«Исламское государство» угрожает Таджикистану
24.06.2015 | Кирилл СОКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

В июне российские военные инструкторы в рамках развития союзнических отношений со странами ОДКБ приступили к обучению таджикских военных, которое ведется на базе 201-й Гатчинской дивизии. Россия и ее союзники в регионе явно опасаются дестабилизации военно-политической обстановки на южной периферии СНГ, способной создать на пространстве бывшего СССР еще один очаг напряженности.

Программа обучения предусматривает трехмесячные штабные занятия и полевую практику для офицеров младшего командного состава таджикской армии численностью 250 человек. Запущена она не случайно. В условиях нарастания угрозы со стороны Афганистана таджикской армии нужны грамотные офицеры, способные руководить подразделениями в боевых условиях. Между тем Вооруженные силы Таджикистана, несмотря на наличие длительного опыта участия в гражданской войне, до сих пор считались одними из самых слабых в регионе. Виной тому слабая техническая оснащенность, а также низкий уровень подготовки военнослужащих, включая офицерский состав. Устранить эти недостатки и призвана помощь со стороны РФ.

О подготовке таджикских военных Москва и Душанбе договорились в конце прошлого года. В декабре на встрече с министром обороны Таджикистана Шерали Мирзо глава российского оборонного ведомства Сергей Шойгу сообщил, что Россия планирует ежегодно готовить до 1000 младших специалистов для вооруженных сил республики. Более того, военные вузы РФ уже активно готовят таджикских офицеров. В 2014 г. в учебные заведения Минобороны России на бесплатной основе были приняты 150 человек, а всего подготовку в РФ проходят 493 таджикских военнослужащих. Помимо этого курсы для младшего командного состава организованы в самом Таджикистане на 201-й российской военной базе. В феврале-марте на них прошли полуторамесячную подготовку механики-водители, наводчики и наводчики-операторы танков Т-72, БМП-2 и бронетранспортеров БТР-80.

Одновременно ведется перевооружение самой 201-й дивизии, которая недавно получила 100 новых бронетранспортеров БРТ-82А, а также беспилотники. Численность российских военнослужащих в Таджикистане в ближайшие годы планируется увеличить с 5,9 до 9 тыс. военнослужащих для развертывания в республике полноценной дивизии. При этом старую технику, стоящую на вооружении, отправлять в Россию не будут, а на месте модернизируют и передадут таджикской армии, испытывающей большой недостаток практически во всех видах тяжелого вооружения. По некоторым данным, на вооружении ВС республики стоит всего 80 единиц бронетехники, 12 реактивных систем залпового огня, 27 орудий и минометов и два десятка вертолетов. Для того чтобы сдержать серьезное наступление из-за Пянджа, этого явно недостаточно.

Причины заметно усилившегося в последнее время военного и военно-технического сотрудничества Москвы и Душанбе – нарастание угрозы с афганского направления, которую российские власти с тревогой констатировали еще в конце прошлого года. Так, 25 декабря глава российского МИД Сергей Лавров в интервью «Коммерсанту», комментируя ситуацию с «Исламским государством», заявил: «Есть данные, что их эмиссары замечены на севере Афганистана, то есть совсем близко к Центральной Азии и, следовательно, к границам России». В апреле этого года С. Лавров назвал «Исламское государство» «нашим главным врагом на сегодняшний момент», поскольку «сотни граждан России, сотни европейцев, сотни американцев воюют на стороне ИГИЛ». Численность боевиков, воюющих в Сирии и Ираке, начальник Генерального штаба ВС РФ Валерий Герасимов в декабре оценивал в 70 тыс. человек.

Российские и западные аналитики нередко утверждают, что большой опасности ИГ пока не представляет, так как его численность и боевые возможности слишком малы. Показательно, однако, что силовики это мнение не разделяют, рассматривая «Исламское государство» как одну из главных угроз России и союзным ей государствам на южной периферии СНГ. «Мы достаточно информированы о присутствии граждан ШОС в «Исламском государстве», – заявил заместитель директора ФСБ генерал армии Сергей Смирнов по итогам встречи с представителями специальных служб стран Шанхайской Организации Сотрудничества в Ташкенте. – По нашим данным, от РФ в рядах боевиков могут находиться 1700 граждан, имеем информацию о 300 гражданах Таджикистана в рядах «ИГ». Поэтому угрозы, исходящие от боевиков «Исламского государства», по оценке С. Смирнова, «абсолютно реальны для страны».

