Я знаю выход из украинского кризиса
05.07.2015 | Ян ТАКСЮР | 00.14
A
A
A
Размер шрифта:

Характерный парадокс Украины. Катастрофически тяжёлую ситуацию в стране может комментировать кто угодно. Политологи, к чьим откровениям граждане прислушиваются с трепетом. Извращенцы, именуемые теперь геями. Полуграмотные и не всегда вменяемые уличные «активисты». Все они дерзают давать свой анализ, претендуя на уважительное внимание прессы и общества.

Но стоит сказать, что ты православный христианин и попытаться рассматривать жизнь Украины именно с этой позиции, на тебя замашут руками. Откуда ни возьмись, появятся злоба, недобрый смех. Хотя при этом никакого определённого выхода из нынешнего положения никто не предлагает. А от надувания щёк на телеэкране и глубокомысленных фраз ничего не меняется.

И всё же стоит заговорить не о Путине, инфляции, стоимости доллара и происках олигархов, а предположить, что наступающие нищета, политический и нравственный хаос есть результат того, что мы, как народ, что-то неправильно делаем перед Богом, и что, может быть, имеет смысл обратиться к Богу за помощью, а если мы виноваты, оставить преступления и попросить прощения – сразу же слышим смех. Злобный, почти бесовский.

О чем это свидетельствует? Ну вот представим себе: у человека есть враг. Давний, тайный. Враг знает про горе, угнетающее человека, и знает, где выход и спасение. Однако молчит и радуется. Когда враг забеспокоится? Конечно, когда увидит, что ненавидимый им человек начинает нащупывать дорогу к избавлению и спасению. Тут враг испугается, злобно зашипит, начнёт с ухмылками и насмешками уверять, что человек ужасно ошибается. И что ему только кажется, будто он видит путь к свету.

Сегодня хочу поставить себя в положение такого смешного человека и заявить: я знаю, где искать выход из нашего украинского кризиса. Знаю, как изменить ситуацию. И ещё добавлю: знаю на основании горького, хотя и бесценного опыта собственной жизни. Но об этом опыте позднее.

Итак, кто в разделённом и растерянном украинском обществе говорит о необходимости примирения, любви к ближнему, покаяния, то есть изменения, прежде всего, себя, а уже потом Конституции? Только Церковь Христова. Замечу, здесь и далее, говоря о Церкви, я буду говорить об Украинской Православной Церкви во главе с Блаженнейшим митрополитом Онуфрием, которая только и есть законная и каноническая, часть Вселенской Церкви, созданной Самим Господом две тысячи лет назад.

А теперь вспомним, кто подвергается самому нещадному шельмованию, насмешкам, оплёвыванию. Кому угрожают, у кого отбирают храмы, кого терзают лукавые послы Константинополя под «омофором» американского Госдепа. Куда «Правый сектор» и прочие богословы в балаклавах врываются, оскорбляют и поджигают. В Украинскую Православную Церковь. За какие провинности? Неужели только за призывы к любви, к прекращению войны, к признанию своей неправоты перед Богом и исправлению себя, заблудившихся? Именно за это. Абсурд! А может, наоборот, закономерность, И как раз в том и состоит причина беснования врагов видимых и невидимых, что тут, рядом, проходит путь к спасению и находится выход из тупика. Но не будем торопиться.

Кстати, сегодняшние гонения и травля Церкви не вызывают особого возмущения у большинства граждан Украины. Хотя, судя по социологическим опросам, более 70% её жителей считают себя православными христианами (то есть они в таинстве Крещения вошли в Церковь и устами своих крестных родителей или собственными устами исповедовали Христа Своим Спасителем и Богом). Но попробуйте этим православным тихо намекнуть, что в воскресенье важнее пойти сначала не в зоопарк или поехать на шашлыки, а прийти в храм, в дом Божий, и просить, молиться. Тем более просить есть о чём. Такой «нетолерантный» совет может вызвать, мягко говоря, недоумение. «Какая церковь, какой храм? – скажут люди, носящие на себе Крест.  -  Это всё в прошлом. У нас вон, гаджеты какие. И какая связь между Богом и положением в государстве? Нам нужны эти… реформы!» Скажут, успокоятся, как младенцы, которым дали игрушку, и – на шашлыки.

