Восстание 1916 года в Туркестане (на примере Киргизии) (II)
23.06.2015 | Влад КОРСАК | 00.06
A
A
A
Размер шрифта:

Часть I

Администрирование края

 После присоединения к России власти ввели новое административное деление в крае, которое не всегда учитывало характер родоплеменной организации жизни местного населения, в том числе кыргызов. Кыргызстан вошел в состав Туркестанского генерал-губернаторства. Территория, населенная кыргызами, делилась между четырьмя областями – Семиреченской, Сырдарьинской, Ферганской, Самаркандской. Численность кыргызского населения в то время достигала 500 тыс. человек.

 Области делились на уезды, а уезды – на волости, которым подчинялись аилы (по-кыргызски – айылы). Население Кыргызстана занимало территорию 73 волостей и управлялось избираемыми на три года волостелями и старшинами. Управленческий аппарат был полувоенным: во главе областей и уездов стояли офицеры и участковые приставы, которые не только управляли, но и властвовали на территориях. Иногда приставами и волостелями ставили местных манапов, присваивая им звания, вплоть до полковников царской службы. Это также вызывало недовольство других манапов, которые не смогли или не успели устроиться соответствующим образом.

 Новая власть запретила межплеменные и родовые войны, ликвидировала рабство, упорядочила налоговую систему. Эти мероприятия положительно сказались на развитии кыргызского общества. В целом царская власть мало вмешивалась в управление кыргызским населением, вся полнота власти была передана местным родовым и владетельным лицам.

 Административно-территориальное разделение Кыргызстана, несомненно, преследовало цель укрепления колониальной власти, но вместе с тем принесло кыргызскому народу ряд новшеств. Постепенно стали утрачиваться вековые традиции родовых взаимо­отношений и связанная с этим зависимость населения от родовой верхушки. С введением выборности на управленческие должности стал разрушаться институт наследственной преемственности власти, ранее осуществляемый манапами («родовая» власть) и биями (судебная власть, основанная на обычае и традиции).

Управление, производимое по российским законам, положило конец произволу верхних и местных эшелонов власти. Однако в условиях отсутствия политического единства кыргызов и других народов Туркестана власть туркестанского генерал-губернатора и всех нижестоящих структур управления противопоставляла их местным этническим институтам власти. Более того, манапы боролись за обретение соответствующего поста внутри администрации Туркестана, который гарантировал бы им привилегированное положение относительно других родов и племен. Последние могли и испытывали недовольство таким положением вещей, а вину возлагали на царскую администрацию.

 Таким образом, недовольство именно в правящем классе подспудно зрело или присутствовало все время, вплоть до взрыва недовольства в 1916 г.

Причины восстания

К конкретным причинам восстания обычно причисляют: а) усиление налогового пресса, б) русификацию Туркестана как основу колониально-националистической политики, в) массовое переселение крестьян из России и усиление произвола при их расселении.

 Поводом к восстанию явился царский указ от 25 июня 1916 г. о мобилизации мужчин из местного населения призывных возрастов (от 19 до 43 лет) на военно-тыловые работы. Ранее туземное население освобождалось от такого рода повинности, помимо того, что в армию также не призывалось. И это было гарантировано прежними указами.

 Началом восстания на всей территории Средней Азии и Казахстана послужили волнения жителей г. Ходжента в Самаркандской области 4 июля 1916 г., решительно отказавшихся выполнять указ о мобилизации. Глухое недовольство прорвалось открытыми выступлениями горожан – коренных жителей края в уездных и областных городах Ферганской области, в том числе в Оше, в краевом центре – Ташкенте в конце первой и начале второй декады июля. Все они были жестоко подавлены. С 10 июля до конца месяца выступали кыргызские и узбекские дехкане в южной части Кыргызстана. Волнения в Ошском и соседних с ним уездах Ферганской области (Андижанском, Наманганском и Кокандском) были быстро подавлены. В Туркестане было введено военное положение.

 Вскоре движение распространилось и на долины Кетмен-Тюбе, Чаткала, Тогуз-Торо, на Ошский уезд и другие территории юга Кыргызстана. Но особой остротой характеризовалось восстание на севере Кыргызстана. Здесь происходили вооруженные столкновения с войсками начиная с августа и до октября 1916 г.

 В советское время было принято считать причинами восстания: во-первых, эксплуатацию и «невыносимый колониальный гнёт и грабеж» со стороны царского правительства; во-вторых, эксплуатацию трудящихся со стороны байско-манапских феодально-патриархальных элементов в самих туркестанских народностях; в-третьих, империалистическую войну; в-четвертых, набор рабочих на тыловые работы.

 В современной историографии в странах Центральной Азии принято обращать внимание на усиление национального гнета и колониальную политику русификации Туркестана, проводимую царскими властями. В условиях военного времени положение народных масс особенно ухуд­шилось, что и привело к восстанию 1916 г. Социальный состав его участников был широк. Кроме простого люда, в нем участвовали и представители бай-манапской верхушки и мусульманского духовенства, то есть восстание было общенародным. Кроме того, в восстании участвовали и представители многих национальных меньшинств Кыргызстана.