Аналогичную информацию по активизации ИГ в Афганистане озвучил и заместитель министра обороны РФ Анатолий Антонов. «На границе Таджикистана уже появляются группки ИГИЛ, – отметил он. – Помогая Таджикистану, мы защищаем Россию, страны ОДКБ, наших союзников. Российская военная база в Таджикистане – наш форпост, готовый оградить эту страну и ОДКБ от возможной террористической угрозы».

Информацию о том, что в пограничных районах Афганистана в последнее время скапливаются отряды «Талибана» и «Исламского государства», подтвердил и посол России в Таджикистане Игорь Фролов-Лякин. «Происходящее в Афганистане вызывает беспокойство, особенно с учетом вывода оттуда войск международной коалиции», – отметил он, сообщив, что в феврале были приведены в повышенную готовность погранвойска и силы государственной безопасности Таджикистана. Что касается российской 201-й дивизии, то она и до этого фактически находилась на боевом дежурстве. Кроме того, с прошлого года обострилась ситуация на 744-километровой границе Афганистана с Туркменистаном, власти которого приступили к спешному возведению фортификационных сооружений и повышению боеспособности войск. Однако на призывы ОДКБ к сотрудничеству Ашхабад, как и Ташкент, пока не реагируют, предпочитая ориентироваться на военную поддержку со стороны США.

2 июня источники в Государственном комитете национальной безопасности Таджикистана сообщили ТАСС, что в республике с тревогой следят за продвижением неподконтрольных афганским властям вооруженных группировок к границе республики и их концентрацией на бадахшанском и кундузском направлениях. Численность этих групп, по данным ГКНБ, составляет до 4-5 тыс. человек. «По нашим данным, в планах этих групп пока нет намерения вооруженного прорыва границы, однако само присутствие большого количества неподконтрольных афганскому правительству хорошо вооруженных формирований не может не вызывать озабоченности», – отметил офицер ГКНБ, пояснив, в любой момент «ситуация может измениться». В самом Таджикистане уже выявлены центры вербовки молодежи для отправки в отряды ИГ на территории Сирии. В настоящее время спецслужбам республики известны имена 417 таджикистанцев, воюющих на стороне «Исламского государства».

Самым громким случаем стал переход на сторону ИГ командира республиканского ОМОН полковника МВД Гулмурода Халимова, который в конце апреля вместе с двумя ближайшими соратниками прибыл в Сирию через Турцию. 27 мая он опубликовал в интернете обращение к работающим в России таджикистанцам, призвав их не работать на «неверных», а переходить на сторону «Исламского государства» и совершать джихад. В рядах ИГ, по его словам, воюют «братья из Кавказа, Индонезии, Америки, Европы и России», а из РФ переезжают «целыми семьями». Случай с Г. Халимовым, отвечавшим за обеспечение безопасности первых лиц государства, настолько шокировал таджикские власти, что для расследования его деятельности в конце мая был создан специальный объединенный штаб с участием специалистов МВД, Генпрокуратуры и ГКНБ.

Стремление России укрепить Вооруженные силы Таджикистана на этом фоне никакого удивления не вызывает, как и показательные учения Коллективных сил быстрого реагирования (КСОР) ОДКБ по отражению агрессии со стороны Афганистана. В середине мая в республике состоялись учения КСОР, в которых приняли участие подразделения всех входящих в организацию стран общей численностью более 2,5 тысячи человек. Со стороны России в учениях участвовали около 500 военнослужащих 98-й дивизии воздушно-десантных войск (г. Иваново), а также 60 единиц военной техники. В рамках учений они совершили марш протяженностью 200 километров от Душанбе до поселка Шаартуз в 30 километрах от границы с Афганистаном, где на полигоне «Харбмайдон» и прошла активная фаза учений войск ОДКБ.

Суммируя данные по военно-политической ситуации на границе Таджикистана с Афганистаном и южной периферии Центральной Азии в целом, можно заключить, что мероприятия по повышению боеготовности таджикских вооруженных сил начаты Россией как нельзя вовремя. Более того, не исключено, что вскоре их боевые возможности, как и потенциал 201-й дивизии, потребуется существенно повысить.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1698