ЕАЭС последует примеру Латинской Америки?
12.06.2015 | Эдуард ПОЛЕТАЕВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Жители стран евразийской пятерки пока не успели распробовать интеграцию на вкус, механизмы союза еще не заработали в полную силу. Однако ЕАЭС уже состоялся как новая экономическая реальность глобального масштаба. Об этом свидетельствует международное признание – более 40 государств из разных регионов мира заинтересованы в сотрудничестве. Что же дальше?

Не прошло и полгода с начала работы союза, а уже проявляется интерес к созданию определенных форм сотрудничества, отмечали участники экспертного клуба «Мир Евразии», прошедшего в Алматы. Дискуссия состоялась на фоне важного события – заключения соглашения с Вьетнамом о зоне свободной торговли. Результатом данного соглашения должно стать увеличение товарооборота, развитие новых торгово-экономических связей, подключение ЕАЭС к процессам, происходящим в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

«Подписание соглашения о ЗСТ с Вьетнамом, конечно, говорит о привлекательности ЕАЭС. Но большой, исторический смысл в том, что мы первый раз выходим за рамки СНГ и бывшего СССР и территориально, и фактически. И это ставит крест на разговорах о восстановлении СССР под видом ЕАЭС, – считает представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов. – Кроме зон свободной торговли, нужно создавать и другие формы сотрудничества. Например, Узбекистан был бы рад сотрудничать с ЕАЭС, не вступая в него и не открывая ЗСТ, создать какие-то условия, допустим, для 20 видов товаров». 

Что касается Вьетнама, то, как отмечали многие эксперты, экономическая выгода может быть только в перспективе. Так, в общем объеме казахстанского товарооборота доля Вьетнама в прошлом году составила всего 0,2%, привел данные официальной статистики политический обозреватель республиканской общественно-политической газеты «Литер» Олег Сидоров. При этом товарооборот между Казахстаном и Вьетнамом с 2012 года вырос более чем в два раза, но за счет импорта, показатель экспорта практически нулевой.  

«Соглашение с Вьетнамом имеет имиджевую подоплеку», – прокомментировал цифры главный научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Андрей Хан. Как и многие участники заседания экспертного клуба, он считает, что сам факт сотрудничества с Вьетнамом выгоден, прежде всего, России, которую санкции Запада вынуждают искать новых партнеров на Востоке. С другой стороны, Вьетнам может помочь продвижению интересов ЕАЭС в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

По словам независимого аналитика Сергея Домнина, «товарооборот ЕАЭС со странами АТР составляет 220 млрд долларов, если не считать США и Канаду». При этом общий объем внешней торговли союза – около 900 млрд долларов. Так что АТР для нового объединения действительно представляет большой интерес. Однако не все так просто. «Львиная доля суммы товарооборота ЕАЭС и АТР – это торговля с Китаем, Японией и Южной Кореей. По понятным причинам мы очень далеки от создания зон свободной торговли с этими тремя странами: слишком много конкурентных позиций, слишком большая опасность получить массу диспропорций, если ослабить или снять регулирование», – пояснил С. Домнин. Он предположил, что ЕАЭС может наладить точечное взаимодействие с другими странами региона в различных форматах, упрощающих условия взаимной торговли.

Высокопоставленные лица часто повторяют как мантру: около или более 40 стран выражают заинтересованность в создании зон свободной торговли с ЕАЭС. В принципе это не феномен, а мировая тенденция. По данным статкомитета СНГ, если в 1993-м таких объединений было всего 124, то на 1 января 2014 года – уже 587. На основные региональные союзы, такие как Европейский союз, НАФТА (Североамериканское соглашение о свободной торговле), АСЕАН в Юго-Восточной Азии, МЕРКОСУР в Южной Америке и т.д., приходится около 60% мирового ВВП и около 40% населения. В каждый из них, согласно статистике, входит от 3 до 27 стран.

ЕАЭС позиционирует себя как организация, привлекательная для внешнего сотрудничества. При этом чаще, чем сама Европа, высказывает заинтересованность в соглашении с ЕС. И на самом деле Европейский союз – крупнейший торговый партнер стран, которые входят в ЕАЭС. Теоретически Евросоюзу легче будет договариваться с ЕАЭС, т.е. не с каждой страной в отдельности, а в комплексе. ЕАЭС – это проект, направленный не только на создание каких-то преференций для входящих в него стран, логика его развития также в том, чтобы создать максимальную открытость для диалога. Уже есть сотрудничество с разными организациями – с ШОС, ООН, ВТО. Видно также, что ЕАЭС создает приличную базу для иностранных инвестиций. Во всяком случае, об этом свидетельствует интерес Китая.

