Что ждать от саммитов ШОС и БРИКС? Точка зрения казахстанских экспертов
07.07.2015 | Эдуард ПОЛЕТАЕВ | 08.01
A
A
A
Размер шрифта:

9 июля в Уфе состоится встреча глав государств ЕАЭС, ШОС (в Шанхайскую организацию сотрудничества входят Казахстан, Россия, Китай, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан) и БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР). Диалог лидеров запланирован в рамках саммитов ШОС и БРИКС, которые Российская Федерация как председатель в 2015 году проводит на своей территории. Саму по себе встречу лидеров трех очень непохожих, имеющих разные цели и задачи организаций можно считать знаковым событием. Тем более что в ходе саммитов ШОС и БРИКС могут быть приняты важные региональные и глобальные инициативы. Об их последствиях, в том числе и для Казахстана, говорили участники очередного заседания экспертного клуба «Мир Евразии».

Одно из ожиданий связано с созданием Банка развития БРИКС, который должен стать альтернативой Всемирному банку. Его капитал может составить 100 млрд. долларов, пул валютных резервов запланирован в таком же объеме. Кроме того, страны БРИКС в перспективе намерены отказаться от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей SWIFT – по данному вопросу будут проводиться консультации. Речь идет о постепенном отказе от доллара в рамках торгово-экономических отношений крупнейших стран мира.

«Все-таки однополярный мир рано или поздно обрушится, – говорит генеральный директор консалтинговой компании «Алмагест» Айдархан Кусаинов. – Все это понимают, в том числе американские силы, и по большому счету идет обсуждение того, как это произойдет. В любом случае новая геополитическая, геоэкономическая ситуация будет, и дискуссия проходит только в формате «как». В этой связи БРИКС – это некий клуб, альтернатива G7, чтобы не по одному ходить, чтобы Россия выступала не одна за всех. Это возможность сесть за стол переговоров».

Казахстану стоит уделять БРИКС пристальное внимание, несмотря на то, что республика не входит в данное объединение. Недаром эти пять государств стали обозначать новым термином – «восходящие державы» вместо «стран третьего мира». В них проживает более 40% населения Земли, они обладают богатыми недрами (РФ и ЮАР), дешевыми интеллектуальными ресурсами (Индия), мощными производственными площадками (Китай) и развитым сельскохозяйственным производством (Бразилия).

С двумя членами БРИКС, своими соседями – Россией и Китаем, Казахстан сотрудничает и на двусторонней основе, и в рамках интеграционных объединений. Однако вполне можно укрепить дальнейшее взаимодействие с Индией, Бразилией и Южно-Африканской Республикой. Тем более что в некоторых сферах контакты уже есть.

«Возможно, будет усиливаться кооперация с Бразилией и Южной Африкой. У нас с ними небольшой товарооборот. Хотя, если мне не изменяет память, в прошлом году «Казахстан инжиниринг» подписал контракт о сборке южноафриканских БТР на нашей площадке. Ну а что касается Бразилии, то, кроме поставок замороженного мяса и самолетов «Эмбрайер», пока трудно что-то сказать. А вот Индия представляется очень интересным игроком, с которым стоит взаимодействовать, – говорит независимый аналитик Сергей Домнин. – Обычно, когда мы сопоставляем темпы и размеры, то делим российские показатели на 10 и получаем какую-то цифру. Если пользоваться таким подходом, у Казахстана кооперация с Индией выше (товарооборот в 1,43 млрд. долларов), чем у России (9,5 млрд.). Пока это в основном поставки углеводородов и очень небольшой импорт в РК обработанной продукции, в основном медикаментов. Но, надо сказать, что такая ситуация наблюдается у многих стран, торгующих с Индией. По данным ВТО, средняя импортная пошлина в Индии равна 48,6%, на сельхозпродукцию – 113,1%, на неаграрные продукты – 34,5%. Это один из самых высоких барьеров, а Индия – одна из самых жестких протекционистских стран. Для примера: в Казахстане средняя импортная пошлина – 9,5%, на аграрную продукцию – 13,4%, неаграрную – 8,8%».

