проживающим в «коридоре», который соединяет Кубань с Грузией? Захотят ли черкесы, ногайцы, карачаевцы, абазины и другие народы жить в «самостийной» Украине? Вряд ли. Но украинских национал-фантазеров это не смущает: на сайте организации «"Трезубец" им. С. Бандеры», лидером которой долгое время был Дмитрий Ярош (позже вошла в состав «Правого сектора»), утверждается, что этнические украинские территории достигают Геленджика и Туапсе. Украинский национализм – это не оборонительная, а экспансионистская идеология.

И еще вопрос: как на выпады по поводу того, что турки кое-что «должны» Украине и Грузии, отреагирует Турция, одна из самых влиятельных причерноморских стран, чей голос имеет вес и на Ближнем Востоке, и в Северной Африке, и в Закавказье, т. е. там, где Киев и Тбилиси не могут говорить даже шепотом? Анкаре Альянс балто-черноморских наций может пригодиться только в том случае, если под давлением Вашингтона будут окончательно испорчены отношения с Россией. Тогда Анкара воспользуется альянсом, как инструментом, который берут в руки в момент надобности и оставляют в сарае, когда он не нужен. Инициатива все равно будет тогда в руках не Киева и Тбилиси, которые не в состоянии объединить свои территории, не то что чужие. Турция и прочие «тяжеловесы» будут решать, кому сколько «отрезать» от геополитического пирога, Киеву же и Тбилиси останется лишь довольствоваться крохами с барского стола.

__________________

Фото – http://rlstv.anti-maidan.com/tag/725/news?tag=725&

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:808