Не стоит забывать, что есть разноскоростные  формы сотрудничества. Как показывает практика того же Европейского союза, можно эффективно сотрудничать без формального членства в этом объединении. Например, эффективна работа Европейской экономической зоны, в которую входят страны, не имеющие членства в ЕС, – Норвегия и Исландия. Это объясняется их заинтересованностью в рыбном бизнесе, который составляет значимую часть экономики, кроме того, есть еще нефтяная отрасль Норвегии. Или Швейцария, которая не хочет размыть преимущества своего банковского сектора в Европе, соответственно подписавшая специальный договор.

При этом ЕАЭС вряд ли будет развиваться так, это было с Евросоюзом, с которым часто сравнивают евразийское интеграционное объединение. В ЕС – компактная территория, значит, легко создать разветвленную транспортную систему. Изначально, до вступления стран Восточной Европы в ЕС, национальные экономики государств были примерно одинакового уровня. Что касается ЕАЭС, то, вероятней всего, развитие евразийского проекта пойдет по пути Латинской Америки, ее знаменитого объединения МЕРКОСУР. Ведь у латиноамериканских стран тоже много общего – и история, и единый испанский язык (кроме Бразилии). Экономика там создавалась вдоль морского побережья, поскольку это были колонии, и коммуникации между странами фактически отсутствовали. Совместно решили поменять эту структуру. Сначала делали акцент на сырьевую составляющую, потом, в 70-х годах, когда цены на полезные ископаемые упали, акценты развития расставили по-новому. Сейчас это в целом наиболее открытый для сотрудничества континент. В первую очередь, задача состояла в том, чтобы привлечь максимальное количество внешних партнеров, неважно, с какого они континента. И в принципе схема открытого регионализма заработала, там низкие таможенные барьеры и прочие привлекательные для инвестиций бонусы. 

Впрочем, директор Института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-немецком университете доктор исторических наук Булат Султанов считает, что интеграция всегда выгодна странам-экспортерам. «Всем остальным надо сохранять протекционистские меры для защиты своей экономики», –  сказал он, добавив, что защищаться государствам ЕАЭС нужно от третьих стран, а не друг от друга.

Политолог Антон Морозов высказался о том, что, «когда мы говорим об изменениях структуры экономики, надо четко разделять: изменило участие в этом проекте структуру экономики или в принципе, гипотетически, может изменить. Я недавно услышал фразу: «Если нет реальных дел, не спасет PR-отдел». Вот она очень хорошо отражает обсуждаемую нами ситуацию. Пока PR-кейсов, к сожалению, больше, чем реальных позитивных изменений. Хотя, конечно, не такой уж и большой срок работает ЕАЭС, чтобы делать какие-то выводы».

В свою очередь, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев заострил внимание на том, что ЕАЭС существует немногим более пяти месяцев. Именно поэтому намерений и планов куда больше, чем реальных дел. Впрочем, и они есть. Так, например, начал действовать общий рынок труда и услуг. «Правда, это пока касается 43 секторов (строительство, сельское хозяйство, гостиничный и ресторанный бизнес и т.д.), – уточнил А. Чеботарев. – Еще один плюс – расширение союза за счет присоединения Армении и Кыргызстана. При этом не исключено, что в ближайшее время к ЕАЭС присоединится и Таджикистан. Знаковым стало и подписание соглашения о ЗСТ с Вьетнамом, что расширило пространство торгово-экономического сотрудничества ЕАЭС».

«На товарах народного потребления, на продуктах стоит аббревиатура ЕАС, что означает: товар соответствует евразийским стандартам, – привел пример из жизни политический обозреватель интернет-газеты Zonakz.net Владислав Юрицын. – Получается, существует комплекс документов, которые уже использует бизнес, существует единый товарный знак. Важен сам факт, что это учитывается».

Самое главное на сегодня, уверены эксперты, – устранить всевозможные барьеры, изъятия и ограничения в отношении движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Иначе преимущества интеграции останутся только на бумаге. С расширением торгового взаимодействия с дальним зарубежьем участники заседания советуют не торопиться и взвешивать каждый шаг, руководствуясь, прежде всего, экономическими интересами.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1330