Восстание 1916 года в Туркестане (на примере Киргизии) (I)
20.06.2015 | Влад КОРСАК | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Президент Кыргызской Республики Алмазбек Атамбаев подписал указ «О 100-летии трагических событий 1916 года». В указе отмечается, что национально-освободительное восстание кыргызского народа и последовавшая за ним трагедия 1916 г., сохранившаяся в памяти народа как «Үркүн» (Великий исход), должны занимать особое место в истории страны. Общество продолжает нуждаться в объективной исторической оценке причин и последствий трагических событий. Предполагается, что реализация ряда мероприятий приведет к укреплению государственности и единства народа, устранению «белых пятен» в истории страны, воспитанию гражданственности и патриотизма.

С этим нельзя не согласиться, и усилия главы государства уже поддержаны многими общественными организациями и официальными лицами, например в заявлении посольства России в Кыргызстане. Однако стоит особо подчеркнуть: события 1916 г. нельзя отдать на откуп всяким деятелям, объективно работающим на распад общества. Речь идет о националистических политиках, самозваных историках, малограмотных журналистах с одним принципом в голове – противопоставления частей общества друг другу по этническому признаку.

Последнее означает, что общественное обсуждение столь острых и болезненных вопросов и действия, направленные на сохранение памяти, должны быть процедурно правильно организованы. Понятно, что необходимо обсудить ранее замалчивавшиеся или недостаточно исследованные вопросы. Но не менее важно понимать, как это надо сделать технологически, важно также сохранить трезвость в оценках и такт.

Влияние общей ситуации в Российской империи на события 1916 г. в Туркестане

 Имеются общеизвестные, изложенные даже в старых учебниках факты. Но, как говорил Гегель, то, что известно, еще не есть оттого познано. Обратимся к этим фактам.

 События 1916 г. в Туркестане, и особенно в Киргизии, где проявилось их своеобразие, можно понять только на более широком фоне. Понятно, что ситуацию генерировали общественно-политические процессы в Российской империи, участие в большой войне и влияние внутренних напряжений на социально-психологический климат в стране.

 Но не менее важно увидеть, как и в каком состоянии Туркестан подошел к началу трагических событий. Это означает обязательность включения в рассмотрение более ранних событий, которые не только предшествовали восстанию 1916 г., но и являлись в некотором смысле истоком столкновений. Весьма важно понимать, что присоединение кыргызов к России в 50–70-е годы XIX в. прошло не как единый процесс и имело разный характер: где-то на началах добровольности (для спасения от угроз и давления соседних племен), а где-то – как прямое завоевание.

 Весьма важно видеть контекст событий в Киргизии к моменту начала вхождения в состав Российской империи. В 40-е годы XIX в. манап[1] племени сарыбагыш Ормон Ниязбек уулу начал деятельность, имеющую целью политическое объединение северных кыргызов. Однако родовая знать ряда племен стремилась к самостоятельности. Так, манапы племени бугу не поддерживали объединительной политики Ормон-хана. Это противостояние в 50-х гг. XIX в. привело к открытому столкновению между бугинцами и сарыбагышами. В 1854 г. Ормон-хан в одной из схваток был убит. Мстя за его смерть, сарыбагыши стали организовывать регулярные набеги на бугинцев.

 Чтобы избежать истребления, главный манап бугинцев Боромбай решил принять подданство России, что и было осуществлено в январе 1855 г. Официальное присоединение иссык-кульских кыргызов к России явилось важным этапом в истории народа. С учреждением в 1863 г. в Прииссыккулье постоянного русского военного гарнизона прекратились посягательства кокандцев и китайцев на земли северных кыргызов, а также внутренние междоусобицы.

 В 60-е гг. XIX в. царское правительство начинает действия по присоединению к России кыргызов Чуйской долины. В августе 1860 г. русские войска захватили крепость Токмок, а затем – Пишпек (ныне столица Киргизии Бишкек). Но кокандцы направили в Пишпек и Токмок войска для восстановления своей власти. Противостояние русских и кокандских войск завершилось сражением у пикета Узун-Агач в октябре 1861 г. В этом бою вместе с русскими войсками сражался и отряд кыргызских джигитов под предводительством Шабдана Жантай уулу. Кокандцы понесли значительные потери и отступили. После этого сражения при Узун-Агаче в 1862 г. видный манап Жантай Карабек уулу посетил Верный (ныне – Алматы) и заявил о присоединении кеминских кыргызов Чуйской долины к России.

