Россия и Польша: что ожидать от нового президента в ближайшем будущем?
10.06.2015 | Константин КЛОЧКОВСКИЙ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Отказ от встречи вновь избранного польского президента Анджея Дуды (вступит в должность 6 августа) с президентом Украины П. Порошенко под предлогом сильной занятости вызвал многочисленные комментарии. Со скорым появлением в президентской резиденции Бельведере нового первого лица стали даже связывать возможность «перезагрузки» польско-российских отношений, изменения внешней политики Польши на востоке.

В самой стране избрание А. Дуды также вызвало массу разных суждений, оценок и прогнозов.  Они тесно связаны с ожиданием того, в какой степени А. Дуда сможет дистанцироваться от идеологии и руководства партии «Закон  и справедливость», в первую очередь ее лидера Я. Качиньского, и стать самостоятельным политическим лидером, который может скорректировать внешнеполитический курс Польши. Проблема заключается в том, что в партийных кругах популярна внешнеполитическая доктрина Е. Гедройца, согласно которой независимость Польши обусловлена суверенитетом Украины, Белоруссии и Литвы, точнее степенью независимости последних стран от России. В этой связи внешняя политика Польши должна быть направлена на ослабление российского влияния в этих странах. Понятно, что такая концепция в той или иной степени чревата конфликтным потенциалом в польско-российских отношениях, в частности противоречит идее Евразийского экономического союза.    

В целом же в польских СМИ доминирует точка зрения, что при А. Дуде не следует ожидать отхода от конфронтации с Россией, отказа от экономических санкций и политики, направленной на поддержку правительства П. Порошенко. С другой стороны, грядущие парламентские выборы в сейм вынуждают искать поддержки избирателя, в том числе той части электората, которая крайне негативно воспринимает культ ОУН-УПА, хранит память о Волынской резне и осуждает попытку смотреть сквозь пальцы на текущую украинскую историческую политику.

Не стоит забывать о том, что А. Дуда получил сильную поддержку именно в восточных, пограничных с Украиной, регионах страны, где память о негативном опыте польско-украинских отношений во время Второй мировой войны присутствует в массовых настроениях. Скорее всего, именно этими соображениями следует объяснить отказ Дуды от личной встречи с украинским президентом. Можно предположить, что пока на официальном уровне он воздержится от публичной демонстрации безоговорочной поддержки действий Киева, которые могут вызвать обвинения в поддержке идеологии радикальных украинских националистов.

Поскольку в Польше существует смешанная республиканская форма правления, а сейм располагает действенными инструментами давления на президента и правительство, то необходимость обеспечения на выборах в сейм в октябре 2015 г. победы лояльных новому президенту политических сил, в первую очередь партии «Закон  и справедливость», является важным условием устойчивости нового президента. В этой связи пренебрегать голосами тех, кто негативно реагирует на героизацию лидеров ОУН-УПА, было бы с его стороны недальновидно.     

В предвидении осенних парламентских выборов А. Дуда воздержится выступать с инициативами, направленными на эскалацию конфликта в Донбассе и усиление вмешательства в него Польши

Характеризуя политические взгляды А. Дуды, следует отметить, что во время прошедшей президентской избирательной кампании он не делал «скандальных» заявлений в духе другого кандидата – Я. Корвина-Микке, который мог, например, заметить, что понимает Россию и ее отношение к Крыму. Напротив, будущий польский президент последовательно осуждал российскую политику в отношении Украины. Накануне переговоров в феврале 2015 г. в Минске депутат Европейского парламента А. Дуда заявил, что эти переговоры, в которых участвуют Германия и Франция, больше всего напоминают формат Ялтинских соглашений. По его мнению, вместо того чтобы в них принимали участие официальные представители Европейского союза, отражающие общую позицию европейских государств-членов ЕС, на них будут присутствовать исключительно политические лидеры Франции и Германии, которые никаких полномочий от Брюсселя не получали. Тогда Дуда осудил отсутствие на встрече непосредственно заинтересованных государств – Польши, Словакии, Венгрии,  Румынии. Будущий президент утверждал, что необходимо отстаивать целостность Украины, не признавая присоединения Крыма к России. При этом в политике поддержки Украины не следует считаться с экономическими издержками и не идти на компромисс с Россией, поскольку, по его мнению, вся европейская история XX в. подтвердила, что любое нарушение суверенитета и границ чревато смертельной угрозой.