И вот эта гордая, невежественная, бездумная инфантильность по отношению к себе и стране почти никого не удивляет. Однако Церковь не в прошлом. Она вне времени. Она в вечности. И то, что было прежде, – живо и теперь. И народ наш, если мы не только на словах связываем себя с народом, жившим на берегах Днепра при Святом Владимире Крестителе, веками знал, как ему поступать в пору лихолетий. В массе своей понимал, что между скорбными событиями в державе и его, народа, поступками – прямая связь. И каялся перед Богом, и просил прощения. И получал помощь.

Что ж, напомним ещё раз давно известное. Исповедуя Христа Всемогущим Богом и то, что Он первым исполняет просьбы Своей Пречистой Матери, народ наш всегда просил помощи и заступничества у Пресвятой Богородицы. Летописец сообщает, что в 1395 году страшный завоеватель хан Тамерлан (Темир-Аксак) достиг берегов Дона и двигался к Москве. В праздник Успения Божией Матери из Успенского собора Владимира вынесли величайшую святыню – Владимирскую икону Богородицы и понесли с крестным ходом. На пути иконы тысячи людей на коленях молили: «Матерь Божья! Спаси землю Русскую!» В тот же час, согласно летописи, Тамерлану во сне явилась Богородица и велела ему немедленно уйти из пределов Руси. Без всяких видимых причин и без боя могущественный хан развернул свои войска и оставил уже занятые земли.

Особо чтимые в украинском государстве запорожские казаки вообще рассматривали своё воинское служение как служение Богу. Вот что говорится в одном из документов времён Запорожской Сечи: «От древних времен мы, войско запорожское, никакого иного намерения не имеем, токмо единаго тогожде единомыслия и стояния против неприятелей за сохранение церквей святых и за целость всего православного народа». Как люди, верующие правильно, то есть православно, казаки связывали свои успехи с помощью Божией, а свои неудачи считали следствием грехов. Подчеркнём – не падения курса доллара или гривны, а собственных преступлений.

Велика была любовь казаков к Богородице. Такого количества храмов, посвящённых Покрову Божией Матери, не имело ни одно воинство мира. Своим небесным предводителем в боях казаки называли Архистратига Михаила. Известно также, что по молитвам казачества к Святому Николаю Мирликийскому чудесным образом из турецкого и татарского плена возвращались те, кто считался погибшим.

О случаях, когда только помощью Христа и Богородицы в страшных испытаниях и, казалось, безнадёжных обстоятельствах приходило избавление от бед, можно сказать ещё немало. Можно вспомнить знаменитое Стояние на Угре в XV веке, когда также общей молитвой Церкви и всего народа было получено избавление от нашествия хана Ахмата и положен конец зависимости от Орды. Явно или тайно к молитве к Богу, Богородице и святым прибегали цари, военачальники и простой народ в дни Полтавской, Бородинской, Курской битв.

И сегодня мы, пусть кто-то и формально, но всё же наследники этой веры. Наследники такого поведения перед Богом. А, значит, будучи просто логичными, мы в столь тяжёлое время должны бы тоже, в первую очередь, обратиться не к шашлыкам по воскресеньям и даже не к реформам. Ведь наверняка хоть раз в жизни мы слышали слова из Евангелия: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам». Кто это говорит? Бог. Кому? Каждому из нас. Или мы думаем, что это просто красивые, но пустые слова? Уверяю вас, нет. Когда не хватает сил изменить ситуацию, нужно обращаться к тому, кто сильнее нас. Это простейшее рассуждение в житейском смысле понятно. Однако к Богу и государству мы почему-то его не применяем.

Впрочем, если исторический опыт народа, к которому все мы принадлежим, кого-то не убеждает, решусь обратиться к своему личному опыту. Скажу сразу, делаю это без особой охоты. Возможно, этот страх от лукавого. А может, просто не хочется выносить на общий суд своё личное, сокровенное. Не сектант же я, в конце концов, исступлённо привлекающий новых адептов секты: «И тут я увидел свет! И услышал голос!» Ну и так далее.

И всё же расскажу, а там, как получится. Дело в том, что в последние восемь лет мне и моей семье пришлось узнать, что такое помощь Бога в безвыходных и скорбных обстоятельствах. Летом 2007 года врачи обнаружили у меня онкологическое заболевание третьей степени с метастазами. Делать операцию было поздно. Назначили лечение. Возможно потому, что я уже был, как теперь говорят, воцерковлённым человеком, своё положение я старался воспринимать в духе учения Церкви. Если эта болезнь к смерти, думал я, нужно вспомнить, кого обидел, и попросить у Бога и людей прощения. (В том, что впереди вечная жизнь, я не сомневался.) Но, может быть, недуг послан не к смерти, продолжал размышлять я, а к изменению жизни? Может, живу и делаю что-то неправильно? Тогда нужно измениться перед Богом, изменить свою жизнь, и Бог продлит её, и даст исцеление.