 Летом 1862 г. Байтик Канай уулу – видный манап рода солто, населявшего Чуйскую долину от Пишпека до Таласа, начал борьбу против кокандцев. В результате совместных действий русских войск и кыргызских повстанцев главный опорный пункт кокандских завоевателей в Чуйской долине – крепость Пишпек пала. Затем крепость Токмак была взята джигитами Шабдана Жантаева. Чуйская долина была полностью присоединена к России.

 Затем изъявили желание принять российское подданство и кыргызы Центрального Тянь-Шаня (1863г). В 1864 г. подданство России приняли кыргызы Кетмень-Тюбинской котловины Тянь-Шаня. Переселившиеся в Талас кыргызы признали власть России лишь в 1865 г. Вслед за ними это сделали коренные жители Таласа – роды саруу и кушчу. После возведения в 1868 г. русских крепостей в Нарыне и Караколе, установления в них постоянных гарнизонов власть России в северном Кыргызстане стала реальной. И выглядело это как освобождение Северного Кыргызстана от власти кокандцев, как вхождение в состав России.

 Другое дело – события на юге страны, где присоединение к России было насильственным. Там постоянно тлели очаги возможного сопротивления. Только в ХIХ столетии движение сопротивления характеризуется следующим образом: Ферганское восстание в 1885 г., больше известное как выступление по всей Средней Азии, значительное восстание в Ташкенте в 1892 г. и Андижанское восстание в 1898 г. [2] В этом самом крупном до 1916 г. восстании приняли участие представители кыргызской, узбекской, таджикской национальностей, различные слои населения. Восстание возглавляли служители религии. Все участники восстания при­числяли себя к мусульманам.

 Беспорядки вспыхнули в мае 1898 г., когда в кишлаке Таджик (Мин-Добе) собрались около 200 узбеков и кыргызов. Возглавил их ишан этого селения Мадали Дукчи (ийикчи – веретенщик). Идейным руководителем движения был Зиядин Максым уулу (Зияутдин Магзуми). Восставшие двинулись к Андижану, по пути к ним присоединялись жители других кишлаков. Они вошли в Андижан и напали на солдат 20-го Туркестанского линейного батальона, однако были разгромлены. В селе Чарбак, расположенном в 90 верстах от Андижана, Мадали был взят в плен и повешен. Но восстание продолжало распространяться по Ферганской долине. Повстанцы начали сплачиваться и в Кетмен-Тюбе, возглавил их Шадыбек Шергазы уулу. Однако вскоре они вместе с предводителем были схвачены. Шадыбеку грозила смертная казнь, замененная позднее пожизненной каторгой. 54 человека были высланы в Сибирь на 7 лет. Среди них оказался и схваченный по доносу недругов народный акын Токтогул Сатылганов.

 Таким образом, восстание, не имея опытного предводителя и разобщенное на мелкие группы, было быстро подавлено. Всего были арестованы 777 человек, 415 привлечены к судебной ответственности, 18 человек повешены, 322 приговоренным смертную казнь заменили длительными сроками каторги.

 Кроме того групповых организованных выступлений населения насчитывалось в 1900 г. – 75, в 1905 г. – 235, в 1910 г. – 334 и в 1915 г. – 372. Были также значительные выступления со стороны городского населения, в период с 1901 по 1915 г. было 87 случаев столкновения населения с царской администрацией. В результате таких столкновений было убито 38 и ранено 47 человек.

 В этом плане связь восстания 1916 г. в Туркестане с предшествующими возмущениями местного населения очевидна. Однако что было пусковым механизмом и где лежали подлинные причины волнений, надо рассматривать отдельно.

(продолжение следует)

___________________

Фото – http://www.stanradar.com/news/full/11510-vosstanie-1916-goda-v-kirgizii-sto-let-spustja-o-vine-rossii-pered-kyrgyzstanom-mogut-govorit-tolko-te-kto-ne-chitaet-kn.html

 

[1] Представитель верхушки кыргызской родовой знати, который, не имея личной собственности, жил за счёт управляемого им населения и распоряжался его собственностью; одни манапы управляли несколькими родами, племенами, а другие – только частью волости; поэтому по значимости манапы делились на несколько категорий.

[2] См: Бахрушин С.В. История народов Узбекистана. М., 1947; Глущенко Е.А. Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования. М., 2010.

Теги: Киргизия 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1995