Зачем Турция созывает всемирный конгресс крымских татар?
15.07.2015 | Владислав МАКАРОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

В турецкой столице с 31 июля по 2 августа 2015 г. пройдет II Всемирный конгресс крымских татар, в котором планируется участие представителей крымско-татарских общественных и политических организаций, творческих союзов, неправительственных фондов и СМИ из Румынии, Болгарии, России, Польши и других стран. Приглашены также первые лица Украины и целый ряд высокопоставленных руководителей Турции – от президента Реджепа Тайипа Эрдогана  до премьер-министра Ахмета Давутоглу и министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу.

Антироссийский характер планируемого действа очевиден. Этого не скрывают и организаторы конгресса, подчеркивая в СМИ, что приглашаться на мероприятия будут те организации, которые признают «меджлис» крымско-татарского народа под руководством Рефата Чубарова, который не имеет официальной регистрации в Минюсте РФ.

Напомним, Р. Чубаров – сменщик Мустафы Джемилева, многолетнего руководителя «меджлиса», хотя эту организацию можно смело называть общим детищем Чубарова и Джемилева. За долгие годы руководства организацией они пеклись не о благе крымских татар, а о собственном положении, предлагая свои политические услуги мировым тяжеловесам в лице Соединенных Штатов и Европейского союза. Вместо того чтобы заниматься разрешением социальных проблем в крымско-татарской среде, они искусственно политизировали крымско-татарский вопрос, делая свой народ заложником политических игрищ Брюсселя и Вашингтона.

Ими был подобран соответствующий пантеон крымско-татарских героев (как правило, это коллаборационисты времен Великой Отечественной войны), которых выдавали за всеобщий образец крымско-татарского патриотизма. Если творчество какого-нибудь крымско-татарского деятеля не вписывалось в понимание Джемилева и Чубарова, они запросто его купировали.

Например, в их изложении просветитель XIX в. Исмаил Гаспринский был лишен пророссийских взглядов, хотя именно этими взглядами он и отличался, призывая тюркские народы к «нравственному обрусению». А диссидент  и правозащитник советский генерал Петр Григоренко, отстаивавший права крымских татар из-за рубежа, якобы никогда не  произносил фразы: «Я не могу представить, чтобы мои дети воевали против России». По мнению Джемилева и Чубарова, об этой явно невыигрышной для русофобов фразе крымским татарам знать не следует.

Сегодня крымские татары живут в иных геополитических условиях. На Украине произошел государственный переворот, Киевом была развязана война в Донбассе, а Крым воссоединился с Россией, тем самым избежав участи Донбасса. Население Крыма, в том числе крымские татары, живет теперь под сенью российских законов, пренебрежение которыми недопустимо, какими бы заботами о преодолении преступлений советской власти в отношении крымско-татарского народа оно ни обосновывалось «меджлисом». 

К новым геополитическим условиям приходится привыкать и Турции, покровительствовавшей крымским татарам на протяжении всей украинской самостийности, которая демонстрировала все признаки политической рахитичности. Теперь задача по консолидации крымских татар под антироссийскими лозунгами усложнилась.

Анкара вынуждена менять формат отношений с крымско-татарской диаспорой и крымскими татарами в Крыму. Понимают это и в «меджлисе». После того как в российском Крыму он утратил юридический статус и не дублирует больше функции регионального правительства, как это было в украинском Крыму, финансовое благополучие членов этого непризнанного органа полностью зависит от иностранных спонсоров, прежде всего Турции. Добиваясь средств, Джемилев пугает Анкару перспективой размещения в Крыму российских ядерных ракет, которые-де направлены в сторону турецкого берега. Боится отставной глава «меджлиса» оказаться окончательно забытым и ненужным. 

Для полноты картины надо понимать, что линия противостояния Турции и России проходит сегодня не столько в Крыму, сколько в Сирии. Москва, оставаясь верной букве и духу международного права, считает неприемлемой практику свержения законного правительства Башара Асада руками исламских экстремистов. Турция же считает это не только допустимым, но и необходимым. У нее свой взгляд на переустройство Ближнего Востока, и стабильная Сирия, у которой партнерские отношения с Россией, туркам не нужна.

О роли Анкары в снабжении оружием, амуницией и кадрами террористических группировок, воюющих против сирийских войск, известно давно. Антироссийские нотки в голосе турецкой дипломатии взыграли после того, как ни Турции, ни ее западным союзникам не удалось уговорить Владимира Путина сдать Б. Асада.

Крым для Турции – это точка давления на Россию. Поэтому турецкий МИД уже пригрозил, что учредит неофициальную миссию для мониторинга нарушений прав человека в Крыму. А раз миссия будет неофициальной, то и нарушение прав крымских татар она может усмотреть в чем угодно. Нет сомнений, что даже самые мелкие недоработки российских властей будут раздуты ею до размеров масштабного наступления на демократию.

Турции, ЕС и США важно не допустить консолидации крымско-татарского общества на платформе российского патриотизма. Для этого они пытаются расколоть крымско-татарское движение, создав его альтернативные полюса за рубежом – в Турции, США, Польше и других странах. Кому-то может показаться необычным, но крымско-татарскую тематику периодически затрагивают польские политические активисты.

Польские татары – потомки золотоордынцев, призванных на службу польскими королями в далеком XV в. Генетически только часть из них являются  крымскими татарами, а ментально – практически никто. Большинство польских татар исповедует католичество, носят польские имена и полонизированные фамилии и в Крыму никогда не бывали. Тем не менее в стране действуют организации польских татар. Негласным законодателем политических мод среди них является проф. Селим Хазбиевич – известный польский политолог и политический публицист татарского происхождения, хороший знакомый Джемилева. С. Хазбиевич старается придать  крымско-татарской тематике в Польше дополнительный импульс, и, когда на это есть спрос в высших эшелонах польской власти, ему это удается.

В интересах Анкары создать подобные площадки в других странах, где присутствует крымско-татарская диаспора, – Румынии, Болгарии. В т.ч. и в России, где в роли «несломленного оппозиционера» выступает зампредседателя «меджлиса» гражданин России Ильми Умеров.

Последний рассказывал журналистам, что кричал «Слава Украине!», когда Киев перекрывал поставки электричества в Крым, и называл предателями крымско-татарских активистов, не видевших для Крыма будущего в составе Украины, после того как там к власти пришли неонацисты.

После того как Джемилеву и Чубарову запрещен въезд на территорию России, их «знамя» в Крыму подхватил бывший глава Бахчисарайской районной государственной (украинской) администрации Умеров 

И. Умерова пригласили принять участие в конгрессе в Анкаре, и он уже успел создать вокруг себя атмосферу мученичества, заявив, что неизвестно, не подвергнется ли он репрессиям со стороны российских властей, когда вернется с конгресса. Он не скрывает, что цель подконтрольного Турции крыла крымско-татарского движения – перенести акценты в «защите» крымских татар за пределы Крыма. И неформальной структурой, способной это сделать, будет предстоящий Всемирный конгресс крымских татар и его институты.

­_________________________

Фото – http://youngukraine.net/ukraine/2247-glavoy-medzhlisa-stanet-ilmi-umerov-dzhemilev.html

Теги: Крым  Турция  
Рейтинг Ритма Евразии:
3
3
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:4971