 Однако подлинные причины развернувшихся событий лежат в иной плоскости. Представляется, что за 50 лет после завоевания/включения Туркестана в состав России произошла существенная ломка общественных отношений, характерных для азиатской формации. На смену им пришла «смесь» традиционной азиатской системы, полицейско-административного управления территориями и вкрапления капиталистических отношений в городах, пришедших из центральной России вместе с торговыми и иными отношениями. Все это многообразие еще не сложилось в систему к началу Первой мировой войны.

 Здесь важно отметить, что азиатский способ производства предстает в сочетании трех хозяйственно-экономических типов – комплексного хозяйства, орошаемого земледелия и кочевого скотоводства. Традиционное хозяйство, особенно комплексное, в целом не было товарным, а различные промыслы не сложились в ремесленное производство. Тем самым общество лишалось потенциала развития, которое начинается только с ломкой традиционных отношений[1].

 Комплексное хозяйство, распространенное в Кыргызстане, означало, что кыргызы не были «чистыми» кочевниками, занимались сезонным отгонным скотоводством, а также земледелием, технологически недостаточно обеспеченным для получения значительного продукта, позволяющего преодолеть натуральность хозяйства. Еще одним следствием была жесткая связь с аилом, т.е. землей обитания, и со всеми родственниками. Таким образом, подлинной причиной восстания было резкое изменение земельных отношений, последующий распад традиционного азиатского способа производства и т.д.

Такому распаду способствовало массовое переселение крестьян из европейской России. В 1869 г. туркестанским генерал-губернатором был установлен душевой земельный надел на переселенческое хозяйство до 30 десятин. Очевидно, что хозяйство, получившее такую земельную площадь, быстро превращалось в крупное и зажиточное по меркам центральной России хозяйство. Кроме того переселенческим хозяйствам предоставлялась колоссальная государственная помощь и поддержка. Например, переселенческое хозяйство на 15 лет было освобождено от налогов, ему давались разного рода ссуды на обзаведение и ряд других льгот.

 С 1874 по 1908 г. в Туркестан было переселено свыше 5 тысяч крестьянских хозяйств, из которых было организовано 74 новых самостоятельных поселка. После этого переселение пошло значительно большими темпами и уже в 1916 г. русских переселенческих поселков насчитывалось в Туркестане 941. Пришлое население занимало около 2 млн. десятин самой лучшей (долинной, хорошо орошенной) пахотной земли. Они составляли 57,6% общей посевной площади тогдашнего Туркестанского края, иначе говоря, на каждого переселенца приходилось 3,17 десятин, а на каждого местного жителя (кыргыза, узбека, туркмена) – 0,21 десятин, или в 15 раз меньше. При этом узбеки, кыргызы и туркмены составляли 94% всего населения Туркестана. Таким образом, 94% коренного населения занимали посевных площадей меньше, чем 6% переселенческого[2].

 Это показатели для всего Туркестана, а если рассмотреть Семиреченскую область, в состав которой входила Киргизия, то здесь изменения, связанные с переселением крестьян из России, были более значительными. Например, к 1915 г. переселенческих самостоятельных поселков в Семиреченской области было 600, а земли было взято у кыргызов 4200 тыс. десятин всех видов (пашни, покос, пастбища), из них одних посевных площадей – 1200 тыс. десятин. Переселенцам попадали лучшие, наиболее удобные земли.  Именно это разрушало аил и традиционный образ жизни кыргызов, что идеологически и психологически переживалось как зависимость и гнет.

 Вторая причина восстания – налоговая политика в Туркестанском крае, фиксировавшая и усиливавшая имущественное неравенство. Например, земский налог. Он взимался в одинаковом размере с каждой кибитки, с каждой юрты, с каждого хозяйства, независимо от материального положения семьи. Кроме того во время войны увеличился военный и другие налоги, которые тоже взимались без учета имущественного положения. Центр тяжести налоговых сборов падал тогда на бедноту, поскольку байско-манапские элементы находили выход освободиться от большей части бремени. Например, взимался налог с каждой головы скота. Волостные управители, старшины, сотники и десятники расписывали большие отары овец богачей (по 1 тыс. голов) на всех их родичей (по 30-40 голов) и тем самым перекладывали налог с плеч богатеев на родственников. Имущественное неравенство и социальная зависимость сохранялись, таким образом, с помощью консервации родовых традиций.

 И третья группа причин – это судебно-административный нажим и освященное традицией беспрецедентное кумовство и мздоимство местной администрации.

Скажем еще об одном – внешнем – факторе. В принципе историками стран Центральной Азии неплохо изучены попытки использования ситуации восстания 1916 г. странами Четверного союза, воевавшего против России и других стран Антанты. Прежде всего, речь идет о попытках офицеров разведки турецкого генштаба повлиять на развитие событий в направлении масштабного неповиновения всего населения Туркестана властям. Предполагалось также под знаменем ислама вести «священную войну» против кафиров. Турецкие офицеры, а также туркестанские купцы – проводники такой политики делали попытки усиления противостояния на почве религиозной розни, имея целью открыть туркестанский фронт против России.

(Окончание следует)

 

 

[1] См: Традиционность в формах собственности современного среднеазиатского общества. Памяти проф. С.П. Полякова. / Сост. Е.И. Ларина. М., 2012. С. 43.

[2] См: Исакеев Б. Киргизское восстание 1916 года (доклад 1932 г.) . – http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1369427580 

Теги: Киргизия 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1311