Индустриальные парки Евразии: отсутствие конкретики отталкивает инвесторов
13.07.2015 | Алексей ЧИЧКИН | 00.17
A
A
A
Размер шрифта:

Индустриализация экономики России остается в числе стратегических задач. Тем более она актуальна в связи с усилением западных санкций с середины июня с.г. Но количество создаваемых в стране индустриальных парков (ИП), в отличие от ИП в других сооснователях Евразийского союза – Белоруссии и Казахстане, не всегда сопровождается детальной проработкой промышленных проектов, предлагаемых инвесторам в упомянутых парках. И складывается впечатление, что регионы РФ конкурируют друг с другом по количеству объявляемых индустриальных парков, чтобы, ввиду дефицита местных бюджетов, получить дополнительную финансовую господдержку (она предусмотрена в рамках ИП). Поэтому количество российских ИП растет быстрее, чем реальная отдача от них.

Такие оценки прозвучали на Шестом международном форуме «Индустриальные парки России-2015», состоявшемся 2-3 июля с.г. в Москве и организованном Ассоциацией индустриальных парков при поддержке Сбербанка России и Министерства промышленности и торговли РФ.

Эксперты отмечали, что даже проработанные «парковые» проекты зачастую не сопровождаются надлежащим развитием транспортной, энергетической и/или коммунально-бытовой инфраструктуры. Потому что среди российских партнеров – в отличие от казахстанских или белорусских – преобладает убеждение, что, поскольку зарубежные инвесторы хотят вкладываться в конкретные проекты, они «всё остальное сделают сами».

Скажем, создаваемый индустриальный парк в Буденновске (на востоке Ставрополья), специализирующийся на нефтегазохимии, имеет «тупиковое» транспортное обеспечение, поскольку к востоку и северу от Буденновска по сей день нет железных дорог, выводящих к близлежащим российским портам на Каспии и в Поволжский экономический район. Всего это не более 140 км, но еще с 1960-х трижды откладывалось строительство железных дорог в эти порты и в Поволжье. Нет ясности в этих вопросах и сегодня, хотя в нефтегазохимической продукции Буденновска заинтересованы и соседние Казахстан, Азербайджан, не говоря уже о близлежащих регионах РФ.

Многие российские компании весьма торжественно, если не гламурно, презентуют проекты ИП. Но при этом не уточняется, какие конкретно отрасли в этих парках планируется развивать, каков возможный рынок сбыта их продукции, каков требуемый объем прямых капвложений в соответствующие отрасли и т.п. Дескать, приходите и развивайте здесь всё что угодно...

Такой подход едва ли привлекателен для российских или зарубежных инвесторов. Поэтому многие презентации такого рода остаются лишь в буклетах и на красочно оформленных географических картах. Между тем, как отмечалось на форуме, индустриальные парки, например, в Саудовской Аравии и Кувейте, в КНР и на Тайване, в Южной Корее и ЮАР, Австралии и Малайзии, Катаре и Бразилии, ОАЭ и Израиле, Иране и Уругвае создавались и создаются под конкретные промышленные проекты, рассчитанные на внутренний и/или внешний рынок. Этот опыт активно применяется, как отмечено на форуме, при создании и развитии ИП в других ведущих странах ЕАЭС – Белоруссии и Казахстане. А также в Туркменистане, Узбекистане, Азербайджане. Поэтому иностранные инвестиции в ИП означенных стран растут быстрее, чем в ИП в России.

Индустриальные парки Евразии

В то же время создание российских ИП было рассчитано в основном на иностранных инвесторов, но в связи с санкциями и их усилением крупных иновложений в российские ИП – в отличие от белорусских или казахстанских – пока не предвидится. Такафуми Накаи, глава представительства Японской ассоциации по торговле с Россией и экс-СССР, отметил, что «усиление санкций ещё более затрудняет прямое инвестирование в российские промышленные проекты. Но, наряду с этим фактором, в РФ очень трудно найти местных партнеров, которые выпускают запчасти или комплектующие качества, соответствующего запчастям/комплектующим, поставляемым «головной» иностранной фирмой. Проблемы в этой сфере возникают и в том случае, когда иностранный партнер передаёт всю необходимую документацию по этим изделиям российскому предприятию, обеспечивает его специалистами, оборудованием и т.п.».

В такой ситуации, по мнению Т. Накаи, «головному» инвестору приходится буквально всё завозить с нуля, а это увеличивает не только затраты по инвестированию, но и транспортные расходы ввиду российской географии. А в целом количество ИП в РФ уже должно переходить в их качество. Схожие оценки высказали глава представительства Конфедерации промышленников Турции в РФ Али Тырнава, директор Британско-Российской торговой палаты Алан Томпсон.

Инвесторов озадачивает, по мнению участников форума, и «сверхнестабильный» валютный курс рубля, что затрудняет планирование объемов производства, сбыта, объектов закупок оборудования, сырья, расходов на зарплаты и т.п. Плюс к тому невыгодные для товаропроизводителей условия кредитования со стороны российских банков: последнее тем более затрудняет создание реальных ИП ввиду почти полного закрытия для РФ западных финансовых рынков.  Что же касается надежд на другие зарубежные рынки кредитования, то, во-первых, большинство из них не могут проводить самостоятельную политику, будучи прямо или косвенно связаны с финансовыми рынками Запада. А во-вторых, «незападные» кредитные институты финансируют в любой стране, как правило, конкретные производственные/инфраструктурные проекты, досконально проработанные и обязательно учитывающие в этих проектах интересы страны/банка, к которым апеллируют «нуждающиеся» в кредитах или инвестициях.

При этом отмечалось, что в Казахстане и многих других странах экс-СССР колебания курсов нацвалют в сравнении с РФ менее значительные, что привлекательно для инвесторов и в целом для местных производственных отраслей.  

Тем временем в 2014-2015 гг. доминирующая часть иностранных капиталовложений в РФ (свыше 70%), по данным международной «WOC-reseach», приходится на нефтегазовые регионы. А для экспорта в РФ этих вложений используются зарубежные территории США и стран ЕС (например, Пуэрто-Рико, Восточное Самоа, Виргинские, Каймановы, Фарерские, Нормандские о-ва, Гибралтар, французские Гвиана и Новая Каледония, голландский о. Аруба, испанские анклавы в Марокко). Причем они не входят в состав таможенных территорий стран-метрополий. 

 Для западных кредитов/инвестиций в РФ используются и их реэкспорт через другие страны ЕАЭС, а также финансовые структуры, расположенные за пределами стран НАТО, Евросоюза и за пределами других стран-участниц антироссийских санкций.

Словом, российская экономика по-прежнему «притягивает» западных инвесторов. Но... Основные получатели этих «вливаний» в РФ – нефтегазовые Тюменский, Ямало-Ненецкий регионы, Ханты-Мансийский нацокруг, о. Сахалин. По данным WOC, «данные показывают, что, несмотря на санкции, остаются прежними главные отраслевые векторы зарубежных, особенно западных инвестиционных интересов в России».

Вот и получается, что реиндустриализация страны – реализация высокотехнологичных проектов и, соответственно, реальная отдача от индустриальных парков РФ – не может зависеть только от иностранных инвесторов или кредиторов. Решающую роль в этом векторе развития, как показывает мировой опыт, играет государственная финансово-экономическая политика, да и политика национального бизнеса в стране, всё более нуждающейся в реиндустриализации.

________________________

Фото – http://www.indparks.ru/press/news/1933/; http://expert.ru/expert/2012/19/territorii-rosta/media/140690/

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1205