Во время слушаний в Европарламенте в марте текущего года А. Дуда охарактеризовал события на Украине как пример первого после Второй мировой войны в Европе нападения одного государства на другое с целью захвата территории.  Наконец, депутат и будущий президент подытожил оценку политической ситуации в России выводом о том, что там нет демократии.

Во время первых теледебатов на телеканале TVN24 А. Дуда назвал президента России агрессором и в ответ на вопрос ведущей, приедет ли он в Москву, получив приглашение российского коллеги, отметил, что пока на Украине не установится мир, он не хотел бы посещать российскую столицу. По его мнению, Европейский союз должен приложить максимум усилий для того, чтобы выступить единым фронтом на пути «российского империализма». Интересно, что примером прозорливости и активной позиции он посчитал деятельность президента Л. Качиньского во время российско-грузинского конфликта в августе 2008 г.          

Однако на последних теледебатах 21 мая 2015 г. накануне второго тура голосования А. Дуда, фактически отказавшись от конкретизации позиции Польши в отношении Украины, отметил, что его страна должна проводить оборонительную политику и не входить в конфликт с Россией. Интересно, что, сделав это заявление, кандидат в президенты отметил, что он будет прислушиваться к мнению граждан страны. Можно предположить, что нагнетание антироссийских настроений в СМИ имело негативным следствием увеличение опасений в польском обществе на предмет возникновения войны.  В этой связи А. Дуда специально акцентировал, что вся внешняя политика в его президентство будет направлена на обеспечение мира для поляков.

Для решения украинского вопроса, сущность которого избранным президентом все же связывается с «агрессией» России, Дуда предлагает действовать исключительно в рамках международных организаций и объединений, т.е. НАТО и Европейского союза. Впрочем, во время обмена репликами с Б. Коморовским он вновь назвал президента России агрессором и сказал, что в нынешних условиях приглашение В. Путина в Гданьск на празднование годовщины окончания Второй мировой войны было бы невозможным. В интересах польской безопасности, по мнению победителя выборов, создание системы постоянных баз НАТО на территории Польши, причем смешанного состава. Это позволило бы модернизировать польскую армию. Более того, восточный фланг НАТО должен переместиться из Германии в Польшу, т.е. его страна мыслится А. Дудой как форпост альянса на востоке.

Вместе с тем, по его мнению, конфликт на востоке Украины должен быть разрешен как можно быстрее, поскольку он задевает экономические интересы польского сельского хозяйства и угрожает безопасности страны. Правда, остается только догадываться, как же новый президент надеется достичь этой цели. Не будет серьезным преувеличением утверждение, что эти заявления А. Дуды отражают скорее предвыборную риторику, чем конкретную программу политических действий. Но нельзя не обратить внимания на то, что в феврале текущего года он предлагал вообще не считаться с экономическими издержками в борьбе «с российской агрессией». 

Таким образом, сохраняя тезис о российской агрессии как главной причине военного конфликта на Украине, победитель президентских выборов в течение предвыборной кампании отчасти смягчил политическую риторику в адрес России. А. Дуда обвинил нынешнего президента Б. Коморовского в том, что тот не сумел добиться участия Польши в разрешении конфликта на Украине во время переговоров в Минске. Главным внешнеполитическим инструментом его разрешения польскому политику представляются инициативы Польши по линии Европейского союза и НАТО.

При этом А. Дуда подчеркивает, что будет стремиться к тому, чтобы Польшу перестали трактовать как государство группы B, а главным мотивом всех действий должен быть национальный интерес. Целью этих шагов в украинском кризисе является согласованная со всеми членами этих международных структур политика в отношении России. Важным моментом здесь является фактический отказ Польши от попыток вести в одиночку политику в области украинского кризиса. Однако, если судить по заявлениям нового главы польского государства, в основе такой политики лежит идея отстаивания докризисных границ Украины, в пределах которых должен быть Крым. Россия безоговорочно трактуется как главный виновник вооруженного конфликта на Донбассе.

Очевидно, что такое понимание природы конфликта непродуктивно. Вместе с тем можно с большой долей вероятности предположить, что последние публичные заявления А. Дуды о неприемлемости открытого конфликта между Польшей и Россией, а также указание на экономический ущерб от санкций показывают: президенту придется, по крайней мере, до выборов в сейм в октябре 2015 г. считаться с той частью избирателей, которые не разделяют безоговорочной поддержки Украины.  Это означает, что выступать с дипломатическими инициативами, направленными на эскалацию конфликта на юго-востоке Украины и усиление вмешательства в него Польши, её глава в ближайшее время не будет.

_______________

Фото – http://www.russiapost.su/archives/49020

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:999