Я выбрал этот путь – меняться и просить исцеления. Конечно, в одиночку ничего бы я не выпросил. Но помня слова Христа «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них», я обратился к близким, к общине своего прихода, к друзьям с просьбой молиться о моём исцелении. Одновременно принял решение отказаться от такой работы, которая делается только ради заработка. Искать то, что угодно Богу.

Кроме того, а точнее, в первую очередь, я стал часто причащаться, то есть соединяться в главном церковном таинстве со Христом, в Котором, как в Жизнодавце, надеялся почерпнуть силы. Просил о заступлении Пресвятую Богородицу. Наш киевский приход посвящён святому Киево-Печерской лавры врачу, преподобному Агапиту. С женой и семилетним сыном мы просили помощи Агапита, стоя на молебне возле его нетленных мощей в Ближних пещерах Лавры. Знаю и верю, что Господь, Богородица и печерские святые – Агапит, Дамиан-целебник, Пимен Многоболезненный – услышали нашу общую просьбу. Знаю, потому что выздоровление пошло быстро и несомненно. Не буду утомлять подробностями, скажу лишь, что буквально через три недели лечения услышал от профессора, меня лечившего, воодушевляющие слова. Больше того, мне показалось (и впечатление это укрепилось с годами), что такого эффекта никто не ожидал. И каждый раз, когда спустя год-другой я приходил показываться, то явно замечал, как удивлённо переглядываются врачи: смотри-ка, жив.

Словом, мы были услышаны. Потому что просили, искали, стучались. Но на этом моя личная история не заканчивается. Спустя год после того, как я узнал, что исцелился, тяжело заболела моя дочь. Здесь тоже воздержусь от подробностей, поскольку вспоминать об этом очень нелегко. Скажу лишь, что положение моей дочери после обследований, лечения, больниц было признано крайне тяжёлым. Медики стали готовить нас, родителей, к тому, что выздоровление может вообще не наступить. Что впереди у больной, которой тогда было двадцать четыре года, в лучшем случае жизнь на лекарствах. Что сделали мы с женой, нетрудно догадаться. У нас уже был опыт. «Излечивший тебя излечит и её», – сказала жена. И оказалась права. Но сначала были молитвы, паломничества по святым местам, решение дочери переменить жизнь, её отказ от брака с духовно чуждым человеком. Вот уже почти пять лет прошло с того дня, когда дочь вошла в мою комнату и сказала: «Папа, кажется, я выздоровела».

Я отнял так много времени у читателя ради одной мысли: наша Церковь, святое Евангелие говорят правду – мы можем и должны обращаться к Богу за помощью. И отдельный человек, и целый народ. И если мы хотим быть услышанными, путь один – меняться в свете заповедей Бога, отказаться от дел, мерзких в Его очах. Если идёт война и гибнут дети, прекратим убийства. Если мы поверили ложным вождям, остановимся, осудим себя и откажемся навсегда от лжи и дел зла. Это и есть настоящее покаяние.

Ведь народ Украины сегодня напоминает странного человека, который имеет сокровище – православную веру, тысячелетний опыт Церкви – и не только не обращается к нему, но и попирает ногами это сокровище, готов смеяться над ним, отказаться за ненадобностью. Ещё мы похожи на крайне нелогичного человека, который видит, что не может поднять камень и не зовёт сильнейшего себя на помощь. Не хочет даже слышать о том, что сильнейший существует.

И раз уж пошёл такой откровенный разговор, проговорю всё до конца. Самые важные вещи в жизни народа происходят не на саммитах и в овальных кабинетах. Они происходят там, где с просьбой и покаянием обращаются к Богу. Верю, если все мы, кто именует себя в опросах православными, соберёмся вокруг Чаши Христовой (а это собрание и есть Церковь) попросим мира, новых лидеров, наказания преступников – получим просимое. Вот почему так важно в наши дни беречь Церковь и веру православную. Откажемся от них, предадим, останемся в гордой иллюзии собственной уникальности и величия – не видать нам нормальной жизни. Будь мы хоть европейцами, хоть африканцами. Сохраним верность, признаем свою вину, откажемся от преступлений – увидим новую Украину. Знаю об этом не только из книг.

Ну а теперь, кто хочет смеяться, пожалуйста, смейтесь. Если получится.

Теги: Украина 
Рейтинг Ритма Евразии:
4
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2766