Участники заседания – Сергей Домнин (справа) и Владислав Юрицын

Из-за жесткого протекционизма на рынке Индии слабо представлены производители других стран, поэтому конкуренция там небольшая. Между тем Индия проявляет интерес к ЕАЭС. В рамках прошедшего Санкт-Петербургского международного экономического форума учредили совместную исследовательскую группу по созданию зоны свободной торговли (ЗСТ) с Индией.

«Режим ЗСТ предусматривает по большому ряду позиций обнуление либо снижение ставок, – продолжает С. Домнин. – Для казахстанских производителей с нашими мизерными по меркам развивающихся стран импортными тарифами это будет не столь чувствительно. Гораздо более комфортно себя почувствуют наши экспортеры, когда индийцы обнулят или снизят значения каких-то ставок пусть даже до 20%. В таком случае двухмиллиардный рынок Индии для нас представляет огромный интерес. Всего 2% такого рынка – это кусок, тождественный рынку Алматы. Например, мы могли бы поставлять туда зерно, продукцию животноводства».

Стоит также отметить, что Индия, наряду с Пакистаном, могут вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества. И это один из заметных пунктов повестки саммита ШОС. Еще одна важная инициатива – принятие стратегии организации, рассчитанной до 2025 года.

- Если говорить о ШОС, то, безусловно, организация свое изначальное предназначение выполнила (демаркация и делимитация границ между постсоветскими государствами и КНР. – Ред.). Хотя с Таджикистаном пограничный вопрос был полностью решен только в 2011 году, – объяснил, почему так важно наполнить ШОС новым смыслом, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарев. – В настоящее время стоит вопрос о расширении состава членов организации за счет стран-наблюдателей в лице Индии, Пакистана, Монголии и Ирана. Правда, пока непонятно, примут их сюда или нет. Но самое главное, что Китай запустил свой проект «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП) и плюс к этому занят созданием Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Как известно, президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин в мае договорились о сближении ЕАЭС и ЭПШП. Так что ШОС вполне может стать площадкой, в рамках которой будет обеспечено это сближение».

К слову, Китай уже давно ратует за то, чтобы ШОС, которая сегодня занимается вопросами обеспечения безопасности в Центральной Азии, сменила приоритеты. По словам Евгения Пастухова, эксперта Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК, Пекин уже на раннем этапе деятельности ШОС предлагал сделать экономику главным направлением. Причина тому – стремительный экономический рост и долговременные геостратегические интересы этой страны.

Евгений Пастухов

«В 2004 году на совещании глав правительств в Бишкеке премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао прямо заявил, что «самое важное для ШОС – это экономика». Тогда же был утвержден план мероприятий по реализации программы многостороннего торгово-экономического сотрудничества, включающий более 100 конкретных проектов. Так стали проявляться разногласия между Москвой и Пекином относительно роли и места ШОС в регионе. В России явно опасаются, что экономическое доминирование Китая может вылиться в геополитическое влияние. Это особенно заметно на фоне того, что Пекин предпринимает усилия по укреплению «китайской составляющей» не только в ШОС, но и на глобальном экономическом уровне – китайскими кредитами активно пользуются в странах Латинской Америки, Африки, Европейского союза. КНР также считается одним из важнейших кредиторов американской экономики», – рассказал Е. Пастухов.

Для продвижения своей идеи Китай предложил создать Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, а в разгар экономического кризиса действовавший тогда председатель КНР Ху Цзиньтао говорил о создании Фонда развития ШОС, который мог бы помочь преодолеть кризисные явления в экономиках стран-членов. Кроме того, в 2011 году на юбилейном саммите ШОС в Астане Ху Цзиньтао сообщил, что его страна предоставила центральноазиатским государствам-участникам организации более 12 млрд. долларов льготных кредитов.

И все же об экономическом сотрудничестве в рамках ШОС будут говорить часто, как и о военно-политической составляющей. Именно такие предложения, скорее всего, будут включены в проект стратегии ШОС до 2025 года. Поддержат ли их центральноазиатские партнеры? Об этом мы узнаем в ходе июльских саммитов в Уфе. Тогда же, благодаря встрече лидеров ЕАЭС, ШОС и БРИКС, станут известны мотивы и возможности сближения трех объединений.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1254